102 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Тихановский о приговорах журналистам и активистам: Ложь и несправедливость порождают озлобленность
  2. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  3. «Личная инфляция»: лекарства и отдельные продукты в феврале подешевели, но в целом цены растут
  4. Витеблянину с онкозаболеванием за насилие над милиционерами дали 3,5 года колонии
  5. Суды над журналистами, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  6. «Желающих помочь белорусам в их „хлопотном дельце“ много». Чем заняты «Народные посольства» за границей
  7. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  8. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  9. МВД добилось своего: свидетели по административным делам могут настаивать на закрытых судах
  10. Виктор Лукашенко стал генерал-майором запаса
  11. Экс-президента Франции Саркози признали виновным в коррупции и приговорили к тюремному заключению
  12. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  13. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  14. «Жесточайшим образом останавливать». Чиновники взялись за аптеки, которые подняли цены из-за НДС
  15. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  16. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  17. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  18. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  19. Приход весны, борьба с частниками и акции солидарности. Что происходило в Беларуси 1 марта
  20. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  21. В Новогрудке кто-то расстрелял из пневматики собаку. Пес умер, волонтеры обратились в милицию
  22. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  23. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  24. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино
  25. Читаете канал «Советская Белоруссия»? Говорим с его автором (нет, это не то же самое, что газета)
  26. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  27. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  28. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  29. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  30. Лукашенко — главе КГК: Необходимо ввести ответственность и для тех, кто берет в конвертах деньги


/

Горожане все чаще стали искать уединения вдали от Минска: обживают старые деревенские дома, строят полноценные коттеджи на дачных участках. И в этом году желающих переселиться за МКАД из-за коронавируса стало еще больше. Мы решили вспомнить истории минчан, которые променяли свои квартиры на дачно-сельскую местность.

Дача-усадьба Людмилы

До садового товарищества за Курганом Славы, в котором обосновалась Людмила, добраться несложно: от Минска все время по хорошей трассе и лишь пару километров по сносной грунтовке. Потом еще немного по улице, где рядом стоят коттеджи, старые щитовые домики и даже вагончики с надписью «Не ломайте, уже все украли».

Десять лет назад это был необжитый, с зарослями золотарника участок с новым домиком для сезонного проживания.

За это время семья здесь все изменила, и теперь это скорее загородная усадьба, чем просто дача.

— Мы здесь по полгода жили, — говорит Людмила. — Всегда было весело и многолюдно. Когда же встал вопрос с отдельным жильем для детей, то я решила, что буду жить здесь, а в минской квартире — дети.

Стены дома были сложены из бруса, поэтому их утеплили, фасад обшили имитацией бруса. Появилась просторная крытая терраса. Чердак утеплили, и теперь там одна большая «детская» комната — там живут дети и внуки Людмилы. Два года назад сделали винтовую лестницу под заказ.

Как раз в товариществе провели газ, и был решен вопрос с отоплением.

— Тарифы на электроэнергию и газ у нас высокие, но дом небольшой, поэтому сильно по карману не бьет. Зимой на отопление уходит порядка 300 кубов газа. Наверняка можно было бы и меньше сжигать, но для этого нужно дополнительно утеплить пол: он холодный. Чтобы его утеплить, нужно разбирать, но пока не хочется — поэтому большие теплопотери и приходится платить больше за газ.

Вода в СТ только сезонная, поэтому пришлось делать скважину. Так как поселок стоит на горке, до первого водного горизонта пришлось пробурить около 80 метров. Это было недешево, зато вопрос с водопроводом тоже был закрыт. Канализация же здесь самая простая, из двух колодцев по несколько колец, но с учетом местных песчаных почв заполняться они не успевают.

— Раньше меня на дачу подвозили дети, но это было не совсем удобно ни мне, ни им. Поэтому в свои 50 лет пошла в автошколу. Отучилась и теперь ни от кого не завишу. В таких делах я руководствуюсь принципом «лучше жалеть о сделанном, чем о несделанном».

Дача, почти Минск

Трудно в это поверить, но от момента покупки участка до заселения в новый дом на 100 «квадратов» прошло всего три месяца.

Роман — бывший военный, служил в войсках РВСН в Речице. После перебрался в Минск. Своей квартиры не было: денег от продажи квартиры в Речице хватило бы разве что на коридор с кухней в Шабанах. Поэтому почти 20 лет мыкался с семьей по съемным. И вот в прошлом году он решил, что пора обзавестись собственными квадратными метрами.

Подвернулся вариант: в продаже появился участок, 10 соток, в садовом товариществе Боровая-2. Это практически Минск, рядом транспортная инфраструктура, остановка. Стоил он 22 тысячи долларов.

Имея на руках около 50 тысяч долларов, решили покупать участок и строить свой дом. Роман говорит, что до этого изучал вопрос, как и из чего строиться: на одной из строительных выставок он обратил внимание на дома из СИП-панелей, приценился.

Из них он самостоятельно построил дом на 100 «квадратов». Правда, имеющейся суммы на отделку не хватило: много денег ушло на подготовку участка, который оказался заболоченным (уже на метровой глубине начинает проступать вода).

И тем не менее семья Романа осталась довольна своим выбором, дом обжит, по комфорту не уступает городской квартире, до Минска — рукой подать.

Дом Ольги за 16 тысяч долларов

Однажды минчанка Ольга решила, что ей нужна дача. И она построила небольшой, но очень эффектный дом в садовом товариществе в 20 километрах от Минска. Он строился с таким расчетом, чтобы в нем можно было и зимовать — уж очень хозяйке нравится ее дача и она не хотела лишать себя возможности приезжать сюда зимой.

Проект ее дома очень многим читателям пришелся по вкусу: он очень прост в реализации, бюджет строительства включая мебель, — всего 16 тысяч долларов. Размеры его идеальны для молодой семейной пары — всего 36 «квадратов».

Внутреннее пространство по изначальному проекту делилось на несколько помещений перегородками и имело стандартные потолки.

— В последний момент остановилась: стоп, я же мечтала о студии, общем пространстве и высоких потолках, — говорит Ольга. — Поэтому «снесла» в своем чертежике лишнюю стену и потолок.

Зонируется же общее помещение передвижной перегородкой, которая крепится к балке специальным механизмом для амбарных дверей — при необходимости ее можно сдвинуть в сторону.

Историю Ольги можно считать вдохновляющей: хрупкая девушка не побоялась «нырнуть» в мужскую сферу деятельности и добилась потрясающего результата.

Современная архитектура для СТ

Минчане стали чаще покупать участки в садовых товариществах для строительства полноценного загородного жилья. Этот тренд появился из-за стоимости земельных участков под Минском — никаких коммуникаций и дорог, а цены на аукционах взлетают порой до 100 тысяч долларов.

Владельцы этого новостроя, похоже, исходили из соображений, что лучше сэкономить на покупке участка в СТ, но больше потратить на современную архитектуру. Дом и в самом деле сильно отличается на фоне окружающих его дач, но мы надеемся, что домов с хорошей архитектурой здесь будет больше, а садовые товарищества со временем превратятся в полноценную застройку частных домов.

Если говорить о стоимости такого дома, то владельцу удалось вписаться в довольно скромный бюджет из расчета 700 долларов за квадратный метр. И это со всеми коммуникациями, инженерными сетями, дорогими окнами и почти готовой отделкой.

Дом моряка

Сюжет этой дачной истории кому-то покажется странным: минчанин Виктор еще при Союзе уезжает в Мурманск, оканчивает мореходку, женится, растит двоих детей, потом возвращается в свою квартиру в Минске. Позже покупает участок в садовом товариществе и здесь «бросает якорь» — теперь он с семьей живет на даче постоянно.

Дом находится практически на въезде в большое садовое товарищество рядом со Смолевичами. Он небольшой — всего 70 м², в один этаж, с уютной террасой на заднем дворе.

Дом строился по каркасной технологии: Виктор по работе часто бывает в Норвегии и заметил, что там, в суровом климате, все дома каркасные.

Дом построили быстро: в апреле купили участок, а уже в июле можно было въезжать. Без мебели он обошелся в 36 тысяч долларов. В эту стоимость входит ленточный фундамент, теплые стены (200 мм утеплителя), кровля из битумной черепицы, фасад и внутренняя отделка из имитации бруса.

Из коммуникаций на участке есть только электричество. Но этого оказалось достаточно, чтобы сделать проживание на даче таким же комфортным, как и в минской квартире.

Канализацию сделали автономную, септики разместили у границы участка, чтобы был удобный подъезд для ассенизаторской машины. Пробурили свою скважину для воды.

Отопление же — от электричества: в комнатах стоят инфракрасные настенные обогреватели. За год нагорает 9−10 тысяч кВт. Это количество электроэнергии уходит не только на отопление: есть еще два бойлера горячей воды, кондиционеры, рекуператоры, электроплита, бытовые приборы, скважина, летом еще и бассейн. В среднем Владимир платит 120 рублей в месяц и считает, что это недорого.

Виктор говорит, что с каждым годом все больше появляется домов, в которых люди живут постоянно. Причем новые дома строят уже по-другому, сразу с расчетом на то, что их можно будет использовать и зимой.

Минск — Белокорец

Бросить бизнес, квартиру в Минске, чтобы уехать в деревню и начать все с чистого листа? Вероятно, многие скажут, что это блажь несусветная. Но Татьяна и Дмитрий Щеголевы это сделали: уехали из большого города, купили хороший дом на берегу Ислочи, принимают гостей и устраивают им заплывы на байдарках. И самое важное — они абсолютно счастливы здесь и сейчас.

В Белокорце они уже шесть лет живут. И зимой, и летом. Хозяйка усадьбы говорит, что жизнь здесь протекает интересней, чем в городе.

В Минске у супругов есть квартира, и семья может в любой момент вернуться в город. Однако возвращаться никто не собирается.

— Я люблю свою квартиру, но это все равно четыре стены и потолок, — говорит Татьяна. — Выйти во двор с ребенком и собаками — это целая спецоперация. Тут же дверь открыл — и все на свободе: собаки себе, ребенок себе — босой, мурзатый, счастливый. Современных детей нужно обязательно привозить в деревню, на природу, показывать им, что есть другой отдых и другая жизнь.

Тайвань — Яцково

Леша и Юля могли бы и сейчас жить на Тайване, и мы бы о них ничего не знали. Но в один из отпусков ребята приехали в Беларусь. Решение возвращаться на родину уже было принято, но нужно было решить, как дальше жить. За границей они смогли накопить сумму, которой бы хватило на квартиру в Минске.

— Рассуждали так: если купим квартиру, то ничего не изменится, опять включимся в гонку по зарабатыванию денег на ремонты, — говорит Леша. — Второй вариант показался более жизненным: уехать в деревню и построить свой дом.

Так они и осели в деревне Яцково на краю Налибокской пущи.

— Мы были в легкой эйфории, казалось, что сейчас все быстро сделаем и заживем, — рассказывает Юля. — Леша, пока еще мы были на Тайване, раз пять мысленно построил этот дом. Проект купил, изучал технологию, ежедневно просматривал YouTube, форумы.

— Я никогда ничего тяжелее мышки в руках не держал, но дом построил сам на 90%, — говорит он. — Почему каркасник? Потому что его можно построить самому. В каркасной технологии нет ничего тяжелого: собрал стену из дерева — и поставил.

Леша считает, что люди зря гнобят каркасники. За четыре года нареканий нет: нигде не продувает, не гниет и не потеет. Дом получился очень теплый: первую зиму (с морозами под минус 30) ребята прожили без отопления. Достаточно было тепловой пушки и электронагревателя. Сейчас в котельной стоит твердотопливный котел.

В деревне ребята живут с 2015 года и, похоже, уезжать в город не собираются.

Хотел дачу, а получился дом

Александр в 2006 году купил себе под Минском участок в СТ «Птичь». Использовать его планировал по назначению — как место отдыха на природе летом. Но 5 лет назад планы поменялись: он стал одним из первых в садовом товариществе, кто решил здесь жить постоянно.

Началом стала покупка старого сруба. Его он нашел в деревне всего за 300 долларов — столько стоил дом лесника. Дом разобрали, перевезли на участок, собрали на готовом фундаменте и накрыли крышей. На этом этапе строительство заморозили до 2014 года. Когда в поселок пришел газ, стройка ускорилась, и через год Александр праздновал новоселье.

Чтобы использовать дом для постоянного проживания, сруб был утеплен каменной ватой и зашит ОСП (ориентированно-стружечная плита). Окончательный вид фасад получил после отделки стен декоративной штукатуркой — теперь и не скажешь, что перед нами деревянный дом.

Верх дома получился больше нижнего этажа за счет выступающей части над крыльцом — эта часть оформлена в виде треугольника со скатами до земли — что-то похожее Александр видел в Германии, и ему такая архитектура понравилась.

В поселке сейчас 203 дома. Александр говорит, что с каждым годом людей, остающихся здесь на ПМЖ, становится больше.

— Сейчас это около 50 семей, остальные наездами или в процессе строительства, — говорит он. — В этом году в связи с коронавирусом добавилось еще около десяти семей, оставшихся на зиму.

Участки активно покупаются под строительство загородных домов. Жители поселка — люди активные, прогрессивные, средний возраст 35−45 лет. Люди вкладывают деньги в строительство не только своих домов, но и в улучшение инфраструктуры.

Садовое товарищество по развитию инфраструктуры теперь не уступает коттеджным поселкам: есть газ, центральный водопровод из собственной скважины, протянули оптоволокно. Рядом есть остановка маршруток, магазин в пяти минутах на машине в соседней деревне.

-5%
-15%
-20%
-10%
-25%
-10%
-20%
-30%
-57%
-10%
-10%
-20%
-50%
реклама