/ /

Представьте, в одном доме в Минске живут два родных брата, но каждый — в своей квартире. Володя работает дальнобойщиком и часто бывает в отъездах. А Игорь, потеряв жену, много пьет. Родственники ненавязчиво его поддерживают, но тот еще крепкий мужик и не очень-то принимает помощь. «И вдруг неожиданно узнаем, что Игорь в больнице, а квартира ему уже не принадлежит, — говорит его родная сестра Тамара Дубовик. А через несколько месяцев Игорь умирает.

Как так вышло и почему родственники считают, что это связано с масштабным делом о мошенничестве, разбирался REALTY.TUT.BY.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Дом был разделен между братьями на две квартиры. Кирпичная часть раньше принадлежала Игорю Сивакову

Недосмотрели брата, который жил через стенку. Это как?

26 февраля 2019 года Тамара праздновала день рождения. Сидя за столом на семейном торжестве, ее брат Игорь обмолвился, что теперь он заживет хорошо: скоро, мол, во дворе будет автомастерская.

— Тогда никто его слов всерьез не воспринял, — говорит Тамара. — Еще, помню, уточнила у брата, каким это образом у него появится СТО? И он что-то сказал про аренду или, возможно, про ту самую ренту, а мне послышалось «аренду». Но тогда, если честно, даже внимания на этом не заострила.

У Тамары, кроме Игоря, есть еще один родной брат Володя. Братья жили в одном доме на улице Нестерова в Северном поселке — дом после смерти родителей разделили на две квартиры. У Томы было свое жилье. Отношения между родными были обычные.

— До пенсии Игорь работал в строительной сфере и некоторое время даже фирмой руководил, растил с женой двух сыновей, — говорит Тамара. — Все как-то посыпалось в 2006 году, когда у Игоря умерла жена. Старший сын уехал жить в Россию, младший Сергей остался с ним в этой квартире, но года два-три назад переехал к бабушке по материнской линии. Игорь со временем стал выпивать, потерял интерес к жизни, начал болтаться где попало и тащить в дом всякий хлам. С ним было сложно, но мы его не бросали, тем более что с Вовой он жил через стенку.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Тамара (на фото слева) уже год пытается оспорить договор ренты, заключенный ее братом

Гром грянул в начале апреля, когда Тамаре позвонил племянник Сергей и огорошил новостью: отец попал в больницу и находится в тяжелом состоянии.

— Сказал, что нужен его паспорт, и попросил нас с Вовой его привезти. Еще предупредил, что в доме живут какие-то люди, — вспоминает тот вечер Тамара. — Приходим с братом, а там и правда знакомые Игоря, с которыми он выпивал. Давай документы искать, а они и говорят: «Тут уже другой хозяин». Мы пропустили это мимо ушей. Нашли пакет с документами, смотрим, а там вместе с паспортом лежит какая-то бумага. Читаем, а это договор ренты с неким Александром Зиневичем, причем квартира уже и правда не Игоря, его, Зиневича. Вам не передать, какой это был шок!

Договор ренты предполагает передачу имущества в собственность под условия пожизненного содержания. Проще говоря, рентодатель должен содержать рентополучателя до самой смерти. Кроме этого, за рентополучателем сохраняется пожизненное право пользования жилым помещением, а рентодатель может распоряжаться квартирой по своему усмотрению лишь с письменного согласия или в случае смерти рентополучателя.

«Могли бы и не узнать, где он похоронил брата»

Договор ренты с Александром Зиневичем Игорь Сиваков заключил 18 февраля 2019 года, как раз незадолго до дня рождения Тамары. Условия были такие: Сиваков передавал в собственность Зиневичу свою квартиру площадью 52,9 квадратного метра взамен на пожизненное содержание. Сюда, например, входили: уборка квартиры раз в месяц, стирка белья по мере необходимости, смена постельного белья не реже одного раза в три недели, покупка и доставка продуктов питания, а также приготовление пищи по необходимости.

Но все, правда, с оговоркой: вышеперечисленные услуги Зиневич должен был оказывать только в случае невозможности ведения домашнего хозяйства получателем ренты по состоянию здоровья. Проще говоря, если Сиваков все это мог делать сам (а родные говорят, что справлялся), то Зиневич ничего и не должен был делать.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Даже несмотря на то, что Игорь выпивал и действительно вел асоциальный образ жизни, он был крепким мужиком, да еще с характером, и в няньках не нуждался, — говорит Тамара и добавляет, что из-за его натуры они с Вовой не особо навязывались к Игорю с опекой, но помогали и убраться, и приготовить, и денег давали.

— Так что потребности заключать договор ренты у брата точно не было. Могу лишь предположить, что Зиневич его чем-то заинтересовал. В договоре, например, был пункт о том, что якобы еще до его заключения Зиневич передал моему брату больше двух тысяч рублей за имущество. Но мы видели долговую расписку всего лишь на 50 рублей, данную братом Зиневичу. Кроме этого, на следующий день после подписания договора ренты Игорь пришел к Жанне, жене Вовы, одолжить пять рублей. То есть, денег у него не было. Сказал, что надо «полечиться»: накануне выпил какую-то гадость и его долго рвало.

Когда Тамара с Володей увидели, на что подписался брат, находящийся в больнице в коме, сразу же обратились в милицию. Зиневич же, по словам Тамары, узнал о госпитализации своего подопечного недели через две и тогда засуетился: нанял каких-то людей прибраться в доме, вывез оттуда весь хлам и даже одежду Игоря выбросил, а потом еще и замки сменил.

— Брат вышел из комы где-то через месяц, увидел меня и заплакал. Из-за пережитого инсульта он не мог говорить, все сжимал мою руку и силился что-то сказать. Мы привезли ему алфавит. Он пытался показывать буквы, но был так слаб, что попадал не туда и сердился. Но худшее нас ждало впереди: Зиневич показал главврачу договор ренты и чуть было не свез брата в квартиру на Нестерова, заявив, что у него есть женщина и «яна будзе яго даглядаць». Казалось, что все это происходит не с нами. Брата мы отбили огромными усилиями и не без помощи районной администрации.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Семья Игоря Сивакова

Но история только набирала обороты. Игорь Сиваков уже не вышел из больницы и умер там же 5 июня 2019 года. За несколько минут до его смерти приехал Володя, но не успел. Следом примчалась и Тамара. Они тогда и подумать не могли, что даже хоронить родного человека им придется с приключениями.

— Зиневич о смерти брата узнал только утром, и лишь поэтому у нас получилось проститься с родным человеком. А так страшно подумать, что было бы: Зиневич, как оказалось, был и в морге, и в КБО, хотел забрать его тело. То есть мы могли бы и не узнать даже, где он его похоронил.

Причем здесь квартирные мошенники?

Мы предоставили возможность высказаться и второй стороне этой истории. Александр Зиневич, заключивший договор ренты с ныне покойным Игорем Сиваковым, сказал лишь, что «надо родственников своих смотреть», и бросил трубку.

В целом его логика верная: под договоры ренты попадают одинокие люди, а если и не одинокие, то по разным причинам выпадающие из поля зрения близких людей. Родные Игоря Сивакова не отрицают, что тот выпивал, вел асоциальный образ жизни, но уверяют, что из-за этого он не стал в семье изгоем. Перевоспитывать его никто не собирался, но, как говорит Тамара, и бросать — тоже.

— Вова, живущий через стенку, работает дальнобойщиком и часто бывает в отъезде. Зиневич, мы уверены, просто воспользовался ситуацией, поэтому мы и обратились в суд, — говорит Тамара.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Суд первой инстанции семья проиграла, но останавливаться не собирается.

 — Мы подали апелляцию. Совпадение это или нет, однако родной брат Александра Зиневича Олег Зиневич привлекался к уголовной ответственности совместно с Вакулой Андреем Викторовичем и другими за совершение преступлений по части 4 статьи 209 Уголовного кодекса за то, что они незаконно забрали у злоупотребляющих алкоголем, одиноких и престарелых людей жилье. Обвиняемый Олег Зиневич болел онкологическим заболеванием и не дожил до суда.

Громкая история, о которой говорит Тамара Дубовик, отгремела еще два года назад. В феврале 2018 года в Минске осудили группу квартирных махинаторов. Они выбирали одиноких людей, зачастую пьющих, входили в доверие, а потом «переселяли» из минских квартир в деревенские хаты. Была еще схема с договорами ренты, тоже рассчитанная на доверчивых или злоупотребляющих спиртным. Вина фигурантов дела была установлена приговором суда Первомайского района Минска от 02.04.2019 года — обвиняемые получили сроки от 5 до 10 лет лишения свободы.

Кто такой Александр Зиневич?

Семья Игоря Сивакова предполагает, что Александр Зиневич продолжает дело брата Олега. В апелляционной жалобе они указывают на интересный факт: в суде, а также в договорах ренты с Сиваковым и некой Татьяной Р., Зиневич и его супруга указывают не менее четырех адресов проживания.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Калитка между участками братьев теперь на замке

Если проанализировать всю информацию по указанным адресам, то выходит, что семья Александра Зиневича владеет как минимум шестью объектами недвижимости. Одни оформлены через договор дарения, другие приватизированы, третьи еще обременены рентой.

10 марта семья Игоря Сивакова подала апелляционную жалобу. Мы будем следить за развитием ситуации и обязательно расскажем вам, чем закончится эта история. Также готовы выслушать и изложить позицию Александра Зиневича.

-40%
-10%
-10%
-5%
-47%
-10%
-20%
-30%
-10%
-50%
-30%