• Экспертиза
  • От застройщика
  • Строительство
  • Аренда
  • Деньги
  • Интерьер, дизайн, ремонт
  • Офтоп
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ /

Часто можно услышать, что проектированием домов занимаются люди, которые умеют создавать лишь красивую картинку без понятия о том, насколько комфортно будет жить человеку в таком жилье. Нам представился случай побывать в гостях у белорусского архитектора Андрея Зайцева и посмотреть, в каком доме он живет, какие в нем планировка и интерьер. А еще мы поговорили с ним о том, сколько человеку нужно «квадратов» для полного счастья, есть ли у белорусов чувство меры.

В своей среде

Минский архитектор Андрей Зайцев живет за городом, в деревне Шубники возле Заславля. Его дом не новострой: новоселье здесь справили 10 лет назад. Хозяин уверяет: снаружи и внутри за это время практически ничего не изменилось.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Дом Андрея в застройке не выглядит самым современным и оригинальным — особенно на фоне коттеджей с новомодной дорогой отделкой и броской архитектурой. Впечатление от него можно описать такими словами, как «достоинство», «уверенность», «основательность», «самодостаточность» и «уместность».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В проект Андрей вложил свои представления о белорусской архитектуре в контексте современного времени: архитектура, основанная на культурных традициях, устойчивых этических и эстетических принципах.

Отсюда и ассоциации со шляхетским маентком: подъездная дорожка-брукованка, колонны, скатная крыша с серой фальцевой кровлей, простая деревянная обшивка фасада.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Я по образованию архитектор, и для меня понятие среды, в которой я живу, имеет ключевое значение — наша страна, наши культурные и социальные особенности, энергетика, — говорит Андрей. — У меня были бабушки и дедушки, в детстве я проходил курс деревни, воспитывался в серебрянковском микрорайоне в пятиэтажках. Поэтому к этапу строительства своего дома я пришел с многогранным пониманием среды, в которой мы находимся.

Стройка началась в 2007 году. На тот момент место было еще не застроено — это был практически хутор с видом на поля.

— Я начинал строить с нуля, без копейки в карманах, — рассказывает Андрей. — Но, как бывает в этой жизни и как показывает опыт, для серьезной идеи всегда находятся средства для ее воплощения. Так и у меня пошел бизнес, появились хорошие заказы.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Мастерская и автонавес

В строительстве, отделке и интерьере архитектор использовал материалы и элементы, присущие традиционным белорусским домам — никаких итальянских плиток, без импортных привнесений.

Фасад, например, обшит обыкновенной белорусской сосной. Правда, без немецкой пропитки не обошлось: благодаря ей дерево не гниет. Но раз в пять лет фасад нужно обновлять.

— Все не может быть всегда идеальным, как и человек не может быть постоянно восемнадцатилетним, — рассуждает Андрей. — Конструкции стареют, покрываются налетом, мхом, но это все прекрасно. Так же как виски, который со временем приобретает цвет и нужный вкус.

«Это не стоит дорого»

Планировка в доме анфиладная — здесь нет коридоров, помещения следуют одно за другим: прихожая, кухня-столовая с выходом на мощенную камнем террасу, далее — гостиная с камином, рабочий кабинет и лестница на второй этаж. Верхний уровень — небольшой кинозал, спальни, ванная. Также в доме есть техпомещение в цокольном этаже. Впрочем, вернемся ко входу и расскажем обо всем подробнее.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В прихожей вместо традиционной плитки — шлифованный бетон с большим контуром валуна по центру. Подобный срез валуна можно увидеть и у входа в дом. Андрей говорит, что специально искал мастера, который пилит камни на пластины.

— Обычно из валунов сначала делают кубики, потому что камень природной формы трудно зафиксировать и распилить, — рассказывает он. — И вот нашел одного мастера, который пилит валуны как есть. Я у него купил сразу несколько таких спилов.

Дальше была задачка для строителей — в нужном месте установить спил валуна и залить бетоном с вкраплением небольших камней. В финале прошлись шлифовальной машиной.

— В Беларуси издавна применяли так называемую изюмную кладку, состоящую из валунов и маленьких камешков вокруг, — объясняет Андрей. — То есть это тоже из нашей среды.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В интерьере использовались работы белорусских мастеров-керамистов и художников. При этом дом не стал любительским филиалом краеведческого музея — панно из керамики ручной работы, декор из плетеной соломы, гончарные изделия, льняные рушники с белорусским орнаментом органично вписались в обстановку.

— Это все доступно, не стоит баснословных денег, и это делают наши белорусские мастера, — говорит Андрей. — Такие вещи формируют нашу среду, в которой мы живем.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Пожалуй, единственный импортный элемент — фасады кухни. Их привезли из Бельгии. Андрею понравилась фактура колотого дубового шпона, а у нас такого никто не делал. Впрочем, бельгийский дуб мирно сосуществует с керамическими кувшинами, которые архитектор привез из деревни Городной (место издавна славилось своим гончарным производством, здесь существует единственная в Беларуси гончарная школа. — Прим. REALTY.TUT.BY).

— Я успел привезти настоящую керамику старых мастеров — на тот момент там в живых оставалось всего два мастера в возрасте за 80 лет, — рассказывает Андрей.

В распоряжении владельцев есть собственная спа-зона в составе дома — настоящая баня на дровах с небольшим бассейном-купелью.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
В бане использовался декор из керамики ручной работы

Удивил нас материал отделки стен и потолка в столовой и прихожей. Оказалось, что это вовсе не обои с тканевой фактурой, как нам поначалу показалось, а самое настоящее полотно из льна.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Мне пришлось решать, как дешево сделать отделку стен, — говорит Андрей. — В итоге нашел такой вариант — тонкая льняная подкладочная ткань. Она стоит совершенно не дорого, клеится на обойный клей. Строители, которые привыкли к работе с традиционными обоями, возмущались, но все равно поклеили, нашли способ. За 10 лет ничего не отвалилось.

В гостиной стены отделаны еще более бюджетно:

— Когда у меня к концу строительства заканчивались деньги, я придумал, как отделать керамзитобетонные блоки стен: перетереть их тонким слоем клея и покрасить. Получилась такая вот неровная фактура с проступающей кладкой.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В гостиной львиную долю внимания входящего забирает открытый камин-очаг. Это не заводской вариант: основание и топка отлиты, как говорит Андрей, «врукопашную» из бетона в один прием.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

На второй этаж ведет монолитная лестница с деревянной отделкой. Там находится небольшое пространство для просмотра кино, несколько спален, постирочная и ванная.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Собственный музей

Андрей по крупицам собирает то, что осталось от того, что называют нашим историческим наследием. В его «запаснике» можно найти фрагменты свидетельств разных эпох: плитка, старые кирпичи, плинфы (тонкий обожженный кирпич). В интерьере много отреставрированных вещей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Этот стол на террасе, за которым мы любим пить кофе, нашли выброшенным, «больным» и никому не нужным, — рассказывает Андрей. — Теперь никто и не догадается, как он выглядел: с инвентарным номером, обклеенный бумагой, с кнопками — состояние жуткое было. Я сошлифовал верхний отшелушившийся слой шпона, покрыл в четыре слоя «ремерсом», и он еще послужит.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Буфет, он же винный шкаф в гостиной, тоже мог оказаться на свалке.

— Нашему знакомому он был не нужен, обошелся в бутылку белого вина, — говорит Андрей. — Он был в неплохом состоянии. Правда, родные стекла мы успешно разбили при перевозке. Можно было бы купить обычное стекло в магазине, но оно не такое, как делали раньше. Нужно было стекло, которое выпускалось по старой технологии. Его нашел на стройке в старом городе: строители на объектах реконструкции не видят ценности старых вещей. Рама, старая, довоенная, красивая, а он — шарарах ее в мусорку!

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Обратите внимание на необычный формат межкомнатных дверей — высокие, со стеклянными фрамугами над проемами

В рабочем кабинете, который при необходимости отделяется от гостиной ширмой, находится настоящий раритет — диван, которому уже больше ста лет. Андрей говорит, что это единственный сохранившийся элемент из отцовского дома с глубокого Полесья.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Успел спасти, перед тем как приехал бульдозер и все спихнул в яму.

У светильника над входом в подвал тоже интересная история. В свое время Андрей был главным архитектором реконструкции драмтеатра белорусской армии в Доме офицеров. На тот момент оригинальные интерьеры были утрачены. Было решено воссоздать лангбардовские интерьеры по чертежам. Когда дело дошло до светильников, выяснилось, что они пропали.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Я облазил все закутки и наконец добрался до каморки электрика на третьем уровне подвала, — рассказывает Андрей. — И над входом, в грязи, в паутине, висел искомый светильник, с настоящими плафонами. С него сняли слепки, сделали стекло. Теперь точные копии висят в Доме офицеров.

«Не нужно придумывать велосипед»

По мнению Андрея, региональных особенностей, которые могли бы говорить о чертах национальной современной архитектуры, фактически нет.

— На данном историческом этапе мы просто компилируем цитаты из пространства — здесь нам нравится скандинавская архитектура, здесь испанская, здесь нас привлекают золотые купола с восточной стороны, где-то у нас постмодернизм в ярких цветах, — говорит он. — С моей точки зрения, современной белорусской архитектуре ближе всего социальный и эмоциональный аспекты, которые необходимы для этического воспитания человека. Эстетика в архитектуре — это уже второе. Главное — этика. Архитектуру можно рассматривать как способ выражения и воспитания человека: его можно как унизить, так и возвысить, сделать спокойным или взбудоражить. С помощью архитектуры мы формируем среду, в которой и живем. У белорусов такие понятия, как достоинство, самоуважение, внутренняя свобода, только сейчас формируются.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Разговор с архитектором плавно перетек к обсуждению современной частной застройки.

— Что в ней хорошо, так это то, что она существует и люди поддерживают какой-то минимальный порядок. Люди хотят жить в такой среде, уезжают из городов. Что расстраивает, так это отсутствие трезвого регулирования этой застройки.

— И что еще нужно отрегулировать?

— Нам не надо изобретать велосипед: есть громадный мировой опыт по регулированию индивидуальной застройки. За границей человек получает участок со всеми коммуникациями, с дорогой и определенным регламентом — условиями, в которых сказано, какой должен быть цвет, форма, масштаб. Вплоть до определенных типовых проектов, по которым разрешается строить. Почему у нас это не применяется? Думаю, это связано с экономикой, потому что государство не может обеспечить районы застройки всей необходимой инфраструктурой до того, как люди начнут строиться.

За границей, если человек хочет построить дом по очень индивидуальному проекту, он покупает много земли вне типовой застройки. Хорошая идея — это избавило бы застройку от разнокалиберных строений. Вот живой пример: раньше вокруг моего дома ничего не было — это был почти хутор. Но прошло 10 лет, и среда изменилась. Соседний участок продали, и на нем вырос огромный дом, обращенный к нашему участку глухой стеной. Согласитесь, на 15 сотках такие строения выглядят странно.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

У нас, к сожалению, главные архитекторы при исполкомах не имеют права голоса. Какие они могут привносить предложения и как регулировать застройку, если в их обязанности входит проверять, не вышел ли домовладелец за красные линии? Никто не смотрит, какая там среда, будет ли проект соответствовать масштабу.

Сколько «квадратов» нужно белорусу?

Андрей говорит, что у каждого свое понятие квадратного метра: кому-то достаточно 35 «квадратов», а другому и тысячи мало.

— Я проектировал несколько больших домов. Один владелец до сих пор не может придумать, что ему делать с его семью сотнями «квадратов».

— У белорусов нет чувства меры?

— Не буду заниматься статистикой, но скажу, что у людей, которые привыкли жить ниже среднего уровня, в определенных жестких рамках начиная с Советского Союза, чувство меры было придавленным. Даже при наличии достатка многих устраивала тесная квартира.

С другой стороны, у людей, которые выходят на хороший уровень достатка, когда разворачивается их бизнес, мера тоже отсутствует. Строят тысячу «квадратов» и не могут придумать, что с ними делать. Это безмерное ощущение реальности, человек не может ухватить ощущение внутреннего комфорта, понять, что ему нужно.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Беседка с бетонными колонами. Здесь мы обнаруживаем настоящую русскую печь, которую можно встретить в любом деревенском доме

Есть люди, которые пытаются посчитать все до миллиметра: здесь будет аквариум, здесь будет сидеть кошка, а еще у меня двое детей и так далее. То есть человек хочет построить дом, который будет законченной картиной его жизни. Дом нужно видеть как средство понимания мира. Это грубейшая этическая ошибка.

Мы рассуждали на эти темы с коллегой Сергеем Кравченко и в итоге решили создать творческий тандем «Мера». Название говорит само за себя: это и масштаб, и этика, и философия, и эстетика. Человек должен выбрать для себя меру понимания вещей, и с этой задачей мы помогаем ему справиться. Важно при этом не навязывать ни в коем случае свою меру.

-10%
-25%
-50%
-20%
-15%
-15%
-10%
-10%
-20%
-20%
-40%
-20%
0069757
реклама