102 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  2. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  3. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  4. Витеблянину с онкозаболеванием за насилие над милиционерами дали 3,5 года колонии
  5. «Личная инфляция»: лекарства и отдельные продукты в феврале подешевели, но в целом цены растут
  6. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  7. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  8. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  9. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  10. Тихановский о приговорах журналистам и активистам: Ложь и несправедливость порождают озлобленность
  11. «Жесточайшим образом останавливать». Чиновники взялись за аптеки, которые подняли цены из-за НДС
  12. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино
  13. Суды над журналистами, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  14. «Желающих помочь белорусам в их „хлопотном дельце“ много». Чем заняты «Народные посольства» за границей
  15. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  16. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  17. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  18. В Новогрудке кто-то расстрелял из пневматики собаку. Пес умер, волонтеры обратились в милицию
  19. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  20. МВД добилось своего: свидетели по административным делам могут настаивать на закрытых судах
  21. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  22. Лукашенко — главе КГК: Необходимо ввести ответственность и для тех, кто берет в конвертах деньги
  23. Экс-президента Франции Саркози признали виновным в коррупции и приговорили к тюремному заключению
  24. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  25. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  26. Виктор Лукашенко стал генерал-майором запаса
  27. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  28. Приход весны, борьба с частниками и акции солидарности. Что происходило в Беларуси 1 марта
  29. Читаете канал «Советская Белоруссия»? Говорим с его автором (нет, это не то же самое, что газета)
  30. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям


/ Фото: из архива Оксаны /

Что выбрать: жить одной с тремя детьми в деревне в доме, требующем капитального ремонта? Или переехать с мужем в Польшу и быть уверенной в завтрашнем дне? Витеблянка Оксана выбрала непопулярный путь, но о своем решении не жалеет. Какие мотивы двигали ею и какие преимущества жизни в белорусский деревне по сравнению с городом и другой страной она видит — в материале REALTY.TUT.BY.

Фото: архив Оксаны

Оксане — 39, у нее трое детей: 13 лет, 4 года, младшему — 4 месяца. У женщины два высших образования, одно из них — педагогическое. Детство и большую часть жизни прожила в Витебске в обычной городской квартире.

— Я была стандартным асфальтным ребенком, который приезжал в деревню к бабушке только на выходные. Никакого отношения к земле никогда не имела. Периодически нас с братьями и сестрами, конечно, заставляли грядки полоть, и это не вызывало восторга. Всегда старались слинять с такой работы.

Уже будучи взрослой, Оксана все еще не знала, что такое лопата и грабли. А теперь она — деревенский житель, который о городе и слышать ничего не хочет.

Открыла студию пилонного спорта. И — уехала в деревню

Городская жизнь у Оксаны не была рутинной. Помимо работы по специальности она находила интересные для себя занятия. Сначала увлеклась восточными танцами.

— А потом я настолько серьезно увлеклась пилонным спортом, что решила рискнуть и открыть свою студию. Это был 2011 год: в стране кризис, зарплаты резко упали, доллар рухнул. А у меня не было сбережений и клиентуры.

Но Оксане удалось не только открыть студию, но и позже переехать в другое помещение и расшириться. Дела шли в гору: клиентская база росла, а участники студии на конкурсах и фестивалях стали получать призовые места.

— Потом появился интерес к йоге. Я обучилась на инструктора, и первой в Витебске получила сертификат на проведение занятий по воздушной йоге. А потом стала погружаться в йогатерапию и поступила в Институт восточных методов реабилитации в Питере на йогатерапевта.

Но в один момент жизнь Оксаны неожиданно и круто изменилась. В 2013 году у нее умерла бабушка. Она оставила внучке дом в деревне Подберезье в 10 километрах от Витебска.

Фото: архив Оксаны

— У меня тогда было стрессовое состояние. Я поехала в тот дом, а там — так хорошо, так тихо. Постепенно наводила в нем порядок и одновременно восстанавливалась после такой сильной утраты. И через какое-то время — даже не заметила, как это произошло — наступило единение с домом и жизнью в деревне.

Собиралась переехать с мужем в Польшу, но осталась в деревне

Оксана вышла замуж, когда поселилась в деревне. С супругом осталась жить в бабушкином доме. Говорит: с мужем прекрасно ладили, поддерживали друг друга в творческих начинаниях.

— Но ему никогда не была близка жизнь в деревне. Он старался, но однажды понял, что хочет уехать. Он талантливый, работал видеографом. Чтобы реализовать себя, переехал в Польшу.

Поначалу Оксана хотела поехать за ним: учила польский и ждала, когда муж обустроится на новом месте и потом заберет семью.

Фото: архив Оксаны

— Я готовилась, но мне было настолько плохо внутренне. Я не могла себя до конца убедить, что мне это нужно, что я этого действительно хочу. Уговаривала себя, что да, там материальное положение лучше, там быстрее заработаю на учебу в Питере, смогу открыть студию и работать.

Оксана уговаривала себя долго. Но поняла, что не уговорит. И предложила мужу развод.

— Понимала, что он сюда категорически не хочет. Это не его, здесь ему некомфортно, здесь он не найдет себя, не сможет реализовать свой потенциал.

Так Оксана осталась в Беларуси. С детьми и в доме, который на тот момент находился в аварийном состоянии. А из-за развода и финансовых трудностей на какое-то время пришлось оставить учебу.

Оказалась в доме без отопления, с крышей в аварийном состоянии

Дом представлял собой деревянный сруб 1963 года постройки площадью чуть более 40 «квадратов». Канализации не было, газа тоже.

— Отопление было печное. В доме стояло две печки. Когда приехала, не умела ими пользоваться. Перетопила, и печи вышли из строя. Тогда сделала газовое отопление.

Еще к дому подвели воду — водоснабжение в деревне централизованное. А вот канализации пока нет: здесь пользуются биотуалетом, а вода из раковины через шланг уходит на улицу.

Фото: архив Оксаны

Дом немного расширили: сделали пристройку, и сейчас его общая площадь составляет 59 квадратных метров.

В год развода в доме зимой случилась авария. По словам Оксаны, в котле упало давление, после чего он перестал греть и все трубы и батареи замерзли, а потом лопнули.

Фото: архив Оксаны

— Я осталась в доме без отопления, крыша была в аварийном состоянии. Но я решила — беру ответственность на себя и остаюсь. Были холод, финансовая необеспеченность. Но я понимала, что выстою.

Овладела бензопилой, дрелью, перфоратором, болгаркой, бензобуром, электролобзиком

Лишних денег в семье не было, ремонт пришлось делать своими силами. В доме сыпался потолок, его нужно было реставрировать.

— Когда позвонила специалистам и спросила, сколько это будет стоить, мне назвали цену, равную стоимости пилы. Я подумала, что пила мне еще пригодится. Тогда сама сделала демонтаж крыши, сорвала доски, убрала керамзит и опилки, которые были внутри. Сама сняла пол.

Оксана признается: поначалу заниматься такими работами было страшно. Но потом появился адреналин.

Фото: архив Оксаны
Дрова Оксана тоже пилит сама

Со временем Оксана купила болгарку, дрель, бензопилу, шуруповерт, перфоратор, электролобзик и научилась ими пользоваться. А еще брала в аренду электробур. И хочет купить сварочный аппарат.

— Ремонт в доме сделала практически полностью сама. Единственное — сосед помог выставить по уровню доски пола. Я научилась шпатлевать, красить и получаю от этого искреннее удовольствие. Так не теряешь интереса к жизни.

Фото: архив Оксаны

О прелестях жизни в деревне

Деревня Подберезье небольшая, но постепенно расстраивается — сельсовет активно выделяет участки.

К тому же место это вполне развитое. Здесь есть магазин, раз в неделю вывозят мусор. В километре — остановка городского автобуса и маршрутки.

Фото: архив Оксаны

Старший ребенок Оксаны с нынешнего учебного года ходит в местную школу в седьмой класс. До этого учился в Витебске в гимназии. Но сейчас там была бы вторая смена, и ребенку пришлось бы возвращаться из города на автобусе, который отправляется в 22.00. А машины в семье нет.

Вопросы медицины тоже решаемы: Оксана и дети обслуживаются в городской поликлинике.

Фото: архив Оксаны

Обустройство быта — это хорошо. Но главное — это ощущение жизни в деревне. Оксана рассказывает, что поняла это, когда попала сюда.

— В городе мы оторваны от ощущения жизни. Мы не успеваем это все наблюдать. Здесь же утром выходишь, становишься босыми ногами, встречаешь рассвет, делаешь глубокий вдох — есть ощущение, что ты живая частичка. Здесь видишь, что посадил зерно, зерно через какое-то время дает всходы. Здесь никогда ничего не застывает, что-то постоянно меняется. Даже каждый день пахнет по-новому: какая-то трава распустилась, и завтра запах уже не тот, что был вчера.

Фото: архив Оксаны

Оксана говорит, что гнаться за материальными благами теперь противоречит ее убеждениям. Она признается: многие крутят пальцем у виска и не понимают. Иногда и у нее самой возникают сомнения. Но в деревне «силы автоматически появляются, их дает земля».

— Ты выходишь на улицу, дышишь, работаешь, физически становишься намного здоровее. Какая-то работа есть постоянно. То веточки надо подгрести, то траву покосить, то деревья обрезать, то еще что-то. Работаешь на улице и дышишь, кислород транспортируется к клеткам ткани — ты становишься здоровее.

Фото: архив Оксаны

О мечте и глобальных целях

Во время второго декретного отпуска Оксана увлеклась шитьем. Начала шить для детей, потом появились заказы.

— Я все просчитала и решила: надо создать марку. Понимаю, что рынок перенасыщен, у меня нет швейного образования, нет денег, нет возможностей для получения кредита. Но я решила поставить цель — развить бизнес и обеспечить финансовую стабильность. Все ради того, чтобы снова открыть студию йоги с уклоном в йогатерапию и закончить учебу в Питере.

Фото: архив Оксаны

Чтобы не отойти от поставленной цели, Оксана зарегистрировала торговый знак — так не будет повода свернуть назад. Также она наладила связи с поставщиками, закупила оборудование, заключила договор аренды на торговую точку.

— Теперь мне надо найти кредит и развить это дело. Хочу вывести его на всебелорусский уровень. Потому что, если ставить цель, то ставить большую.

Вы тоже переехали из города в деревню? Как сложилась ваша жизнь в деревне? Оправдались ли ожидания? Нет ли разочарования и неожиданных минусов? Расскажите свою историю — станьте героем REALTY.TUT.BY. Присылайте свои письма по адресу sm_o@tutby.com.

А, быть может, вы под одной крышей живете с тещей или свекровью? Как у вас налажен быт и как складываются отношения между разными поколениями? Возможно, ваша история для кого-то окажется примером умения быть гибким, ценить стариков и находить решения в непростых житейских ситуациях в тесном пространстве. Напишите нам!

-5%
-70%
-5%
-45%
-40%
-40%
-40%
-40%
-40%
-20%
-25%
реклама