/

Многодетная семья захотела купить дом в деревне недалеко от Витебска. Местное хозяйство согласилось его продать — вроде как по балансовой стоимости в 1,4 тыс. рублей. Еще до оформления сделки супруги начали делать в доме ремонт. А потом колхоз присоединили к Витебскому мясокомбинату — и новый собственник решил продать недвижимость уже дороже, по рыночной стоимости, за 6,8 тыс. Но почти такую сумму семья уже вложила в ремонт и оформление дома. Люди обратились в прокуратуру. Там посчитали, что мясокомбинат не прав и семья может подавать на него в суд.

Так дом выглядел в 2016 году, еще до ремонта. Фото предоставлено Ириной Воробьевой

Ирина Воробьева с мужем и тремя детьми приехали в Витебск из украинского Донецка. Мужчина получил гражданство, семья построила 2-комнатную квартиру в витебском микрорайоне Билево. А еще решила обзавестись домом в деревне.

— В деревне Шарки в 40 км от Витебска в колхозном доме жила мужнина родня. У нас трое детей, у меня больная мама — и мы подумали, что хорошо бы купить этот дом. Ходили бы в лес по ягоды и грибы, садили грядки, одним словом, выбирались из города на природу, на свежий воздух.

По словам Ирины, дом, построенный в 1967 году местным колхозом, был в плохом состоянии: «Там лет 20 никто не жил, одни бомжи».

В 2016 году Ирина Воробьева обратилась с заявлением к руководителю ОАО «Липовцы» о покупке дома.

— Он ответил: можете приобрести дом. Мол, заброшенных домов у нас много, и чтобы они не пропадали зря, будем отдавать их людям, — вспоминает Ирина.

Однако выяснилось, что колхоз снял дом со своего баланса.

— Мне предложили снова поставить дом на баланс предприятия — за свои деньги. А потом, при сделке купли-продажи, пообещали оформить недвижимость на меня.

Итак, в июне 2016 года наблюдательный совет ОАО «Липовцы» принял решение о продаже дома Ирине Воробьевой — по балансово-остаточной стоимости, она составляла около 1,4 тыс. рублей. Однако наблюдательный совет не указал в своем решении цену, за которую колхоз продает дом.

Через месяц постройку поставили на баланс колхоза, а семья тем временем начала ремонт в жилье, которое считало уже почти своим:

— Мы отдали 2,5 тысячи рублей на оформление земли, а также на постановку дома на баланс. И думали с мужем: все, дом нам точно продадут за эту сумму, которую мы уже на него потратили. А потом еще взяли кредит на 3800 рублей. И начали делать ремонт: покрасили стены, поменяли крышу, восстановили полы, привезли несколько машин песка и т.д. То есть в общей сложности вложили в дом почти 6,5 тысячи рублей.

А в декабре 2017 ОАО «Липовцы» прекратило деятельность: его присоединили к Витебскому мясокомбинату. И руководство предприятия не захотело продавать дом на прежних условиях.

— Директор вызвал меня на прием и говорит: «У меня хватает своих работников, им нужно жилье, и мы не продадим вам дом по балансово-остаточной стоимости. Если хотите, то покупайте его по 253-му указу президента № 253 «О мерах по финансовому оздоровлению сельскохозяйственных организаций» — то есть по цене не выше рыночной.

БТИ дало заключение, что рыночная цена дома — 6800 рублей. И мясокомбинат согласился его продать за эту сумму с рассрочкой платежа на 3 года.

— Но мы же уже вложили в здание, считай, такую же цену — 6300! Плюс еще 500 рублей заплатили за оценку БТИ. Деньги, кстати, выброшены на ветер: срок экспертизы — год, и он уже прошел, если что, нужно будет заказывать новую.

Дом после ремонта. Фото предоставлено Ириной Воробьевой

По словам Ирины, предмет спора — обычный блочный дом:

— В нем только одно электричество. В деревне нет ни школы, ни садика, ни газа. Туда только два раза в неделю ходит автобус. А дом продают за 6800 рублей! — возмущается Ирина. — Да он стоял бы и рассыпался, если бы не мы. Там в деревне еще пять таких заброшенных домов, их даже не обкашивают, никак за ними не смотрят. «Заброшка» была никому не нужна, пока в нее не вбухали деньги!

Женщина обратилась в прокуратуру — и та пришла к таким выводам.

  • Во-первых, действие указа № 253 распространяется на дома, построенные с господдержкой. А спорный дом в деревне Шарки построен в 1967 году за собственные средства местного колхоза.
  • Во-вторых, в июне 2016 года законодательство не запрещало частным организациям продать жилье, построенное без государственной поддержки по балансово-остаточной стоимости. На таком условии продажа была возможна не только работникам предприятия, но и иным людям. Балансовая стоимость дома составляла почти 1430 рублей.

«Таким образом, каких-либо законных оснований для отказа в продаже вам дома по балансово-остаточной стоимости в 2016 году не имелось», — отмечает прокуратура Витебского района в ответе Воробьевой.

Прокуратура предлагает женщине обжаловать отказ гендиректора мясокомбината продать дом в витебский концерн «Мясомолочные продукты», а в случае, если не найдет понимания и там, — то в суд.

Ирина не исключает, что будет судиться:

— Мы с мясокомбинатом зашли в тупик. За 3,5 года «войны» за эту постройку ушло уже столько сил, времени и денег! Но надежда, что до суда дело все же не дойдет и что дом мне продадут по балансовой стоимости, еще остается.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-20%
-20%
-15%
-20%
-10%
-20%
-15%