• Экспертиза
  • От застройщика
  • Строительство
  • Аренда
  • Деньги
  • Интерьер, дизайн, ремонт
  • Офтоп
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

Закрытые для гражданского населения военные городки были разбросаны по всему СССР. В Беларуси они часто «закрывались» из-за находившихся рядом частей ракетных войск стратегического назначения — Житковичи-1, Столбцы-2, Слобудка. Сейчас это абсолютно мирные поселки разной степени заброшенности. Поиск подобных населенных пунктов, где жизнь круто изменилась после ухода военных, привел нас в Латвию — бывшую советскую республику, у которой получилось в короткий срок забыть советское прошлое и войти в Евросоюз и НАТО. Сегодня в проекте «Закрытый город» мы рассказываем о военно-морской базе на берегу Балтийского моря в городе Лиепая.

Фото: Стас Журавлевич

Порт императора

Город на берегу Балтики Лиепая раньше назывался Либава и белорусу туда можно было совершенно спокойно попасть на поезде, по Либаво-Роменской железной дороге. Что ему там делать? В 1890-х годах, например, можно было устроиться на грандиозную стройку — здесь российский самодержец Александр III решил создать Либавскую военно-морскую крепость и Военный порт.

Фото из архива Глеба Юдина
Фото из архива Глеба Юдина

Строительство велось с поистине имперским размахом, средств на возведение основной базы военного флота не жалели. Новый порт рассматривали как оплот Балтфлота на случай войны с вероятным противником — Германией. Официальное название — Порт императора Александра III. Чуть позже место получает название Кароста (ударение на первый слог), что в переводе с латышского означает «Военный порт».

Житель Лиепаи Глеб Юдин провел не один день в архивах над изучением и систематизацией истории порта. Свои труды он публикует в блоге, где мы и нашли нужные для создания полной картины сведения.

Фото: Стас Журавлевич
Здание госпитального комплекса. Сейчас это жилой дом

Вокруг города в рекордные сроки возникло кольцо батарей морской артиллерии и фортов, окруженных искусственными каналами. Был вырыт глубокий канал длиной 3,5 километра, соединяющий море и бассейн для стоянки кораблей и подводных лодок. От высокой волны порт защитили системой волнорезов и разделительными молами.

Фото: Глеб Юдин
Северный мол. Его длина почти два километра. Фото: Глеб Юдин

Одновременно велись работы по строительству наземной инфраструктуры: казармы, морское собрание, жилье для высших чинов, военно-морской госпитальный комплекс, почтамт, гимнастический манеж, водонапорная башня — всего не перечислить.

Фото из архива Глеба Юдина
Гимнастический манеж. Фото из архива Глеба Юдина
Фото: Стас Журавлевич
В советский период в манеже размещался автобат

Архитектурный план строительства порта императора Александра III предусматривал возведение двух православных храмов. Сохранился лишь огромный Свято-Никольский Морской собор. На его освящение приезжал сам царь Николай II с семьей в 1903 году.

Собор пережил Первую мировую войну, сохранив в целости все внутреннее убранство. Он стоял в первозданном виде вплоть до 1934 года, пока решением лютеранской общины гарнизонной церкви Каросты не был преобразован и реконструирован в лютеранскую кирху с возможностью проводить богослужения трех конфессий — лютеранской, католической и православной.

Фото: Стас Журавлевич

Те, кто служил в Лиепае в советский период, помнят это здание уже как матросский клуб — здесь смотрели фильмы и устраивали концерты. Чтобы улучшить акустику был забетонирован купол. В начале 2000-х храм отреставрировали, вернули колокола и иконостас. Теперь церковь одна из главных достопримечательностей Каросты.

Одним из самых красивых, величественных зданий города считается Морское собрание, которое называлось среди жителей военного порта «Воздушным замком». Изначально дворец служил местом для собрания аристократии флота царской России.

Здание Морского собрания. Фото из архива Глеба Юдина

В нем проводились собрания и балы офицеров. Во время Первой мировой войны во дворце размещался немецкий военный госпиталь. Во время межвоенного независимого Латвийского государства здание на 25 лет было сдано в аренду под санаторий костного туберкулеза, а в 1939 году санаторию пришлось покинуть дворец, так как комплекс был передан военно-морскому флоту СССР под госпиталь. Он работал там до 1994 года, когда бывшая советская армия покинула Лиепаю. С тех пор дворец принадлежит латвийскому Министерству обороны.

Строительство порта было закончено к 1904 году и он, как и задумывалось, стал главной базой Балтфлота. Именно из него в свой погибельный поход отправилась к берегам Японии 2-я Тихоокеанская эскадра (первую самураи к тому времени уже потопили). После Цусимского сражения в порт вернулась лишь малая часть кораблей. Среди вернувшихся — крейсер «Аврора», будущий символ Октябрьской революции.

Фото: Стас Журавлевич
Тосмарская водонапорная башня в стиле псевдоготики. В свое время с помощью насосов на паровых двигателях (сохранились до наших дней) воду из скважины качали в башенный резервуар. Оттуда ее трижды в день подавали жителям Каросты

С Либавой связаны имена многих персоналий двух русских революций и гражданской войны. Например, из порта в 1904 году в сторону Дальнего Востока двинулся угольный транспорт «Иртыш» со старшим офицером Петром Шмидтом на борту — тем самым, что возглавит мятеж на крейсере «Очаков» в Севастополе через год. Можно вспомнить и адмирала Колчака, который в Либаве служил в Минной дивизии Балтфлота. Его семья, кстати, жила в одном из офицерских флигелей порта.

Все напрасно было

Сколько было затрачено на строительство главной базы морфлота, сейчас трудно подсчитать, но это были колоссальные деньги. Первый президент Латвии по этому поводу якобы даже сказал, что за эти деньги он бы покрыл золотом всю страну.

Фото: Стас Журавлевич
Здание военно-голубиной службы

Но самое главное в том, что все эти траты в итоге оказались напрасными — в 1910 году высшее военное руководство Российской империи приняло решение о ликвидации крепости Либава. Оказалось, что все построенное уже несовременно и в случае войны не сможет противостоять новейшему вооружению противника. Поэтому с началом военных действий предписывалось немедленно эвакуировать военно-морскую базу, а фортификационные сооружения взорвать. Этот план был исполнен в 1915 году и порт был сдан немцам без серьезного сопротивления.

Первый подводный флот и морская авиация

Но в этот короткий довоенный период жизнь в порту кипела и служащие гарнизона и жители города могли наблюдать сразу несколько технологических чудес начала 20-го века: гидропланы и подводные лодки.

Передовые страны уже к 1903 году имели довольно внушительный подводный флот, выделяя огромные средства на его развитие и строительство. В составе их флотов числилось: во Франции — 34 подводные лодки, в Великобритании — 18, в США — 9, в Швеции — 7, в Италии — 2 подводные лодки. Россия и Германия отставали и подводного флота не имели.

Фото из архива Глеба Юдина
Подводные лодки «Карп», «Карась» и «Камбала» в сопровождении корабля «Хабаровск» на переходе из Киля в Либаву. Фото из архива Глеба Юдина

Поэтому в 1904 году в Каросте начинает формироваться первый в России Учебный отряд подводного плавания. Кроме обучения подводников, здесь начинают собирать американские лодки типа «Осетр». С началом войны первый подводный флот ушел из Либавы.

Фото из архива Глеба Юдина
Подводные лодки «Почтовый» и «Сиг» у причала Учебного отряда подводного плавания. Фото из архива Глеба Юдина

В 1913 году в порту появились и гидроаэропланы. Авиастанция разместилась на открытом берегу аванпорта, чуть севернее входа в Военную гавань. Строительство стационарных железобетонных ангаров было закончено к весне 1914 года, но уже летом по приказу из Санкт-Петербурга авиаторы тоже спешно покидают Либаву, оставляя после себя отличную авиационную станцию.

Фото из архива Глеба Юдина
Гидроплан. Фото из архива Глеба Юдина

Немцы и свободная Латвия

В 1915 году город оккупировали немецкие войска. Многие сооружения, которые предписано было при эвакуации уничтожить, достались противнику в ремонтопригодном виде. Например, немцы быстро восстановили взорванный разводной мост, восстановили либавскую гавань и военный канал. Германский флот начал использовать Либаву как собственную морскую базу.

Но в 1921 году Латвия обрела независимость и международное признание и в военном порту располагались части ее армии. В 1923-м молодое государство приняло программу судостроения, которая в числе прочего предусматривала строительство двух подводных лодок. В 1926 году лодки были спущены на воду во Франции, а в 1927 году вошли в состав флота Латвии под именами «Ро́нис» и «Спи́дола».

Фото: www.sovboat.ru
«Ронис» и «Спидола». Фото: www.sovboat.ru

Они базировались в Каросте. Однако повоевать им не удалось. В 1939 году СССР вынудил правительство Латвии предоставить им базу для размещения своего контингента, а в 1940 году — войти в состав Союза. «Ронис» и «Спидола» включили в состав ВМФ СССР. А в самом начале войны при эвакуации флота их взорвали в родной гавани.

Закрытый город

После Второй мировой войны в Военном порту опять закипели работы — Лиепая становилась военно-морской базой СССР на Балтике. Для личного состава флота был построен целый город — типовые пятиэтажки росли как грибы.

— Это был закрытый город, попасть на его территорию можно было только по пропускам, — рассказывает Алексей, житель Каросты.

Фото: Стас Журавлевич
Разводной мост через Военный канал. За ним для моряков начиналась «гражданка»

И не случайно. В состав Лиепайской ВМБ входили: 118-я бригада кораблей охраны водного района, отделение вспомогательного флота, дивизион средних десантных кораблей, госпиталь, учебный и ремонтные центры, минный, ракетный и артиллерийский арсеналы, арсенал по хранению ядерных боеприпасов, базы снабжения. Все это «хозяйство» указывало на то, что Лиепая был запасным центром размещения практически всех сил Балтийского флота в случае ядерной войны.

Подводные лодки проекта 651 — серия советских дизель-электрических подводных лодок с крылатыми ракетами. В конце 1980-х — начале 1990-х все лодки были списаны, большинство из них пошло на лом

Кроме этого в Лиепайской базе Балтийского флота размещались и действовали: эскадра подводных лодок, вооруженных баллистическими и крылатыми ракетами, бригады больших и средних подлодок, бригада эсминцев (БЭМС) и дивизион малых ракетных кораблей (МРК). Здесь размещался крейсер «Свердлов» и поистине огромный судоремонтный завод «Тосмаре» с уникальными сухими доками, а также бригада пограничных кораблей КГБ СССР.

Фото: ansokolov39.livejournal.com
Ангар для подводных лодок. Фото: ansokolov39.livejournal.com

С 1989 года в Лиепае в составе 22-й бригады подводных лодок находилась «Пиранья» — экспериментальная сверхмалая подводная лодка проекта 865. Она предназначалась для использования на морском театре с обширной мелководной акваторией шельфа, в диапазоне глубин от 10 до 200 метров. Их всего было выпущено две штуки. В 1999 году их разрезали на металлолом.

Впрочем, в гавани Лиепаи в металлолом превратились многие подводные лодки — в 90-е никому до них уже не было дела. Так и сгнили у причала, облокотившись друг на друга.

Фото: lv.sputniknews.ru
Подводные лодки ВМФ СССР в Лиепае, 90-е. Фото: lv.sputniknews.ru

Сейчас в Каросте размещается лишь Учебный центр морского флота Латвии. Весь остальной городок впервые за более чем 100 лет службы вышел «на гражданку».

Учебный центр

Алексей родился в Могилеве, а в Витебской области у него до сих пор есть родственники, к которым он ездит в гости. В Латвии же он с 60-х годов — переехал с родителями по обмену специалистами между союзными республиками. Он прекрасно владеет латышским — с детства жил с латышами и ходил в местную школу. Служить он попал в Лиепаю — в спецвойска связи, контролировавшие полеты натовских самолетов-разведчиков. Здесь женился. Теперь он пенсионер, у него своя квартира в городке, дача и небольшой бизнес — павильон на местном блошином рынке. Рынок, кстати, местная достопримечательность — здесь можно купить и корабельный колокол, и советский магнитофон, и даже спасательную капсулу.

Фото: Стас Журавлевич
Спасательная капсула

— Большая часть больших военных кораблей стояла в зимней гавани — большие корабли не могут войти в канал, — рассказывает Алексей. — Подводные лодки, торпедные катера базировались в военном канале. В торговом канале, в центре города, стояли 10 катеров на воздушной подушке с морской пехотой. У нас тайком говорили, что это катера КГБ и предназначены они для эвакуации партийного состава и документов. Так ли это было на самом деле — неизвестно.

Фото: ansokolov39.livejournal.com
Сухие доки завода «Тосмаре». Фото: ansokolov39.livejournal.com

Жителям городка грех было жаловаться на бытовые условия — в «Военторге» всегда был хороший ассортимент. Алексей говорит, что в городе в магазинах выбор был гораздо скуднее. Городок был хорошо благоустроен — бетонные дорожки во дворах, хорошие дороги, чистота. Для детей было несколько школ и детских садов.

Фото: Стас Журавлевич

«Прощание славянки»

Когда флот уходил, гарнизон сдавался латвийским властям «под ключ» — считалось все, до последней розетки, чтобы военные не забрали с собой ничего лишнего. Алексей говорит, что охранять городок поручили земессаргам — если дословно, то охранникам земли.

В Каросте еще лет 20 назад было гораздо больше зданий дореволюционной постройки — их разобрали по кирпичику, остались лишь фундаменты.

Фото: Стас Журавлевич
Мародеры не прошли мимо старых зданий. От них остались лишь стены

— Там вор на воре, имущество расхищалось с бешеной скоростью. Выносили буквально все — и краны, и кабели, и металл. У гарнизона в Скрунде совсем все плохо было — от городка ничего не осталось, вынесли и унитазы, и ванны, и окна. Все. А это был большой городок со своей школой, детсадом, клубом, магазинами, котельной — туда можно было заселить всех неимущих, например.

Российский флот покинул Военный порт в 1994 году под «Прощание славянки» — марш сыграл латышский оркестр, переодетый в российскую форму.

— Дома опустели, остались лишь пенсионеры. Плюс общая экономическая ситуация в стране. Это были очень страшные годы для жителей городка — многие не могли оплачивавать коммуналку, им отрезали электричество, воду, отопление. Ну и поймите — стоит пятиэтажка — а в ней всего пара квартир жилых. Как обслуживать такие дома? Их отключали, а люди выживали — ставили буржуйки, топились дровами. Пустующие дома стали сносить. И это не одно-два здания — десятки.

Фото: Стас Журавлевич

По словам Алексея, пенсионер тогда имел право на квартиру — мог выбрать жилье в любом другом городе уже бывшего СССР.

— Например, офицеры из танковой бригады в Добеле получили квартиры в Витебской области. А большая часть наших пенсионеров осталась здесь. Куда ехать, если вокруг неразбериха, квартира в городке ничего не стоит, деньги обесцениваются? А пенсию кто платить будет? Вот так многие и остались, и я в том числе.

Фото: Стас Журавлевич

Был у нас такой «Крайбанк» — выдавал кредиты всем подряд, любые суммы. Люди понахватали дач, квартир, новых машин, а потом нужно было отдавать. А как отдавать, если заработать негде? Вот многие и лишились своих квартир. А сейчас многие бросают тут все и уезжают на заработки в Западную Европу, там стараются закрепиться, перетянуть туда свою семью. Раньше в Лиепае 135 тысяч населения было, а теперь, может, 30. Официально, конечно, больше 60 тысяч, но многие же выехали, но не выписывались.

Фото: Стас Журавлевич
Но «Царские» дома в Каросте после реставрации пользуются популярностью

Алексей добавляет, что было время, что в городок переселяли всех неблагонадежных из центра — уголовников, наркоманов, алкоголиков, неплательщиков по счетам.

— Здесь было страшно выйти на улицу. Правда, теперь спокойно стало, жизнь наладилась, город стал больше внимания нам уделять — капремонты ведутся, ремонтируют теплотрасы.

Что здесь нужно белорусам?

Алексей говорит, что лет шесть назад в городке появились машины на белорусских номерах — наших людей привлекли цены на недвижимость в городке. Двухкомнатную квартиру в пятиэтажке можно было купить всего за 3 тысячи евро — неплохой вариант обзавестись недвижимостью в Евросоюзе в километре от берега моря. Продавались квартиры и в царских бывших казармах — там жилье стоило еще дешевле, но там уже требовался серьезный ремонт. И с каждым годом белорусов в городке становится больше.

Фото: Стас Журавлевич
— Только в нашем доме шесть квартир купили люди из Минска, — говорит Алексей.

Сегодня объявлений о продаже квартир стало меньше и они заметно подорожали. Например, в доме рядом с лесом и морем двухкомнатный «бабушатник» стоит 10 тысяч евро. Однокомнатная с хорошим ремонтом — 11 тысяч евро.

Двухкомнатную квартиру в «царском» каменном доме на 56,6 «квадратов», с потолками под 3,2 метра готовы продать за 9700 евро. Самый дешевый вариант — квартирка на 35 квадратых метров за 5 тысяч евро.

Фото: Стас Журавлевич

Если раньше военный городок был обособленным районом, с преимущественно русскоговорящим населением, то теперь ситуция изменилась. Многие дома попали под программы модернизации — их утепляют, меняют старые инженерные системы на современные. Жильцы в таких домах платят гораздо меньше за отопление, а это в Латвии дорогого стоит — энергоресурсы в стране дорогие, жировки по сравнению с белорускими больше в несколько раз. Таким образом старый жилищный фонд становится привлекательным для жителей основной части Лиепаи.

Фото: Стас Журавлевич
Детский сад

С недавних пор Кароста начал привлекать больше туристов — местный пляж худо-бедно убрали, открылось кафе, можно попробовать себя в водных видах спорта. Популярностью пользуется большой тарзан-парк в лесу за городком, песчаный карьер с соснами на берегу. В здании гаупвахты по ночам работает экстрим-отель — там к услугам постояльцев номера-камеры с черными стенами и откидные нары вместо кроватей. Экскурсоводы на русском, немецком, английском и латышском рассказывают об «ужасах» тюрьмы для провинившихся моряков (хотя, по словам Глеба Юдина и Алексея все это сказки для туристов).

Фото: Стас Журавлевич
Туристическая достопримечательность — здание гауптвахты. В царские времена это был венерический барак госпитального комплекса

Привлекательность имеют хорошо сохранившиеся береговые батареи и крепостные укрепления — подобные сооружения в таком состоянии большая редкость.

Фото: Стас Журавлевич
Береговая батарея

Здания, которые имеют историческую ценность, можно купить частному лицу за один евро, но с условием, что в нем будет сделан ремонт и оно станет жилым. Судя по всему, этим многие воспользовались — по крайней мере в нескольких «царских» зданиях по вечерам уже горит свет, в других ведутся работы.

Конечно, восстановить полностью довоенный облик военного порта уже не получится, но этого и не нужно делать — у Каросты появился новый образ, и он совсем не военный.

-30%
-30%
-20%
-10%
-10%
0066771