/

Сегодня в суде Заводского района продолжается рассмотрение уголовного дела в отношении бывшего генерального директора «Тамбаза» Льва Хаютина, который обвиняется в служебной халатности и злоупотреблении властью (или служебными полномочиями). Структура Хаютина, напомним, строила многострадальный ЖК «Аркадия» в Минске. В ходе предварительного следствия пострадавшими были признаны 606 человек и 9 субъектов хозяйствования. Лев Хаютин согласился дать показания.

Сегодня Лев Хаютин заявил ходатайство о том, чтобы судебные заседания по делу были хотя бы через день. Лев Исаакович сослался на возраст и наличие хронических заболеваний, которые не дают ему возможности полноценно восстановиться после судебного процесса. Ходатайство будет рассмотрено.

Вчера Хаютин давал показания о том, что из себя представляет жилой комплекс «Аркадия», как осваивалась площадка под его строительство и как она потом финансировалась.

Сегодня он более детально объясняет финансовую сторону вопроса. В частности, как кредитовался объект строительства, через какой промежуток времени нужно было возвращать кредит, а также какой была схема реализации невостребованного недвижимого имущества — например, машино-мест, которые жильцам комплекса оказались не нужны. В прошлом судебном заседании Хаютин говорил о том, что из 640 человек только один купил два машино-места.

Напомним, в комплексе строились не только дома, но и торговый центр, и паркинг. Хаютин не отрицает, что их финансирование шло в том числе за деньги от продажи облигаций. Но продать ни паркинг, ни торговый центр не получилось, как не получилось и взять в белорусских банках кредиты под залог строящихся объектов.

И выход был найден. Лев Хаютин рассказал, что СООО «Тамбаз» продавало недвижимое имущество ЖК «Аркадия» (административные помещения, машино-места) только на бумаге аффилированной компании «Тамбаз-альянс» с отсрочкой платежа на год, а то и больше.

Судья Светлана Черепанова попросила обвиняемого уточнить для чего.

Хаютин объяснил, что была схема: «Тамбаз» продавал лишь на бумаге (деньги не перечислялись) «Тамбаз-альянсу» недвижимое имущество по себестоимости. Затем у «Тамбаз-альянса» это же имущество выкупала лизинговая компания по рыночной цене. Вырученные деньги «Тамбаз-альянс» перечислял СООО «Тамбаз», которое гасило ими кредит.

Проще говоря, убытки «Тамбаза» переводились в «Тамбаз-альянс». По той же схеме были проданы офисные помещения и машино-места.

— Зачем это все надо было делать через «Тамбаз-альянс»? — уточнила судья.

— Потому что себестоимость этих помещений, которые раньше были жилыми (квартиры на первых этажах не продавались), а потом были переведены в нежилой фонд, понесли дополнительные затраты. В итоге образовалась себестоимость, которая была выше рыночной цены. Для того чтобы у «Тамбаза» не было убытка, продали по себестоимости «Тамбаз-альянсу». Это было сделано, чтобы не было убытков в «Тамбазе».

— Для чего вам нужно было не показывать убытки? — спросила судья.

— «Тамбаз» кредитовался в четырех банках. Для того, чтобы банк продолжал кредитовать и не требовал досрочного погашения кредита, предприятие не должно формировать убытки. Это могло привести, грубо говоря, к дефолту. Мы вынуждены были действовать по такой схеме. Такая цепочка работает постоянно, — рассказал Хаютин.

Кто такой Овсянников?

В ходе суда возник вопрос, откуда взялся Овсянников — новый собственник и генеральный директор СООО «Тамбаз». Напомним, это было в 2017 году.

— Помимо кредитов банков, мы привлекали инвесторов. Одним из таких инвесторов был Константин Белов, он сотрудничал с «Белинтертрансом». Потом, когда в «Белинтертрансе» начались трудности, туда ввели управляющего — Овсянникова. Его ко мне привел Белов, сказал, что у меня трудности и он поможет. Первоначально они вдвоем [Белов и Овсянников] хотели влить деньги в компанию, но по итогу остался только Овсянников.

С чего все началось?

«Тамбаз» строил жилье в Минске больше 20 лет, у компании была прекрасная репутация вплоть до лета 2017 года, когда остановилось строительство двух жилых домов в комплексе «Аркадия».

Владельцы облигаций на квартиры в строящихся домах — а это 640 семей — не дождавшись продолжения строительства, записали видеообращение к президенту, а также написали во все инстанции с требованием проверить «Тамбаз».

Результатом проверки и стало возбуждение уголовного дела в отношении Льва Хаютина, а также заключение его под стражу в декабре 2017 года.

Было установлено, что в период руководства «Тамбазом» Хаютин, недостаточно оценив финансовое положение фирмы, выпускал жилищные облигации для строительства многоквартирных домов. Однако принятые обязательства компания не выполнила.

Кроме того, совершая от имени «Тамбаза» экономически нецелесообразные сделки, Хаютин получил выгоду имущественного характера, а общество недополучило деньги, которые могли быть направлены на строительство жилых домов, сообщала Генпрокуратура.

Общий ущерб, причиненный «Тамбазом», составил более миллиона белорусских рублей.

-10%
-20%
-25%
-10%
-30%
-15%
-21%
-50%
-50%