/ Фото: Катерина Гордеева /

В Гродно в этом году на торги должны выставить участок между филармонией и табачной фабрикой «Неман». Здесь появится здание общественного назначения: гостиница или офисы. Обязательное условие продажи — снос старых домов, которые здесь находятся, и компенсация людям убытков. И хоть о сроках торгов еще ничего не известно, местные уже вовсю обсуждают новость. Впрочем, предполагаемый снос их жилья — для них не такая уж и новость.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Дома по улице Орджоникидзе и переулку Курбатова зажаты между двумя дорогами, стеклозаводом и табачной фабрикой. Домов на этом пятачке земли совсем немного — хорошо, если 15 наберется. Старые деревянные и приземистые каменные хаты соседствуют с отремонтированными добротными зданиями. Некоторые — заброшены: окна заколочены, огороды заросли бурьяном.

Здесь кажется, что время остановилось где-то в 80-х годах, а небольшие улочки скорее похожи на деревенские, чем на городские: разбитые, незаасфальтированные. В дворах цветут бархатцы, наливаются соком на деревьях груши и яблоки, гуляют коты, около будок на цепи надрываются от лая собаки. На заборе примостился умывальник, развешено белье, а двери, около которых стоит уличная обувь, во многих дома открыты. Чистый деревенский пейзаж. Однако местные жители говорят, что идиллия эта обманчива, — и перечисляют многочисленные неудобства жизни в старых домах.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Будут сносить? Что, в этом году? Ну-ну, уже столько лет обещают! Дома здесь старые, построены были в 30-х годах прошлого века как бараки, наверное, или как временное жилье. Кто ж сейчас точно скажет, — рассказывает местный житель Андрей и проводит небольшую экскурсию по дворам, параллельно знакомя с соседями. — Дядя Коля, выходи!

Пожилой мужчина идет откуда-то из глубины дома, извиняется за то, что так долго «тупаў»: он ходит, опираясь на палочку. Представляется дедом Николаем.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Я тут жыву з 57 года. Як купіў гэтую кварцірку, так і жыву. Тады людзі ў Польшчу з’язджалі, а я ажаніўся, сам я з Сухой Даліны, гэта 30 кілометраў атсюда. Дык з таго часу і нельзя нічога рабіць у гэтых хібарах. Я, калі сілы былі, рамантаваў і крышу, і сцены, але што толку, дамы-та старыя. Баракамі іх называлі. А вон калонка — дык з боем ставіў. Нельга, кажуць: усё пад знос. А як жа жыць? Тут на падворку ўсё ў навозе было, расчысцілі. І што? Зноў кажуць, што зносіць будуць. Ну дык добра — хоць апошнія свае гады пажыву па-людску. Мне б кварціру на першым этажэ. Вось шчасце будзе. У туалет цяжка хадзіць, ён, вунь, на двары стаіць. А мне ж 90 год афіцыйна, але тры гады забралі, па-сапраўднаму 93 мне, — дедушка еще долго рассказывает о своей жизни и о том, что дом у него уже давно в трещинах, которые надо бы заделать, но ремонтировать никто не берется.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

О плохом состоянии жилья говорит и его соседка — Марина.

— Мы социальную квартиру здесь получили в 1989 году. С того момента тоже постоянно слышим: вас скоро снесут. Но пока не сносят, а дом в очень плохом состоянии: штукатурка сыплется со стен, окна не открываются. Несмотря на то, что квартира не является нашей собственностью, мы все-таки сделали внутри ремонт и провели канализацию за свои деньги. У меня же ребенок-инвалид. Вы представляете, как это жить с больным человеком без горячей воды и туалета? Мы в ЖЭС писали несколько раз: сделайте ремонт дома, везде трещины, все отваливается, крыша протекает, но никому нет дела до нас, — говорит женщина.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Марина

В общем, настроения здесь отличаются от тех, которые были в деревне Белые Росы, что на Девятовке, или в старом квартале Новый свет, где некоторые дома тоже могут пойти под снос.

Добротный аккуратный деревянный дом Анны Владимировны находится через дорогу.

— Смотрите, фундамент весь в трещинах. Это из-за того, что здесь постоянно ездят большегрузы — с одной стороны от дома, а с другой оживленная трасса — ул. Победы. Все ездят и ездят, спать иногда просто невозможно. Или вот еще одна проблема: перед забором, воротами и калиткой, практически впритык ко двору, постоянно ставят машины. Стоянки около табачной фабрики не хватает, вот они сюда и едут. Мы и ругались, и в ГАИ звонили, и фотографировали всех. Потом пилили недавно здесь старый тополь, так из пеньков с соседями сделали импровизированное заграждение. Пока помогает, но посмотрите — они же и дальше ставят. Или вот дорога — такая уже страшная была, что осенью ни проехать, ни пройти. С соседями скинулись, купили гравий, засыпали. Пока вроде ничего, но автомобили все равно раскатали уже ее.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Женщина рассказывает про соседний двухэтажный дом, который вроде бы визуально выглядит хорошо: стеклопакеты, новая крыша, — но в глаза сразу же бросается сильно заросший участок: становится понятно, что в коттедже уже давно никто не живет.

— А как там жить-то? Из-за вибрации посередине дома пошла трещина, фундамент осел, трубы начали оседать, на второй этаж подниматься опасно. Да там и забор повело. Люди съехали куда-то, — говорит Анна.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Еще женщина жалуется на неблагоприятную экологическую обстановку.

— Ладно постоянный запах от табачки, так зимой весь снег желтый. Летом этого не видно, а вы приходите в декабре или январе. В общем, если будут сносить, мы против не будем.

— А если на Ольшанку переселят? Далеко ведь отсюда.

— Ну, а что Ольшанка? Привыкнем. Тем более за дом, гараж, другие хозпостройки и деревья должны дать хорошую компенсацию. В доме у меня четыре комнаты, две кухни и две веранды, — рассказывает местная жительница.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Местный житель Арсений

Единственный, кому хорошо живется в его старом деревянном доме в нескольких метрах от двух дорог, — местный житель Арсений. Пожилой мужчина лишь улыбается и машет рукой: никого переселять никто не будет.

— Я тут с 1947 года живу и постоянно слышу, что вот-вот снесут нас всех. Нет проблем у меня никаких с этим домом. Все у меня хорошо, вот только жизнь прошла. Это единственное, что меня волнует. А то, что газа нет и воды, ну так всегда было, привык уже.

…Кстати, рядом появится еще один административный центр — на территории снесенного кожзавода между школой № 6 и парковкой рядом с филармонией. А к следующему году напротив областной филармонии рядом с центральной городской поликлиникой должен появиться первый в Гродно ресторан быстрого питания McDonald’s.

Перепечатка материала запрещена без письменного разрешения редакции TUT.BY. За разрешением обращайтесь на nn@tutby.com.

-30%
-10%
-10%
-35%
-50%
-20%
-55%
-50%
-10%