/ /

До строительства минского жилого комплекса «Грушевский посад» жильцы дома с коммунальными квартирами на Хмелевского, 33 даже не предполагали, что придет время, когда они не увидят ни проспекта, ни солнечного света. Проблема возникла уже после сдачи новостройки — 25-этажка закрыла свет коммуналкам нижних этажей первого подъезда. Теперь даже в солнечный день и при плюсовой температуре часть дома погружена в тень, а иней, прихвативший траву, не тает и к середине дня. Жильцы коммуналок не сильно волновались по этому поводу, рассчитывая на скорый снос дома и расселение. «Где-то в 2000-х, когда пошел первый слушок про снос, все начали резко разводиться, жениться, прописываться», — вспоминает Карина и с иронией добавляет, что, пережив еще одну волну во время строительства «Грушевского посада», население коммуналки успокоилось и уже ни на что не надеется.

Фото: Евгений Ерчак

Дом с коммунальными квартирами на Хмелевского, 33 до сих пор находится в ведомстве Белорусской железной дороги. И в планах на снос его на самом деле не было и нет, сообщили в Управлении по архитектуре и строительству администрации Московского района. Поэтому жильцам придется мириться с соседством многоэтажки и дальше. Как им живется в этой коммуналке — в репортаже REALTY.TUT.BY.

«Всего девять метров на троих — тесно»

Улица Хмелевского когда-то была окраиной Минска, называлась Грушевским переулком и Пакгаузной, а основным населением тут были работники Либаво-Роменской железной дороги. Со временем частный сектор был разбавлен малоэтажной застройкой, которая, в отличие от большинства снесенных усадеб, пока еще держится.

Фото: Евгений Ерчак

Дом на Хмелевского, 33 строился в 1965 году для работников железной дороги. Согласно паспорту объекта, в нем всего 24 квартиры. Большая часть из них — коммуналки на шесть комнат с общей кухней и санузлом. Еще когда строили первую многоэтажку «Грушевского посада» на пересечении проспекта Дзержинского и улицы Хмелевского, среди жильцов прошел очередной слух о возможном сносе, но на уровне слуха все и затихло.

Фото: Евгений Ерчак

Николай с Татьяной работали на железной дороге и еще пятнадцать лет назад получили от ведомства десятиметровую комнату в коммуналке. Так и живут в ней до сих пор и, проигнорировав приватизацию, платят теперь аренду — 20 рублей.

Фото: Евгений Ерчак

— У нас мирно, на Новый год можем все собраться на кухне, отметить праздник и песен попеть. Комнаты нам с Татьяной хватает, больше ничего и не надо. Она светлая, окнами на солнечную сторону. А что дальше? Стоим на очереди, и неизвестно, дождемся ли. Нам, пенсионерам-инвалидам, уже хотелось бы какое-то социальное жилье.

Фото: Евгений Ерчак
Комната Николая и Татьяны

В коммуналке на втором этаже в еще меньшей по метражу комнате живет Анна. У них с мужем годовалая дочка и девять квадратных метров на троих. Несмотря на наличие еще трех жильцов, в коммуналке чисто и уютно. Правда, места молодой семье не хватает: сушить белье вынуждены на общей кухне. От этого еще больше чувствуется сырость — после сдачи новостройки в комнату вообще перестал попадать солнечный свет, появилась плесень на стене под окном.

Фото: Евгений Ерчак

Жильцы коммуналки понимают, что появление многоэтажной новостройки явно нарушило нормы по инсоляции, поскольку вместо двух минимальных часов солнечного света в жилой комнате его сейчас нет совсем. Но экспертизу, как это сделали жильцы сталинки на улице Гастелло, не делали — слишком дорого. Единственный источник солнечного света в комнате Анны — его отражение в окнах высотки во второй половине дня, ближе к вечеру.

Фото: Евгений Ерчак
В этой комнате живет семья из трех человек

— Живем тут уже пять лет, и нам, конечно, тесно, а после сдачи новостройки еще и темно. Комната досталась мужу в наследство от отца-железнодорожника. Две соседние комнаты занимал брат мужа, но потом одну из них продал парню, который купил ее в надежде на ближайший снос. Поговаривали, что дом и правда хотели снести, но не снесли, потому что якобы застройщик предложил за это мало денег железной дороге. Вот так и живем тут. В 2017 году стали на очередь как молодая семья, но пока особого движения нет — мы где-то 31-тысячные, — говорит Анна.

Фото: Евгений Ерчак

Из первого подъезда и молодая мама Алеся. Она рассказала, что есть о чем вспомнить — все детство провела в этой коммуналке. Тут жили ее бабушка с дедушкой, позже они переехали в собственную квартиру на Воронянского, а маме с сестрой оставили две комнаты.

— Это сейчас тут очень много новых людей — большинство, пользуясь выгодным месторасположением, сдают свои комнаты. А раньше все друг друга знали и дружили. Двери в коммуналке никогда не закрывались, мы играли в коридоре, на общей кухне. Раньше здесь было проще, несмотря на то что душевые появились только в конце девяностых и всем приходилось мыться на кухне.

Алеся призналась: долго не могли добиться разрешения на приватизацию комнаты и сделали это в последний момент. Правда, улучшить жилищные условия все еще не получилось.

Фото: Евгений Ерчак

— Все равно я завишу от соседей по коммуналке. Например, если надумаю продать комнату, то сначала надо будет уведомить об этом соседей и в первую очередь предложить им право выкупа, а потом, уже при наличии их отказа, выставлять на рынок. Думали взять кредит и эту комнату отдать в зачет новостройки, но, как оказалось, с комнатой в коммуналке нет шансов.

Если и ругаются, то из-за беспорядка

В доме три подъезда и самый аккуратный из них, кажется, третий, с домофоном. Секрет прост: две коммуналки выкуплены полностью и теперь это обычные многокомнатные квартиры. Понятно, что жильцы заинтересованы в порядке. Но не все.

Фото: Евгений Ерчак

На наших глазах Лилия Сергеевна, поднимаясь в свою квартиру на верхнем этаже, вынуждена была вступить в перепалку с девушкой, живущей этажом ниже. Та якобы курила, и не первый раз, и опять все задымила. Девушка доказывала обратное, не особо подбирая слова и настаивая на том, что вышла на лестницу поговорить по телефону. Точку в горячем диалоге поставил мат от той, что якобы курила. На это Лилия Сергеевна только хлопнула глазами и сказала: «Вот видите».

— Загадили все, заплевали, посмотрите, куда скидывают бычки, — по инерции продолжила она. — И бороться с ними невозможно! На третьем этаже достали окно и сделали склад бычков. Я тут столько убирала, дорожку постелила… Раньше было понятно, кто где живет, а сейчас комнаты продаются и перепродаются — всех уже не знаю.

Фото: Евгений Ерчак

Лилия Сергеевна поселилась в коммуналке в 2012 году. Сперва она купила три комнаты в расчете на то, что и остальные ей продадут. Но, как оказалось, молодой человек, который обещал продать две комнаты, лишился их за долги, а у нового владельца были уже свои планы.

— В целом здесь неплохо. Из минусов — высокая коммуналка. В нашей квартире нет счетчиков на воду, — говорит Лилия Сергеевна. — Потому что второй собственник не захотел делать ремонт на общей кухне и в прихожей, не хотел тратиться на домофон. Все делала я сама за свой счет, потому что здесь живу. Получается, что мне еще и счетчики нужно поставить, которыми он тоже будет пользоваться. Поэтому пока решили, что он будет продавать свои комнаты, а там видно будет.

Фото: Евгений Ерчак
В подъездах давно не было ремонта

Еще одна проблема — слабый напор воды, особенно вечером и рано утром, говорит Лилия Сергеевна.

— Еще в 2012 году с напором воды все было хорошо, а когда запустили соседнюю новостройку — начались проблемы. Причем не только с водой, но и с выездом из двора: как только кто-то застопорится — все, стоит пробка, потому что проезд очень узкий. Кроме этого, прямо под окнами нашего дома застройщик выкорчевал вишни, яблони и сделал детскую площадку для ЖК «Грушевский посад». Ну, а мы тут при чем? Их дом и так нам закрыл весь солнечный свет — солнце встает, а нам его не видно.

О проблемах с водой, говорит Лилия Сергеевна, она не единожды сообщала в ЖЭУ и ходила даже на прием к начальнику, однако, по ее словам, толку так и не добилась.

На одном этаже с Лилией Сергеевной живет и Карина. В коммуналке она с самого детства. Жилье тут получали еще ее дедушка с бабушкой, которые работали на железной дороге.

Фото: Евгений Ерчак

— Раньше давали одну коммунальную квартиру на две семьи, это уже потом люди стали распродавать комнаты то по одной, то по две. В нашей квартире сейчас, например, живу я со своей семьей, отец — со своей, и еще одна комната принадлежит женщине, которая тут не живет, — рассказала Карина.

По сути, коммуналку занимает одна семья, однако, говорит девушка, не все так просто.

— Холодильники у каждого по комнатам, соседка свой шкафчик на кухне держит под замком. А вот у соседей на первом этаже, наоборот, все по-семейному: в туалете спокойно лежит туалетная бумага, стоят зубные щетки. А у нас все забирают в комнаты. Причем мы с папой в хороших отношениях, просто так было заведено.

Фото: Евгений Ерчак
Некоторые жильцы держат шкафчики под замком

По словам Карины, в коммунальном доме не раз ходили слухи о возможном сносе.

— Насколько я знаю, вместо нашего дома должен был быть паркинг. Когда сдались дома № 20 и 22 (первые дома ЖК «Грушевский посад». — Прим. TUT.BY) и жильцы собирали подписи за установку шлагбаума, был разговор о том, что их обманули: в проекте был паркинг на месте нашего дома. Ходил слух, что коммуналку не снесли из-за того, что нас тут много прописанных. Мол, в первом подъезде около сотни человек — это же «золотое» расселение получилось бы (сейчас в доме прописано 133 человека. — Прим. TUT.BY). До этого, где-то в 2000-х, когда пошел слушок про снос, все начали резко разводиться, жениться, чтобы решить свои жилищные вопросы, — смеется Карина и добавляет, что все это уже не раз проходили.

Фото: Евгений Ерчак

Сейчас жильцы дома с коммунальными квартирами отчаянно пытаются решить вопрос с канализацией. Поэтому вопрос с инсоляцией первых этажей пока отошел на второй план. Дело в том, что в третьем подъезде, самом сознательном, уже несколько недель подряд стоит неприятный запах. Смрад и сырость добрались уже до квартир, а следом за ними отовсюду полезли комары.

— Говорят, проблема в трубопроводе, надо менять колено. Пока спасаемся тем, что почти ежедневно приезжает машина и откачивает жижу из подвала. Но это же не выход! Мы написали заявку в ЖЭУ, потом на 115. Вот ждем, когда решат проблему раз и навсегда.

Фото: Евгений Ерчак

-10%
-16%
-23%
-15%
-15%
-20%
-20%