• Экспертиза
  • От застройщика
  • Строительство
  • Аренда
  • Деньги
  • Интерьер, дизайн, ремонт
  • Офтоп
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ Фото: Глеб Малофеев /

«Мы ничего ни у кого не просим — сами решаем свои вопросы с газом, водой и дорогами», — говорит герой нашей статьи Александр о том, как минчане обустраивают жизнь за городом. В его поселке люди к обустройству подходят обстоятельно: за свой счет обнесли территорию забором, установили на въезде шлагбаум, есть видеонаблюдение. Инфраструктура не хуже, чем в закрытых элитных поселках, но речь идет об обыкновенном садовом товариществе «Птичь» в Дзержинском районе, где еще недавно можно было купить участок всего за 500 долларов. Заехали посмотреть, как дачи превращаются в комфортное место для постоянного проживания.

Хотел дачу, а получился дом

Александр — владелец инжиниринговой компании, занимающейся сервисным обслуживанием и монтажом отопительного оборудования. Из Минска в садовое товарищество в 16 километрах от МКАД он перебрался пять лет назад и стал одним из первых, кто решил здесь жить постоянно.

— Покупался участок в 2006-м году, — рассказывает он. — Это был просто кусок поля с лесом возле деревни Перхурово. Изначально в планах было построить дачу: приезжать в сезон из города по выходным. Рассчитывать на что-то большее не позволяла инфраструктура: дорог нет, из коммуникаций — только электричество.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Началом стала покупка старого сруба. Его он нашел в деревне всего за 300 долларов — столько стоил дом лесника. Он был крепким, срубленным по всем правилам: нижние венцы из дуба, остальные из сосны, не знавшей подсочки.

Дом разобрали, перевезли на участок, собрали на готовом фундаменте и накрыли крышей. На этом этапе строительство заморозили до 2014 года. Потом дело пошло быстрее: уже через год Александр праздновал новоселье.

— Сруб был небольшим по размерам, и его площади для семьи было явно недостаточно, — рассказывает он. — Поэтому решил его расширить за счет дополнительной площади мансардного этажа. Старую крышу над срубом разобрал и сделал новую стропильную систему, с утеплением. Верх дома получился больше нижнего этажа за счет выступающей части над крыльцом — эта часть оформлена в виде треугольника со скатами до земли. Что-то похожее я видел в Германии, мне понравилась такая архитектура.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
В «кукушке» удалось разместить кабинет, который можно использовать и как спальню. Общая площадь дома получилась 100 м²

Стоит сказать, что планы на участок к 2014 году изменились: Александр решил, что пора переезжать из города. К этому времени в СТ протянули газ, поселок стал активно застраиваться.

Чтобы использовать дом для постоянного проживания, сруб был утеплен каменной ватой и зашит ОСП (ориентированно-стружечная плита). Окончательный вид фасад получил после отделки стен декоративной штукатуркой — теперь и не скажешь, что перед нами деревянный дом.

— Кровля у меня из ондулина, — рассказывает Александр. — Его пришлось специально заказывать из Франции: у нас ондулин черного цвета не продавался, только красный или зеленый.

Дом с «кухней-котельной»

На первом этаже львиную долю площади занимает гостиная, отделенная от кухни барной стойкой. Оставшиеся квадраты разделили между собой прихожая, санузел и ванная комната.

— Домик небольшой, и места для топочной в нем уже не нашлось, — рассказывает Александр. — Можно было сделать ее в виде пристройки, но я решил проблему по-другому. Газовый котел я установил прямо на кухне.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
Александр и его спутница Юлия

И в самом деле, то, что фотограф воспринял как холодильник с магнитиками, на самом деле является конденсационным котлом (Bosch серии Condens 5000 FM). Это очень компактное решение: места занимает меньше, чем тот же холодильник, при этом справляется со всеми поставленными задачами (обогревает дом, греет воду). При этом работает исключительно тихо, что важно для жилых помещений.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

У него два теплообменника — один греет теплоноситель системы отопления, второй готовит горячую воду. В отличие от привычных бойлеров косвенного нагрева, в нем нет теплообменника в виде спирали. Нагрев воды происходит в отдельном пластинчатом теплообменнике большой мощности, далее насос нагнетает горячую воду в бак на 70 литров, который находится в нижней части модуля. Проще говоря, в режиме "горячая вода" котел работает как проточный водонагреватель, но за счет более производительного пластинчатого теплообменника он быстрее, чем спираль бака, а запас 70 литров горячей воды позволяет покрыть любые запросы. Александр говорит, что еще не было случая, чтобы для большой компании, которая использует воду друг за другом, ее не хватило в душе.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Александр рассказывает, что кухонная мебель проектировалась и изготавливалась с учетом размеров и размещения котла. Поэтому мы не сразу поняли, где прячутся все остальные части отопительного оборудования.

Насосные группы и гребенки теплого пола, радиаторов, гидрострелка расположены в кухонном ящике. Из необычного оборудования — нейтрализатор конденсата. Это такая пластиковая коробка с двумя шлангами. Конденсат появляется во время работы котла (на это он и конденсационный).

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

— Конденсат имеет кислотную среду, поэтому в канализацию напрямую его сливать нельзя, у меня за очистку стоков отвечает биологическая станция очистки, — объясняет Александр. — И если в нее будет попадать кислота, то погибнут бактерии в ней. Конденсат проходит через нейтрализатор (та самая коробка), в которой находятся специальные гранулы. На выходе получаем нейтральную или щелочную сточную воду, аналогичную той, что образуется после стирки белья с порошком или мытья рук с мылом. По регламенту гранулы нужно менять раз в год, но я делаю это реже. Периодически проверяю выходящую из нейтрализатора жидкость на кислотность, и если она в норме, то зачем менять гранулы? Мешок гранул стоит недешево — около 130 евро.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Работой котла управляет специальный блок управления, который ориентируется на заданную температуру и показания уличного датчика. Поэтому в доме не бывает скачков температуры.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

На втором этаже в комнатах установлены радиаторы отопления с цифровыми программаторами. Можно выставить любую комфортную температуру.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

— В отличие от обыкновенных газовых котлов, конденсационный потребляет меньше газа на 20−30%, — говорит Александр. — С учетом того, что у нас «дачный» тариф, который в 4 раза выше, чем в населенных пунктах, экономия существенная. В самые лютые морозы сжигаем 300−350 кубов газа. И это при температуре в доме +23 градуса.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Если не знать, что дом деревянный, то внутри об этом ничто не подскажет: стены ровные, на них венецианка, обои, плитка — ни одного намека на сруб домика лесника.

— Стены выровнял, как и снаружи, плитами ОСП, — говорит владелец. — Но от старого дома кое-что все же есть: балки оставил в интерьере. Пространство между ними — натяжной потолок.

Зону кухни от гостиной отделяет широкая барная стойка с «кастомным» светильником. Она служит местом для завтрака и для дружеских посиделок за игрой в покер.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Уехал из города насовсем

Переселение в свой дом для Александра не было прихотью горожанина что-то поменять хоть не на долго. Это было взвешенное решение жить за городом.

— Когда я жил в городе, то после работы что делать? — говорит он. — Ну в магазин сходишь, по району прогуляться. А если непогода? Диван, телевизор, интернет. А здесь всегда есть чем заняться, есть работа, и она мне приносит удовольствие. Мне приятно траву покосить, что-то обустроить самому. Или придумать себе развлечение — что-то сделать своими руками. Например, мебель из поддонов для террасы делал по вечерам. Здесь не надо искать, как в городе, где поставить машину: своя парковка во дворе. Приятно прогуляться по поселку, в поле, по лесу. Плюс такие маленькие радости, как кофе на террасе под пение птиц. И здесь реально по-другому дышится.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
Рабочий кабинет на втором этаже

Хозяин дома много времени уделяет благоустройству участка. Например, сам построил забор. Он не совсем обычный: зашивка деревянным штакетом, а столбы — габионные.

— Их тоже сам сделал: купил сетку для габионов, заказал машину гранитного щебня фракции 40×70 мм. Установил сетку, внутрь засыпал гравий — своими руками перетаскал 3,5 тонны камней. Физически это тяжело, но результат мне нравится.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Камни для цветника собирал по полям. Видишь камень — в кузов. Из них вот сложил такую декоративную стеночку. Стоит даже без раствора.

В планах у Александра построить баню, террасу с барбекю и хозблок под одной крышей. Фундамент уже готов.

Уроки самоуправления

В поселке сейчас 203 дома. Александр говорит, что с каждым годом людей, остающихся здесь на ПМЖ, становится больше.

— Сейчас это около 50 семей, остальные наездами или в процессе строительства, — говорит он. — В этом году в связи с коронавирусом добавилось еще около десяти семей, оставшихся на зиму.

Садовое товарищество по развитию инфраструктуры теперь не уступает коттеджным поселкам: есть газ, центральный водопровод из собственной скважины, протянули оптоволокно. Рядом есть остановка маршруток, магазин в пяти минутах на машине в соседней деревне.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
Нависающий мансардный этаж позволил обустроить у входа небольшую террасу

Александр говорит, что в самом начале, когда здесь только создавалось СТ, земля была очень дешевой — 500−1000 долларов. Потом земля стала дорожать: лет 5 назад участки продавали за 2−5 тысяч долларов. Теперь же голый участок в 10−12 соток стоит около 15−20 тысяч долларов.

Цена оправдана: в товариществе теперь есть все для комфортной жизни. Минус тут один — здесь нельзя прописаться. Врача на дачу, конечно, не вызовешь, но скорая из Дзержинска приедет (из Минска ближе, но СТ находится в Дзержинском районе). Вопрос со школами и детским садиками тоже решаем: Минск рядом, школы есть и в соседних деревнях.

— Надо понимать, что у нас мало осталось чисто дачников-садоводов, — говорит Александр. — Участки активно покупаются под строительство загородных домов. Жители поселка — люди активные, прогрессивные, средний возраст 35−45 лет. Люди вкладывают деньги в строительство не только своих домов, но и в улучшение инфраструктуры. Мы ничего ни у кого не просим, делаем все сами.

В СТ есть председатель, уполномоченные, «счетная палата». Решения принимаются на общем собрании: жители выносят разные вопросы, собираются и голосуют.

— Сейчас в связи с коронавирусом внедрили электронную систему голосования, чтобы не собираться, — рассказывает Александр. — Обычно озвучивается предложение, описывается, что нужно сделать и сколько нужно затратить денег. Общим голосованием принимается решение по выполнению поставленной задачи.

Последний раз мы голосовали за усовершенствование электроснабжения поселка путем замены КТП (комплектная трансформаторная подстанция) на более мощную, — рассказывает Александр. — У нас электросети были рассчитаны как для садового товарищества с сезонными домиками — на каждый выделялось по 2−3 кВт мощности. Понятно, что тем домохозяйствам, которые в итоге появились, этого недостаточно. Если каждый включит электрочайник, то нынешняя КТП не выдержит. Поэтому мы хотим ее модернизировать. На дороги собираются между собой соседи — делают определенный участок за свои средства. Мы, например, сделали 700 метров с соседями. Скинулись, пригласили подрядную организацию, которая сделала подушку и засыпала асфальтной крошкой. Теперь приятно гулять. Централизованно сделать все дороги пока сложно: у нас протяженность всех улиц с переулками около 5 километров. Не у всех есть деньги, кто-то говорит, что у него нет машины.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Такой способ самоуправления приносит свои плоды. В СТ регулярно приезжают мусоровозы Remondis, причем есть раздельный сбор мусора. За общие деньги поселок по периметру обнесен забором, на въезде — шлагбаум, на улицах видеонаблюдение. Эти меры безопасности оградили жителей поселка от воровства: до этого во многих домах пропадали электро- и бензоинструменты.

Сообща в поселке не только насущные вопросы решают: люди перезнакомились, вместе встречают праздники.

— На Новый год все, кто тут живет постоянно, собираются на въезде в поселок, ставим в поле большой салют, закупаем шампанское, мандарины и там веселимся.

-15%
-30%
-20%
-8%
-12%
-34%
-30%
-80%
-25%
-50%
-12%
0072916
реклама