• Экспертиза
  • От застройщика
  • Строительство
  • Аренда
  • Деньги
  • Интерьер, дизайн, ремонт
  • Офтоп
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

«Такое соседство мешало нам всегда», — говорит жительница довоенного дома на улице Фабрициуса напротив Октябрьского РУВД Минска. Во дворе управления после выборов избивали задержанных участников протестов. Сюда также привозили журналистов «для проверки» документов, а потом закрывали на сутки. Но если бы не такое соседство, то мы бы вряд ли узнали об этом доме, хоть у него и богатая по минским меркам история. Кто тут жил во время войны, какие здесь планировки квартир и почему местные считают свой дом образцовым — читайте в нашем репортаже.

Дом на Фабрициуса, 11, внешне не особо примечателен. Видно, что относительно недавно здесь был капремонт, во время которого здание обшили «шубой», после чего оно потеряло внешнюю индивидуальность. Однако дом может похвастаться богатой историей.

«Во время войны тут жили немцы»

Доподлинно неизвестно, когда здание было построено. По некоторым данным в 1936 году, по другим — в 1937-м или в 1939-м. А во время оккупации, по словам местного старожила Ларисы Александровны, в этом доме поселились немцы. «Наши жили в подвалах, в лучших номерах жили они», — уточняет женщина.

Краевед Павел Ростовцев тоже считает, что в доме тогда жили немцы, и показывает фото военных лет.

Фото предоставил Павел Ростовцев
Дома по Фабрициуса, 11 и 13. Фото предоставил Павел Ростовцев

— Это немецкий снимок, куда попали 13-й и 11-й дома. 13-й дом — это нынешний РНПЦ «Кардиология». На фоне домов стоят немцы. Обратите внимание: крестиком показано какое-то окошко. Немцы любили отмечать крестиками места, где они жили, и высылать себе на родину. Это типовая практика, не первую такую фотографию нахожу. Немцы явно бывали в 13-м доме, жили там, фото это подтверждает. Я почти уверен, что жили они и в 11-м. Не думаю, что они делали разницу между этими двумя домами. Для них это был один большой жилой квартал. Думаю, они его отдали под проживание своих солдат.

Наталья Александровна, которая тоже долго здесь живет, говорит, что после войны тут поселились уже младшие и старшие научные сотрудники, а сам дом относился к Министерству сельского хозяйства. «Хороший дом. Культурная была публика», — добавляет она.

Принадлежность дома к Министерству сельского хозяйства подтверждает и Павел Ростовцев.

— В документах за 1954 год есть приписка, что этот дом закреплен за Министерством земледелия. В Беларуси такого не было, был Минсельхоз. Но подтверждаю факт: здесь жили люди из Министерства сельского хозяйства БССР. По принадлежности БТИ относит дом к этому ведомству.

Соседи говорят, что в послевоенное время здесь были коммуналки. И даже в подвалах после войны тут жили люди.

— В каждой квартире жило по две семьи, — вспоминает Лариса Александровна. — Потом постепенно расселились. Теперь здесь шесть квартир в подъезде, по две на этаж.

Печное отопление и окна в ванных

Стены дома кирпичные, перекрытия деревянные. А когда Наталья Александровна после въезда делала тут ремонт, то обнаружила на стенах фрески.

— Мы сбивали со стен штукатурку, а под ней нашли старые фрески в виде орнаментов. Обоев раньше не было, и люди как-то хотели украсить свои жилища.

Лариса Александровна же рассказывает, что в доме изначально было печное отопление, а дрова хранили в сараях.

— Я когда выбросила печь из квартиры, то первая в доме сделала камин.

Еще из необычного здесь — окна в ванных комнатах. Говорят, их при капремонте хотели заложить, но жильцы начали возмущаться, и окна в итоге оставили.

Узкие окна — это окна в ванных

В квартирах — высокие потолки, но маленькие кухни. Есть по 6,5 «квадрата», но один из жильцов уверяет, что у него кухня и вовсе 4 «квадрата». Учитывая маленькую площадь санузлов, в такой квартире особо негде поставить стиральную машину.

Фото: gohome.by
Так выглядит планировка одной из квартир в доме. Фото: gohome.by

Зато в доме просторные подъезды и толстые стены. К тому же капремонт тут был даже несколько раз. Правда, последний раз, в 2002 году, по словам жильцов, «это была отмазка». Они показывают, где отвалилась штукатурка, где оказался «ужасным» проект реконструкции и где видны другие ляпы строителей.

«Соседство с РУВД мешало нам всегда»

Еще одна особенность этого дома — соседство с Октябрьским РУВД, которое находится напротив. И именно из одной из квартир этой трехэтажки сняли видео, как во внутреннем дворике РУВД избивают задержанных после выборов.

Здание РУВД — справа

Из своих окон жильцы этого дома также видели, как к воротам РУВД приходили журналисты с плакатами, чтобы поддержать коллег, которых задерживали прямо во время работы и привозили сюда «для проверки документов». И именно жильцы этого дома вместе с другими людьми по ночам приносили чай и сладости тем, кто часами дежурил у забора РУВД, чтобы встретить родных или попытаться узнать о судьбе задержанных.

—  Соседство с РУВД мешало нам всегда, — признается местная жительница. — Там и раньше было безобразие, а теперь — вообще. Мы выносим этим несчастным людям чай, кофе по ночам. Когда они тут стоят, мы не можем, у нас сердце разрывается.

Фото: TUT.BY

Другие соседи поддерживают: из-за автозаков, которые тут нередко ездят, шумно. А из-за яркого света прожекторов, которые ночью включают для освещения внутреннего дворика РУВД, в квартирах светло почти как днем.

— Спать невозможно, свет даже через шторы пробивает, — высказывает недовольство один из жильцов. — Машины и автозаки покоя не дают.

Но есть соседи, которые более лояльно относятся к ночному свету прожекторов.

Неудачное соседство с бизнес-центром

Да и в остальном дому не особо повезло с соседством. Помимо неудобств, которые создает РУВД, есть и неприятности, которые доставляет офисное здание по соседству — на Фабрициуса, 9. Этот небольшой бизнес-центр построили относительно недавно, и у жильцов дома по Фабрициуса, 11, сразу появились вопросы.

— Между организацией, которая построилась, и нашим домом был забор, — объясняет Наталья Александровна. — Начали строить это офисное здание, и им на время строительства администрация нашего района разрешила временно снести забор. Тут ходили большие машины, краны работали. Построили, про забор все забыли. Кроме того, «офисы» сдали свой крайний корпус под СТО, и СТО получило разрешение на выезд во двор. А СТО работает ненормированно, до 9 вечера, иногда и позже. Это постоянный стук, шум и скрип. Сколько боролись с этим СТО — все бесполезно!

Но больше всего жильцов возмущает то, что, по их словам, хозяева бизнес-центра хотят снести сараи во дворе дома под строительство парковки. Хотя, по словам соседей, изначально парковку должны были построить подземную, под бизнес-центром.

— Когда говорили, что сараи должны сносить под стоянку, у нас тут такая война шла! — эмоционально высказывается жительница дома Светлана Павловна, которая живет тут восемь лет. — Но мы, конечно, сопротивлялись, собирали подписи.

Ее сосед Александр, который тут родился и вырос, говорит, что благодаря борьбе за сараи их пока обещали не сносить. Наталья Александровна подтверждает: сейчас наступило примирение.

— Эта тяжба шла пять лет. Пять лет мы писали письма, чтобы нас оставили в покое. У нас ведь эти сараи по плану в ордерах вписаны. А нам говорили: будете свои машины ставить, когда мы будем уезжать.

Но борьба за машино-места на этом не закончилась. Жильцы рассказывают, что во время капремонта во дворе сделали дорогу на метр уже, чем по плану.

— Она должна была быть 5,5 метра шириной. Но сделали уже. Если сейчас поставить машину вдоль дороги, то скорая не проедет. А в доме живет много старых и больных людей. Думали поставить шлагбаум, но он стоит полторы тысячи евро — где пенсионерам взять такие деньги?

Но чтобы чужие машины не парковались во дворе, жильцы решили его озеленить.

— Машины заезжали прямо на траву, все было ими занято. Мы начали развивать зеленую зону. Теперь все поняли, что во дворе живут, что это все для жизни. Офисные не трогают нас, перестали машины ставить к нам во двор. Сейчас здесь приятно находиться.

«У нас образцовый дом»

Двор действительно очень приятный. Здесь аккуратно подстрижены кусты, прополоты клумбы, нигде не видно мусора. А еще здесь растут яблоня, смородина и малина, которые жильцы посадили сами.

— Женщины тут постоянно за цветами ухаживают. А я котиков подкармливаю, — говорит молодой человек, который здесь снимает квартиру.

— Никакой ЖЭС в этом не принимал участия. Все эти насаждения — жильцов, — говорит Лариса Александровна. — Когда я приехала, вот эти старые деревья были молодые, и я была молодая. Кусты все сами посадили, я тоже помогала. Силы были… В 75 лет я еще плавала в Босфоре.

А еще во дворе жильцы вывешивают белье: на первых этажах балконов с сушилками нет, поэтому веревки растянули на улице.

— И никто никогда ничего не заберет! — уверена Светлана Павловна.

Кроме того, жильцы сами подметают во дворе, потому что «на дворников надеяться нельзя».

Соседи, которые здесь вокруг наводят красоту, все знают друг друга. Многие прожили в этом доме всю жизнь. А Лариса Александровна — это женщина, при которой родились почти все нынешние жильцы. Она с гордостью рассказывает, что когда-то это был «дом образцового содержания». Об этом свидетельствовала табличка, которая раньше висела у первого подъезда.

— Здесь не было ни пьянок, ни драк. У нас образцовый дом!

-30%
-5%
-25%
-20%
-50%
-10%
-5%
-50%
-10%
0071757