176 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры


/

70-летний брестчанин Виктор Федорович Северин свою дачу любит. Построил он ее 35 лет назад на берегу обводного канала Брестской крепости. 20 соток земли на юге упираются в забор пункта пропуска на белорусско-польской границе, на севере — в дорогу к Холмским воротам Брестской крепости. Не сказать, что все 35 лет дачной жизни были для Виктора Федоровича счастливыми. Скорее наоборот. Земля плохая, вода в канале стоячая, карп не ловится, бобры яблони валят, птицы вишни клюют, пьяницы огороды топчут. Еще и нелегалы шастают. Такой себе дачный отдых. Но Виктор Федорович не жаловался. Благоустраивал участок, разводил кроликов, гонял птиц, бобров, алкашей и нелегалов. Последних сдавал пограничникам. В общем, 35 лет своей жизни отдал этим 20 соткам Виктор Федорович, а в мае получил предписание снести дачу и вернуть городу самовольно занятый еще при Союзе участок. Так что до сентября Виктор Федорович должен своими руками разрушить рай, который треть века создавал.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Дачу Виктора Федоровича можно рассмотреть на снимках со спутника, а вот по документам ее нет — и никогда не было. Участок пенсионера находится между крепостным проездом и республиканским пунктом таможенного оформления «Варшавский мост». Говорят, в 1960-е по этой дороге легковушки ездили в Польшу.

На участок Виктор Федорович добирается общественным транспортом. Маршрут у капитана запаса расписан по минутам. Ровно в 9.07 на улице «МОПРа» он садится в автобус маршрута № 17. Пять остановок спустя, в 9.18, Виктор Федорович приезжает на улицу Зубачева. Выходит на остановке напротив главного входа в Брестскую крепость и переходит через реку Мухавец по подвесному мосту. Затем пенсионер идет вдоль обводного канала и к 9.40 подходит к перекрестку. Пойдешь налево — выйдешь к накопителю пункта пропуска «Брест», направо — к женскому монастырю. Чтобы попасть на дачу Виктора Федоровича, нужно уйти с асфальта по тропинке в лес. Ориентир — шлагбаум с табличкой: «Стоп! Государственная граница. Вход, въезд запрещен». В 9.45 Виктор Федорович уже у себя в домике, кормит кроликов.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

В 10.00 дачник уже сидит на стульчике, курит. За перегородкой копошатся сытые кролики, в обходном канале квакают лягушки, по траве бегают ящерки, а где-то под корягой прячутся ужи. Кто бывал у Виктора Федоровича на даче, тому в живом уголке скучно. Тут открыл дверь сарая — и наслаждайся природой, смотри, вникай, комаров отгоняй. Выдры бегают, лисы бродят, бобры плавают. Если повезет, увидишь, как редкий для наших краев большой крохаль потомство по каналу на спине катает.

— На другом берегу живут лани: один самец и три самки. Я зимой как-то сижу, дверь открыта, вижу — они с вала спускаются отдохнуть. Они меня уже знают, не пугаются. Первым идет самец-красавец с шикарными рогами, а за ним след в след три самочки. Отдыхайте, ребята, мне-то что, — улыбается Виктор Федорович.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Повырубал все эти лианы, убрал мусор, навел порядок, сделал красоту»

Брестской крепости пенсионер посвятил всю свою жизнь. Попал сюда еще 18-летним пацаном — пришел на службу в артполке. В то время крепость только готовилась стать мемориалом. Вместе с сослуживцами Виктор Федорович участвовал в строительстве главного входа — «Звезды», а позже выносил знамя, чем очень гордится по сей день.

В его юности окрестности мемориала выглядели по-другому. На Госпитальном острове, например, располагались дачные грядки. Даже ныне покойный археолог Петр Лысенко рассказывал, что садово-огородная деятельность горожан очень осложняла раскопки древнего «Берестья». Борьбу ученых с дачниками он в шутку называл «помидорной войной».

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Виктор Федорович ни с кем не боролся, никому не мешал. Свой участок он тихо занял в 1985 году — «по просьбе старшего офицера».

— Тут раньше были развалины, — обводит рукой пенсионер свой участок. — Были только ступеньки и фундамент. Видно, чья-то дача сгорела, ее разобрали, вывезли, а что не смогли — кинули. Все вокруг было заросшее. Сюда мусор сваливали. Тогдашний начальник штаба Федор Федорович Потанин указал мне на заброшенный участок и сказал: «На нашей границе не хмызняки должны расти, а цветы и сады. Ты же любишь огороды — возьми». А для меня-то это святое место. Вся жизнь тут прошла. Тут мой дед служил еще в царской армии. Я и взял. С погранотрядом поговорил, они мне устно добро дали. Я потихоньку это все осваивал. Повырубал все эти лианы, убрал мусор, навел порядок, сделал красоту.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Зять Виктора Федоровича Павел Пикуль помогает тестю следить за хозяйством

Виктор Федорович привел участок в порядок, засадил огород, возвел на старом фундаменте сарай, а в обводном канале сделал крытый загон для уток. Правда, птиц пенсионер разводил недолго. С ними, говорит, мороки было много, и лисы их душили. Кролики оказались куда удобнее в быту: сидят, молчат, мех ценный, мясо диетическое, да и траву едят, которой тут завались.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Так и жил Виктор Федорович в гармонии с природой, самим собой и пограничниками. Пенсионер присматривал за родными рубежами и обо всех «подозрительных элементах» исправно докладывал на заставу.

— Как-то один нелегал решил, что за моим забором уже Польша и прыгнул ко мне в огород, — смеется пенсионер.

Когда на даче не было Виктора Федоровича, вахту по кроликам, огороду и нелегалам нес его зять Павел Пикуль.

— Два года назад вижу — в лесу кто-то идет. Присмотрелся — чернокожие. Они к границе подошли, камеры увидели — и по болоту побежали. Позвонил я погранцам, они с собакой пришли, задержали, — рассказывает Павел.

«Последний замполит из крепости не уйдет, пока жив»

Участок под дачу Виктор Федорович занял, конечно, без согласования с местными властями. По словам пенсионера, в свое время он пытался его узаконить, но ему сказали сначала все построить, сделать проект, а потом «все согласуют». Шло время, брестчанин благоустраивал землю, а власти менялись. Тех, кто обещал помочь с согласованием, сменили те, кто ничего ему не обещал. Потом тех сменили другие. Сколько начальников и главных специалистов горисполкома сменилось за три десятка лет, Виктор Федорович и сам не знает, но документы он так и не сделал. Казалось, никому они уже и не нужны.

— А в мае 2018 года пришли какие-то девчата из горисполкома. Отфотографировали все и прислали мне письмо: если самострой не снесу, то на меня в суд подадут, — объясняет пенсионер.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

На Виктора Федоровича составили протокол за самовольное занятие земельного участка. В ответ пенсионер написал эмоциональное обращение городским властям. В своем письме он указал, что участок занял, так как «не мог смотреть на то, как историческое место превращалось в свалку».

«В этом небольшом уголке обитает много диких животных: енотовидная собака, лисы, кабаны, сони, дикие козы, коты. Я их подкармливаю. Специально заготовил сено, чтобы облегчить им зимовку. Много было проверяющих организаций, но все сказали: „Молодец, мужик, работай на земле, облагораживай ее! Эта земля ничейная, городу до нее дела нет“. Моими усилиями наведен порядок на этом клочке земли, я старался к 1000-летию Бреста, обустроил парк — экологический уголок для диких животных. Была здесь большая антисанитария, я, что мог, убрал. Сейчас красиво пройти и полюбоваться», — написал в горисполком Виктор Федорович.

Письмо закончил по-военному пафосно:

«Последний замполит из крепости не уйдет, пока жив».

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

В мае 2018 года суд Ленинского района Бреста признал Виктора Федоровича виновным в самовольном занятии участка, но освободил от ответственности ввиду малозначительности преступления.

Осенью 2018 года на пенсионера вновь составили протокол. На этот раз — за самовольное строительство. Это административное дело суд прекратил за истечением трехлетнего срока давности.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«А кроликов куда?»

Полтора следующих года Виктора Федоровича не трогали, а 30 мая 2020-го ему пришло очередное письмо из горисполкома. Его предупредили, что земля, на которой стоит его дача, по генплану является частью природного парка. Поэтому до 1 сентября пенсионер должен снести все постройки и вернуть самовольно занятый участок городу. Если не выполнит требование, землю за него очистит дорожно-эксплуатационное предприятие.

В ответ Виктор Федорович написал в горисполком еще одно письмо. На этот раз менее эмоциональное:

«Я хотел узаконить участок, но мне сказали возвести забор из сетки от диких свиней. В марте 2020 года я сделал сетчатый современный забор, навел порядок. Закрыт проход для нарушителей границы. 30 мая 2020 года получил письменное уведомление о сносе построек к 1 сентября. 35 лет труда уничтожить?! Урожай и стройматериалы разворуют, а кроликов куда? Кустарники и молодые деревья рано пересаживать. Прошу перенести срок освобождения земельного участка до 1 декабря, так как необходимо передать кроликов в приют для животных, убрать стройматериалы и сетку».

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Ответа на свое обращение пенсионер пока не получил. Если откажут, намерен идти на прием к помощнику президента по Брестской области. Не поможет и он — напишет, говорит, президенту.

— Я хочу, чтобы как-то узаконили это все. Президент ведь говорит наводить порядок на земле, а мне твердят: «Самозахват!» Ну, на год-два еще можно захватить, но не на 35 лет же, — вздыхает брестчанин.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Уйду я отсюда — через два года здесь будут заросли»

В горисполкоме к переживаниям Виктора Федоровича относятся с пониманием, но закон есть закон. По факту, сейчас на территории города есть самострой. А если где-то есть что-то, чего быть не должно, то кто-то к этому чему-то обязан принять меры.

Согласно Гражданскому кодексу, при самовольном строительстве местные власти принимают решение о возврате самовольно занятого земельного участка и сносе самовольных построек.

— К нам поступило решение от облисполкома о наведении порядка. Мы выехали на место, зафиксировали факт: на земле, которая не принадлежит гражданину, незаконно построено сооружение. Строения, самовольно построенные не на своей территории, однозначно подлежат сносу. Поэтому здесь мы даже не можем ему что-то предложить или чем-то помочь, — объяснил главный архитектор Бреста Николай Власюк.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Виктор Федорович не отрицает: все по закону, претензии обоснованы. Но и сдаться без боя капитан запаса не может:

— Ну как бросить просто так 35 лет труда? Уйду я отсюда — через два года здесь будут заросли. Кто тут косить будет? Мне не столько урожая и кроликов жалко — у меня за это место душа болит.

TUT.BY будет следить за развитием событий.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-50%
-10%
-10%
-20%
-17%
-20%
-10%
-20%
реклама