172 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры


/ Фото: Катерина Гордеева /

В конце позапрошлого века на окраине Гродно (а сейчас уже в центре города) с размахом и современными технологиями того времени начали строить военный городок, который всю долгую и уникальную историю использовался армиями разных стран. Расширялся и укрупнялся — а потом просто перестал существовать. История его долгая и уникальная, но от былой славы осталось всего несколько старых зданий, в том числе и несколько царских казарм, в двух из которых разместили общежития для офицерских семей. Правда, в последние десятилетия здесь все перемешалось: военные части передислоцировали, а в казармы заселились гражданские. И вот несколько недель назад жильцы «четверки» — бывшей царской казармы на улице Щорса — узнали, что их расселяют, а здание передают в собственность города.

  • Ольга КомягинаЖурналист TUT.BY

История старейшего военного городка Беларуси. Расширение, укрепление и расформирование

История военного городка, который когда-то находился в районе улиц Щорса, Пролетарской и Красноармейской, — долгая и витиеватая. Менялась власть, одни военные сменялись другими. Армейский же городок на «Александровской слободке», как раньше называлась эта территория, только рос и укрупнялся, со временем превратившись в автономный и закрытый для посторонних квартал. Называли его в разные времена по-разному: «Новые казармы», «Александровские казармы», «Вятские казармы», «Легионерские».

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Как говорят историки, гродненский военный городок — старейший в Беларуси. Военный историк Александр Севенко писал, что на его территории во время земляных работ находили кавалерийские стремена, подковы, форменные пуговицы, монеты позапрошлого века.

Городок начали строить в 1880-х годах. Изначально здесь размещались войска 102-го пехотного Вятского полка 26-й пехотной дивизии 2-го армейского корпуса Виленского военного округа Русской императорской армии.

В четырех царских батальонах было по четыре роты, музыкальная команда, а также тыловые подразделения: полковая мастерская, кухня, лазарет и обоз с положенным количеством лошадей и повозок. Потом появилась пулеметная команда и команда связи. Имелся полковой священник. Всего служили более тысячи человек.

Основное строительство царского военного городка было закончено в 1889 году, когда возвели трехэтажные офицерские флигели первой и второй очереди — те самые казармы, которые сохранились до наших времен, и в одной из которых жильцы сейчас переживают внезапный переезд.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

О том, что военный городок играл важную роль в развитии города, говорит такой интересный факт. В 1910-х годах в Гродно было всего около семи маршрутных такси (понятно, на тот момент не автомобильных — конной тяги). Так вот два из них связывали военный городок с «городом». Даже сохранилась такса легковых извозчиков за 1913 год: днем за проезд от вокзала до Вятских казарм (или в обратном направлении) по первому разряду брали 20−25 копеек, ночью — с полуночи до 6 часов утра — такса была выше дневной на 5 копеек.

Во время Первой мировой войны в Вятских казармах располагался полевой госпиталь русской армии, а позже — подразделения кайзеровской армии, потом дислоцировались польские военные. Совсем недолго казармы занимал и Первый белорусский гусарский полк, который создал генерал Киприан Кондратович в 1919 году.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Общежитие «восьмерка»

«За польскім часам» военный городок расширили, достроили несколько казарм и стали называть Koszary Legionowe — то есть, Легионерские казармы. Здесь появились полковая школа, солдатский магазин и даже офицерское казино. Были выпущены специальные алюминиевые боны для расчетов в полковых заведениях внутри городка. На территории Легионерских казарм был гимнастический городок, волейбольная площадка и другие спортивные сооружения.

В непосредственной близости от городка находился крупнейший по тем временам городской стадион Окружного общества физического воспитания — на улице Собесского (сегодня — Захарова), 3. Сейчас здесь стадион гродненского университета.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

В сентябре 1939 года в бывших Вятских казармах разместились части Красной армии. К началу войны здесь дислоцировались подразделения 29-й танковой дивизии. Во время немецкой оккупации в казармах разместили часть военнопленных гродненского шталага № 324. Большая часть из них, к сожалению, погибла.

После войны бывшие Вятские казармы вошли в состав 11-го военного городка и использовались для размещения воинских частей Краснознаменного Белорусского военного округа.

В 90-е годы военные постепенно начали покидать эту территорию. В итоге от большого закрытого армейского квартала осталось совсем немного.

Несколько лет назад здесь стали строить новый микрорайон, оставив военным небольшую часть некогда большого городка. Сейчас здесь размещен четвертый отдельный специальный милицейский батальон, полк ППС и ОМОН. Вне закрытой территории остались старые казармы, офицерские домики и еще несколько зданий царских и межвоенных времен.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Одну казарму расселили в 2016 году, вторую расселяют сейчас

Одну из старых казарм несколько лет назад расселили, и сейчас желто-коричневое кирпичное здание около дороги стоит с заколоченными окнами.

В соседнем же все еще теплится жизнь. Здание на улице Щорса, 4, — как и соседнее, нежилое, — было построено в 1880-х годах. Всю историю казарм здесь кто-то жил: то солдаты царской армии, то семьи польских и советских офицеров, сейчас же осталось много военных пенсионеров.

Несколько недель назад жильцы — а здесь проживает около 100 человек — получили не очень радостную новость: здание, которое до этого находилось на балансе военных, переходит в собственность города, а общежитие расселяют.

В темных широких гулких коридорах казармы только и разговоров, что о будущем переселении.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Кто-то с грустью вспоминает, как, работая в воинской части, 30 лет назад получил здесь комнату и живет в ней до сих пор — а сейчас приходится очень круто менять свою жизнь и снова устраиваться на новом месте. Кто-то говорит, что начал ремонт в своей «квартирке» — и все зря. Кто-то собирается на прием к городским властям, потому что свой обмен считает неравноценным. Кто-то переживает, что всю мебель перевезти не получится, и в растерянности спрашивает у соседей, оставить стенку или сервант. Соседи лишь пожимают плечами — у самих такие же проблемы.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

 — У нас комнаты — по 30−50 квадратных метров, а предлагают жилье с меньшей площадью. И вроде бы все по закону, и требовать мы ничего не можем. Но как-то обидно, — говорит одна из жительниц.

Она живет в общежитии с сыном-подростком. На двоих сейчас им дали комнату в 18 квадратных метров. Женщина переживает, что условия жизни станут менее комфортными. Сейчас у нее огромная комната, разделенная на две, по сути — двухкомнатная квартира, только вот туалет, кухня и душевая общие — в коридоре. А в новом жилье, говорит, даже их две кровати не поместятся.

 — Пока не понимаю, как сын там будет делать уроки, как мы вообще там будем жить, — вздыхает женщина.

— Для меня это просто катастрофа, — говорит Анна. Просит ее не фотографировать, рассказывает, что живет на Щорса уже около 30 лет. Работала в военной части, получила комнату.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

 — Здесь прожила большую половину жизни. Все привычное: хороший район, поликлиника рядом — меня там знают все врачи. А сейчас мне предлагают ехать на Репина [это далеко от центра Гродно]. Да и комната у меня здесь большая — более 50 квадратных метров. Смотрите: сделала кухню, комнату, есть коридор. Ремонт вот недавно закончила, а две недели назад пришло уведомление о переселении. И я все плачу и плачу. Как я буду там жить, где никого не знаю? Мы же здесь все как родные стали, — Анна вытирает слезы.

Показывает свою «квартирку», рассказывает, что в бывшей казарме высота потолков 4 метра, а зимой в комнатах тепло из-за широких, почти в метр, стен.

— Нас сильно удивляет вот что: в 2018 году в общежитии начали ремонт: сделали новые санузлы, обновили кухни в правом крыле, провели высокоскоростной интернет и обещали, что скоро отремонтируют коридоры и лестничные пролеты. Вставили кое-где новые окна. Обещали, что и в комнатах тоже поменяют. А потом, раз и все — переселяемся. Зачем тогда все это было делать? — говорит Анна.

В это время в коридор выходят ее соседки, которые рассказывают похожие истории: работали или служили в воинской части, получили комнаты в общежитии. Уезжать, если честно, никуда не хотят. К условиям жизни привыкли, всех все устраивало.

 — Очень жаль, что так происходит. Мы же не думали, что куда-то надо переезжать. Видим — делают ремонт. Подумали, что будем здесь жить, но получилось все по-другому, — говорит еще одна жительница общежития.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Жильцы бывшей казармы показывают свои комнаты: светлые, просторные и с высокими потолками.

 — Живется здесь комфортно. Посмотрите, как мы все сделали, — приглашает в свою комнату Дарья. Она вместе с мужем и маленьким ребенком живет на втором этаже здания.

В большой комнате сделан ремонт. Площадь зонирована на «кухню», «зал» и «спальню». Говорит, что зимой дома тепло, летом — прохладно. Общие туалет, душ и кухня не смущают.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

 — Люди живут и в худших условиях. Если бы была возможность остаться, мы бы остались. Стоим в очереди на квартиру, но когда она подойдет — неизвестно, — говорит женщина.

На Щорса молодая семья заселилась два года назад. Узнали, что здесь есть свободные комнаты — и написали заявление. Своими силами сделали ремонт. Убрали высоту потолков — сделали натяжной. Впрочем, так делали многие жильцы казарм: все же 4 метра, да еще в некоторых комнатах и арочные своды.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Здесь хороший двор, рядом — сквер, вокруг много деревьев. До всех магазинов — несколько минут ходьбы. Нашим родителям, которые живут не в Гродно, тоже хорошо до нас добираться: от вокзалов — железнодорожного и автобусного — пару сотен метров, — перечисляет все плюсы своего жилья Дарья.

Семья уже ездила смотреть свою новую комнату в одном из общежитий, но условиями остались недовольны. Написали новое заявление, сейчас ждут решения.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

«Наша история здесь заканчивается»

— Сначала расселили «двойку», часть людей оказалось в «четверке», а тот дом, тоже хороший и комфортный, уже несколько лет стоит бесхозным. Пока не забили окна фанерой, там кто только ни лазил, — показывают на соседнюю казарму жильцы.

Переселяли «двойку» в 2016 году. Тогда здание передали на баланс города и выставили на аукцион. Но покупателей не нашлось. В итоге стоимость имущества снизили до «минималки», но и в 2019 году покупателей не нашлось.

— Мы боимся, что и с нашим домом будет что-то похожее. Или, может быть, потом и вовсе дома снесут. Хотя, конечно, это уже не наши проблемы, просто жаль, что так получается. Если бы нам разрешили выкупить здесь квартиры (приватизировать нам не разрешали, хоть мы и обращались несколько раз с такой просьбой в различные органы), мы бы скинулись и коридоры, допустим, отремонтировали. Посмотрите, тут не надо каких-то очень больших вложений — обновить стены, потолок покрасить. Капитально ремонтировать ничего не надо — дом 130 лет простоял, еще столько же простоит. Военные за зданием хорошо смотрели, — говорят жители, но сделать уже ничего не могут. Только вздыхают и собирают вещи.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Но есть и другой пример использования зданий бывшего военного городка.

Две казармы, которые были построены чуть позже — в начале ХХ века, несколько лет назад за «минималку» выкупил гродненский бизнесмен. Одну из них отреставрировал — и в этом году здесь открылся торговый центр, во второй, которая расположена рядом, разместятся офисы и спортивный зал. Сейчас там заканчивают ремонтные работы.

Еще одна старая казарма — «восьмерка» — пока используется в качестве общежития для военных.

Что в итоге будет с двумя старыми зданиями на улице Щорса — пока неизвестно.

Директор УЖРЭП Октябрьского района города Гродно Марьян Жук рассказал TUT.BY, что бывшее военное общежитие вместе с соседней казармой вскоре планируют выставить на аукцион. Само здание — в удовлетворительном состоянии, сделан ремонт санузлов и некоторых других помещений, например, двух кухонь. Сносить здания никто не собирается. Что касается жителей бывшего общежития, то в каждом отдельном случае городские власти работают индивидуально и стараются подобрать жилье, которое бы как можно лучше подходило под запросы жильцов.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Сейчас на стене в одном из коридоров казармы висит список жителей и их новые адреса. Сюда время от времени подходят жильцы, выписывают фамилии. Говорят, чтобы не потерять друг друга в большом городе.

— Мы привыкли уже жить вместе друг с другом. Столько всего пережили — свадьбы, похороны, рождение детей. Молодежь гражданская заселилась. Раньше, как военные тут жили, так обсуждали, что в части происходит, — вспоминает одна из жительниц общежития. —  Все пережили — и развал Союза, и развал городка, и полуголодные 1990-е, и кризисы… И все нам обещали, что в будущем здание приведут в порядок. В будущем, в будущем… А оказывается, будущего этого и нет уже. Наша история здесь заканчивается.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-5%
-40%
-45%
-30%
-10%
-50%
-15%
-20%
-40%
-10%
-50%
реклама