• Экспертиза
  • От застройщика
  • Строительство
  • Аренда
  • Деньги
  • Интерьер, дизайн, ремонт
  • Офтоп
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Екатерина Апарина /

В начале мая с аукциона за четыре тысячи рублей единственному заявителю продали заброшенные яблоневые сады в Поставском районе. Новым хозяином плодовых угодий, ранее принадлежавших райагросервису, стал не кто-то из местных, а предприниматель из Франции. Realt.by поговорил с Морисом Понтье и узнал, зачем это ему надо.

Работал в России, собирался строить коттедж для Депардье

Оказалось, что Морис Понтье уже около 20 лет живет в Беларуси. В конце 1990-х он работал в России и когда однажды возвращался во Францию через Беларусь, попал в автомобильную аварию в районе Борисова. Дальше была вынужденная остановка в незнакомой стране, общение с местными жителями, а затем — любовь и создание семьи.

Сегодня Морис живет сразу на несколько государств. Во Франции у него родина и старший сын, в Беларуси — вид на жительство, жена и младший сын, в Литве — бизнес по производству деревянных домов. Кстати, Морис Понтье говорит, что это именно он должен был строить деревянный коттедж для Жерара Депардье, но по некоторым причинам проект пришлось отложить.

О том, зачем ему яблоневые сады, Морис отвечает просто:

— Можно сказать, что я купил их практически случайно. Несколько месяцев назад, еще до коронавируса, появились слухи о глобальном падении курса евро. Говорили, что евро сравняется с долларом. Так как я находился в Беларуси, а у меня с собой были евро и я не хотел, чтобы они превратились в бумажки, обратился за советом к знакомому. Он-то и предложил мне обратить внимание на земельные участки. Мы нашли эти сады, которые уже выставлялись на аукцион, но так и не были проданы. Учитывая, что других желающих не было, я смог приобрести их по начальной стоимости плюс 5%. В итоге получилось, что я заплатил за 30 гектаров земли чуть более 4 тысяч рублей.

Морис Понтье рассказывает, что никаких ограничений по покупке у него как у иностранца (в Беларуси у него вид на жительство) не было. Ему достались три сада, расположенные в нескольких километрах друг от друга. Один — рядом с поселком Воропаево, другие два — неподалеку от деревень Борейки и Косовщина. Известно, что сады тут были заложены в послевоенный период. К сожалению, в последние годы за ними практически не ухаживали.

Так выглядят земли в районе деревни Борейки Поставского района. Именно здесь находится один из участков, приобретенных Морисом Понтье:

«Французы и белорусы живут на одной параллели: у нас даже улитки одинаковые»

Белорусскую землю Морис получил в аренду на 99 лет. На вопрос о том, как он собирается использовать купленные гектары земли, бизнесмен из Франции отвечает, что еще до конца не решил. Первоначально рассматривался вариант выращивать на поставских землях клубнику, сейчас же Понтье все больше склоняется к тому, чтобы продолжить заниматься яблонями. Правда, некоторые нюансы белорусского садоводства остаются для французского гражданина загадкой:

— У нас во Франции яблоневые сады дают урожай каждый год. У вас же в Беларуси, как мне сказали, яблоки появляются год через год. Я не очень понимаю, почему. Наверное, из-за холода. Сейчас я посмотрю, будут ли мои яблони цвести в этом году и стоит ли мне рассчитывать на урожай. Затем я планирую привезти сюда саженцы из Франции. Это будет столовый сорт — крупные яблоки. А вообще, французы и белорусы живут почти на одной параллели. У нас растут один и те же деревья, мы также собираем грибы. Только вот у вас почти не едят сморчки, а у нас их очень любят. Да, и улитки у вас такие же, как у нас!

«Если бы я привез сюда французских фермеров, то, я думаю, они многому бы удивились»

Морис рассказывает, что был удивлен тем, сколько в Беларуси стоит земля и какое количество участков не эксплуатируется.

— Во Франции такая земля будет стоить в 100 раз дороже. Минимально гектар французской земли стоит 3 тысячи евро. Практически вся земля у нас в частной собственности. Ее передают по наследству, продают или используют. Если бы я привез сюда французских фермеров, то, я думаю, они многому бы удивились.

Кстати, по данным сайта realting.com, купить земельный участок в ЕС можно за сумму от 10 тысяч евро.

Вообще, сельское хозяйство — не единственное увлечение Мориса. Уже много лет он интересуется историей и занимается исследованием неизвестных страниц биографии президента Франции Шарля де Голля, связанных с Беларусью. Например, именно он раскопал историю о том, что знаменитый генерал в период Первой мировой войны 4 месяца сидел в немецком лагере для военнопленных в районе белорусского Щучина.

На ближайшие месяцы, помимо яблоневых садов, у Мориса большие планы. Например, сейчас он занимается поисками останков французского летчика из эскадрильи «Нормандия-Неман», который разбился на своем самолете где-то под Борисовом. Двигатель от того самого самолета уже нашли (он находится в минском музее Великой Отечественной войны). Теперь Морис вместе с профессиональными поисковиками будет пробовать отыскать в белорусских болотах останки самого летчика. Ну а осенью в Щучине должно пройти открытие памятника Шарлю де Голлю. Морис Понтье принимает участие в подготовке и к этому событию.

-50%
-20%
-33%
-20%
-30%
-10%
-15%
-20%
-20%
0071667