/ /

Сегодня в суде Заводского района Минска допросили предпринимательницу Нонну Гришину, которую обвиняют в даче взятки экс главному архитектору Минска Павлу Лучиновичу. По ее словам, она действительно передала экс-чиновнику 4 тысячи долларов, но взяткой это не считает. Гришина также сказала, что Лучинович даже не знал, что в переданном ей ему пакете находятся деньги. Читайте подробности.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Сегодня суд Заводского района принял решение приостановить производство по делу в отношении Павла Лучиновича, который лежит в больнице с параличом, до его выздоровления. Но суд начал рассматривать дело в отношении 60-летней Нонны Гришиной, которая обвиняется в даче взятки экс-чиновнику.

В чем обвиняют Гришину?

Предпринимателя Нонну Гришину обвиняют в том, что она передала главному архитектору Минска Павлу Лучиновичу взятку за благоприятное решение вопросов, входящих в его компетенцию. Например, оказание консультаций, лоббирование интересов, ускорение сроков рассмотрения писем, которые касались строительных проектов компаний, интересы которых она представляла.

По версии обвинения, Гришина как минимум неоднократно обращалась к Лучиновичу по вопросам согласований документации по строительству административного здания на улице Смолячкова, 14а и фитнес-центра на Дзержинского.

По данным обвинения, во исполнение договоренностей с января 2017 по март 2019 г. Лучинович консультировал, информировал и принимал вне очереди Гришину. Например, по данным обвинения, в этот период он просил «Минскпроект» внести изменения в проект детального планирования по Золотой Горке так, чтобы там можно было «посадить» бизнес-центр на Смолячкова. В итоге решение изменить ПДП было принято. По фитнес-центру на Дзержинского Лучинович осуществлял консультирование, проводил внеочередные приемы.

А 16 марта 2019 года у себя дома в поселке Хатежино Гришина по предварительной договоренности передала Лучиновичу взятку — пакет, в котором было 4 тысячи долларов, бутылка рома, два вида чая, специи, черный перец и крем, говорит сторона обвинения. В итоге все потянуло на крупный размер. В тот же день были задержаны и Гришина, и Лучинович.

Гришина не признает вину и говорит, что переданные деньги — не взятка. Мол, они не были платой за некое покровительство, а были переданы ему как близкому человеку на лечение. По ее словам, он даже не знал, что находится в пакете. Но обо всем по порядку.

Версия Гришиной по Смолячкова

По словам Гришиной, она имеет 27-летний опыт в строительстве и является индивидуальным предпринимателем, который оказывает консультационные услуги. По сути — представляет интересы строительных и проектных организаций в государственных органах, потому что хорошо разбирается в строительстве, имеет большой опыт и контакты. Мол, знает, как все сделать правильно и в правовом поле.

По ее словам, с Лучиновичем она познакомилась примерно в 2014—2015 году. А его отца она знала к тому моменту более 20 лет, потому что он когда-то как юрист помогал ей с документами.

— Мы с Павлом Сергеевичем читали одинаковую литературу, постепенно я полюбила его как открытого и легкого человека. Но встречались мы редко, — говорит Гришина. Иногда они переписывались в мессенджерах по общим темам (джаз или книги), добавляет обвиняемая. Да и вообще, он ей был «как сын».

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Что касается работы, то она не отрицает, что общалась с Лучиновичем по поводу бизнес-центра на Смолячкова. Дело, по ее словам, было такое.

К ней обратился представитель архитектурной студии «Арх-Нуво», которая разрабатывала проект реконструкции здания на Смолячкова, 14а, в офис под аренду. Заказчик — «Спринг-Инвест». Земля под зданием была в аренде на 46 лет, но в готовящемся проекте детального планирования (ПДП) на Золотую Горку вместо этого здания была парковка под планирующийся рядом жилой дом. Гришиной сказали, что уже год не могут решить этот вопрос.

По словам Гришиной, она изучила документы и решила, что можно в правовом поле добиться включения их объекта в ПДП. Она предположила, что проектировщики просто не знали, что аренда земли у «Спринг-Инвеста» на 46 лет, а не на 5 как обычно бывает, поэтому «Минскпроект» так легко и вычеркнул этот объект из планов. Решить вопрос в «Минскпроекте» не удалось, и она решила обратиться в комитет архитектуры Мингорисполкома, который был заказчиком ПДП.

По ее словам, они написали письмо и приложили документы, почему целесообразно оставить в ПДП их объект. Поскольку ситуация была неординарная, то в комитете собрали совещание под председательством Лучиновича по этому вопросу и решили, что документы надо дополнительно изучать, говорит она. В итоге решили вынести планы по реконструкции здания на общественное обсуждение. Оно прошло с замечаниями, но его признали состоявшимся. Здание должно выглядеть так:

Изображение: sov.minsk.gov.by
Изображение: sov.minsk.gov.by

Гришина говорит, что общалась по Смолячкова с Лучиновичем два раза. Первый — на совещании, второй — когда по общественному обсуждению было предписание прокуратуры, которое, впрочем, на результат не повлияло.

Как Гришина объясняет факт передачи денег?

В итоге проект офисного здания прошел экспертизу и в конце 2018 года Гришина улетела в Индию, поскольку профессионально занимается йогой. Она говорит, что иногда общалась с Лучиновичем в мессенджерах, но — по личным вопросам вроде йоги, книг и так далее.

14 марта Гришина прилетела из Индии, чтобы навестить семью — сына, невестку, внучку. Она также договорилась о встрече с Лучиновичем, чтобы передать ему традиционные сувениры — чай, пряности, ром. Она говорит, что всегда что-то привозила ему из Индии как близкому человеку.

Поскольку все заработанные в Индии деньги она потратила, то попросила сына дать ей деньги из тех, что она оставила ему в пользование. Мол, у него были проблемы с бизнесом и она отдала ему все свои карты в распоряжение. Он сказал, что у него есть 4 тысячи долларов. Но встреча с семьей, судя по словам Гришиной, прошла не гладко, и приняли ее не очень (особенно невестка). Поэтому она говорит, что приняла спонтанное решение отдать эти деньги Лучиновичу и положила их в тряпичный мешочек, а потом — в пакет с сувенирами.

Мол, она знала, что он на днях уходит в отпуск и ему нужно отдохнуть. Она также хотела, чтобы он вылечил больную спину и зубы, говорит Гришина. По ее словам, она и до этого давала ему советы, как быть со спиной.

Поэтому она пригласила его к себе домой, где он еще не был. Там они пообщались минут 40, и она дала ему пакет. По ее словам, она сказала, что там чай, ром, специи и «сюрприз». По ее словам, содержимое пакета Лучинович не проверял.

— Я хочу сказать, что он приезжал ко мне не как главный архитектор города, а как близкий мне человек. Он не знал, что там деньги. Он знал, что там сувениры из Индии, — говорит Гришина.

— Когда я вышла его провожать, то обещала, что еще напишу, как ему лучше отдохнуть и так далее. Он сказал: как вы приехали, так солнце выглянуло, а без вашей логики было тяжело, — добавляет обвиняемая.

После этого он уехал на машине и их по отдельности задержали, рассказывает она.

«Я профессионал, я не нуждалась в консультациях»

На все вопросы гособвинителя и адвоката Гришина всячески отрицала, что эти деньги были взяткой за решение какого-то вопроса. Отрицала она и предварительный сговор.

— Никогда он не взял бы ни от меня, ни от кого другого взятку.

Что же касается ситуации по Смолячкова, то Гришина считает, что там изначально проблема была в том, что «Минскпроект» совершил ошибку и не хотел с этим соглашаться. Мол, обращение в комитет архитектуры было для того, чтобы там разобрались и приняли адекватное решение. Консультации от Лучиновича Гришина тоже отрицает.

— Я профессионал, я не нуждалась в консультациях. Я нуждалась в том, чтобы меня выслушали. Но ведь если меня не выслушивали, я говорила, что мы тогда пойдем в суд или пишем президенту.

Как Гришина объясняет то, что раньше она говорила совсем другое?

При этом сегодняшние показания Гришиной на суде существенно отличаются от показаний, которые она давала во время следствия.

Так, в показаниях в день задержания она сказала, что отец Лучиновича (с которым Павел не общался несколько лет) попросил в конце 2018 года ее передать ему деньги. Но она не успела и улетела в Индию, а когда вернулась — передала вместе с сувенирами. Согласно показаниям, Лучинович не видел и не знал, что в пакете деньги.

— Я тогда решила, что если я не могу ему передавать деньги, то отец — может. Впервые в жизни я решила спрятаться за мужчиной, — объясняет мотивы сказанного Гришина.

Потом, по ее словам, начались проблемы.

— Я была в шоке. Мне такие вещи начали говорить, что я мошенник, что я много людей обманула. (…) Если бы меня выпустили тогда, я бы повесилась. Это был жесткач. Сказали, что если я опишу схему, то меня отпустят.

В итоге Гришина написала явку с повинной и дала новые показания. Там было сказано, что деньги передавались за консультации по объекту на Смолячкова. Фигурировали также другие взятки за другие объекты.

Сейчас Гришина называет это «бредом сумасшедшего», который она написала по нескольким причинам, чтобы ее отпустили.

Во-первых, она думала, что так ее выпустят на день-два, чтобы она могла хотя бы осмотреться, что происходит. «Это была моя фантазия, чтобы меня выпустили», — говорит обвиняемая.

Во-вторых, по словам Гришиной, дали о себе знать и проблемы со здоровьем, давление подскочило до 180.

— А они говорили об ужасных вещах, которые я даже не хочу рассказывать, — добавляет она.

К тому же, по ее словам, с ней в камере сидела женщина, каждый день ей говорила, что если она не напишет явку, то и сын Гришиной будет здесь.

— Рассказывала, что пока женщина с инсультом сидела в одной камере и не писала явку, то и ее сын присел. Я не чувствовала настолько материнского инстинкта за 60 лет. Я готова была сделать все что угодно, чтобы спасти сына, — говорит обвиняемая.

В третьих показаниях (данных уже с адвокатом) Гришина полностью признала вину и сказала, что решила отблагодарить Лучиновича за то, что он ее слушал и давал возможность высказываться. Передачу денег с ним не согласовывала, а решила их передать, когда узнала, что он идет в отпуск.

В этих показаниях Гришина говорит, что Лучинович видел, как она положила деньги в пакет, а потом пересчитал их в машине.

Сейчас она отрицает все данные ранее показания и просит считать действительным только сказанное на суде.

-10%
-20%
-30%
-25%
-20%
-20%
-21%
-50%