152 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Как власть услышала народ — и решила отомстить, суетливо и неразборчиво
  2. Макей: Мы хотели бы иметь ясность, в каком статусе госпожа назначенный посол намерена работать в Беларуси
  3. Мингорсуд оставил в силе приговор Катерине Борисевич по делу о «ноль промилле» — 19 мая она должна выйти на свободу
  4. Белорусы жалуются на задержку пенсий и пособий. В Минтруда пояснили, в чем дело
  5. В Минске появится еще одна служба каршеринга. И вот кто это будет
  6. С 20 апреля снова дорожает автомобильное топливо
  7. В Совбезе говорят о десятках военных учений у границ Беларуси. Разбираемся, в чем дело
  8. Их фура — их дом на колесах: как работает семья дальнобойщиков из Пинска, где жена — королева красоты
  9. Власти смогут вводить ограничения и запреты по валютному рынку. Среди причин — падение рубля
  10. Врач-инфекционист рассказал, чем отличается третья волна коронавируса и когда ждать пик заболеваемости
  11. В Беларуси запретили продажу популярного печенья, которое было во многих магазинах. Что с ним не так
  12. Водители никак не хотели уступить друг другу и устроили две аварии. Видео дорожного конфликта
  13. Как сейчас выглядит ТРЦ Minsk City Mall, который строится в районе вокзала
  14. «Вы не понимаете, что у вас свобода». Семеро немцев хотят перебраться в Беларусь: тут нет локдауна
  15. Биолог рассказал, как сделать рассаду крепкой. Нужно выполнить всего пять простых пунктов
  16. Сколько получает, где хранит и как тратит. Как работает Фонд соцзащиты, из которого платят пенсии
  17. СМИ сообщают о выходе нескольких клубов из Суперлиги и даже о ее отмене
  18. Водитель автобуса передал пассажирам по громкой связи «привет от политзаключенных». Итог: 15 суток
  19. Многодетная семья всего за год переехала из «двушки» в свой дом. Вот их история и все расчеты
  20. Магазины «Домашний» приказали долго жить
  21. Перестал выходить на связь бывший следователь СК Евгений Юшкевич. Он в СИЗО КГБ
  22. «Глубоко разочарован ее действиями». Глава федерации баскетбола прошелся по Снытиной
  23. Для въехавшего в колонну силовиков водителя BMW прокурор запросил 12 лет колонии
  24. Названы имена 14 бойцов, освобождавших Беларусь. Проверьте, нет ли среди них ваших родственников
  25. «Гиря для важных государственных компаний». США возобновили санкции — каким будет эффект
  26. От жены водителя Чижа до авторитета. Среди кредиторов «Трайпла» нашлись интересные персоны
  27. «После первой операции Максим все время плакал». История Татьяны и ее сына, которому удлиняют ноги
  28. США возобновляют санкции против «Белнефтехима» и еще 8 белорусских госпредприятий
  29. Суд над участниками канала «Армия с народом» и волонтером Тихановской: одного из обвиняемых удалили с процесса
  30. «Это касается каждого». Врач — о симптомах и профилактике остеохондроза


/

«Инициатором уголовного преследования был не „Зомекс“», — сказал в суде Фрунзенского района Минска директор строительной компании «МонолитСтройИнвест» Михаил Здункевич во время выступления с последним словом. Его обвиняют в завладении 11 новыми квартирами в «Маяке Минска» и неуплате налога после их продажи. Он рассказал, каким образом и зачем, по его версии, застройщик передал ему жилье общей стоимостью почти 2,5 млн рублей после уплаты всего 10% от цены. Прокурор же запросил для Здункевича 10 лет лишения свободы.

Фото со страницы Здункевича в фейсбуке

По версии обвинения, Михаил Здункевич в апреле 2016 года заключил договор купли-продажи 11 квартир с крупным минским застройщиком «Зомекс Инвестмент». Все они находятся в одном доме на улице Кирилла Туровского, 10. Общая сумма сделки — 2,42 млн рублей, или около 1,21 млн долларов. В условиях договора говорилось, что после оплаты 10% от этой суммы Михаил Здункевич становился собственником жилья, то есть имеет право его регистрировать и продавать.

Позиция гособвинения: директор «МонолитСтройИнвеста» злоупотребил доверием руководства компании «Зомекс» и завладел 11 квартирами, погасив долг застройщику только по первому взносу в 10%. Внести такой пункт в дополнительное соглашение к договору было инициативой обвиняемого. После реализации квартир другим людям Михаил Здункевич долг перед застройщиком не погасил, чем нанес ущерб «Зомексу» в особо крупном размере. По версии гособвинения, Здункевич и не собирался ничего возвращать, потому что денег у него на момент сделки не было.

В доказательство приводятся показания свидетеля Сечко, который утверждал, что за несколько месяцев до приобретения квартир у «Зомекса» дал в долг Михаилу Здункевичу 165 тысяч долларов, который к определенному сроку их не вернул. То есть на момент сделки у обвиняемого не было средств, чтобы расплатиться по старым долгам.

Фото: ГУВД Мингорисполкома
Фото: ГУВД Мингорисполкома

Как обвиняемый объясняет свои действия?

Сам обвиняемый в суде пояснил, что договоры купли-продажи 11 квартир, по сути, являются договорами займа. Мол, вырученные деньги он намеревался вложить в завершение строительства дома на Берута, 11, чтобы реализовать офисы и машино-места на парковке и рассчитаться с долгами. То есть он изначально понимал, что, продавая квартиры по цене несколько ниже рыночной, он получит сумму меньше той, которую ему предстояло выплатить «Зомексу». По его словам, такой убыток — это своеобразный процент за использование заемных средств. Правда, какой от этого был профит «Зомексу», непонятно.

Прокурор подверг сомнению вышесказанное. В доказательство он привел показания директора «БрянскЖилСтроя» Леонида Якушева (застройщик жилого дома на Берута, 11А. — Прим. TUT.BY), полученные в ходе расследования. Из них следует, что деньги, полученные от продажи квартир на Туровского, 10, на достройку объекта не поступали. Стоит отметить, что в суде этот свидетель от первоначальных показаний отказался, сославшись на то, что не видел, что подписывал.

По словам Здункевича, деньги от сделок по продаже квартир (которые были займом) невозможно считать прибылью, поэтому и налоги с них платить не нужно. В этом он был уверен, иначе, по его словам, эти 11 квартир могли бы продать 11 подставных людей.

К тому же «Зомекс» исковых требований не выдвигал, но, возможно, еще выдвинет. И это, пожалуй, самая пикантная часть этого уголовного дела: потерпевшая сторона, которая недополучила от продажи своих квартир более миллиона долларов, с 2016 года исковых требований не выдвигала. Как следует из свидетельских показаний, по условиям договора купли-продажи, в случае неоплаты квартир до 10 августа 2016 года, компания имела полное право признать договор недействительным и забрать помещения. Однако до сих пор этого не сделала.

Адвокат обвиняемого в своем выступлении обратил внимание суда на тот факт, что Михаил Здункевич не скрывался от «Зомекса», — наоборот, шел на контакт, подписывал гарантийные обязательства. Главный аргумент — застройщик за два года не усмотрел в этом мошенничества и исковых требований не предъявлял. Защитник подчеркнул, что дело о задолженности директора «МонолитСтройИнвеста» перед «Зомексом» должно рассматриваться в рамках гражданского судопроизводства, а не уголовного.

Кроме того, ситуация с проданными квартирами уже непростая: некоторые перепроданы по несколько раз.

«Демчуку — 10 лет и мне — 10 лет?»

По версии защиты, уголовное дело инициировала третья сторона — кредиторы Михаила Здункевича, с которыми у него не сложились межличностные отношения: «в правоохранительные органы обратились люди, которые к сделке „Зомекса“ и Здункевича не имели никакого отношения». «Задолженности есть у многих строительных организаций, но за мошенничество их директоров не судят», — заявил защитник.

Еще один аргумент в защиту Михаила Здункевича, прозвучавший в суде: подсудимый, получив деньги от реализации квартир и имея возможность уехать в любую страну мира, остался в Беларуси и пытался найти возможность выплатить долг.

В заключительном слове Михаил Здункевич заявил, что не видит причин в уголовном преследовании: «все было открыто и понятно и для „Зомекса“, и для покупателей квартир. Сделки проходили по закону, в нотариальной конторе». По его словам, фактически условия договора составлялись юристами застройщика, и «Зомекс» вправе в любой момент после 10 августа 2016 года забрать квартиры.

— Почему же «Зомекс» поверил человеку, который ввел в заблуждение, воспользовался доверием и был в режиме ожидания два года? Заостряю внимание: инициатором уголовного преследования был не «Зомекс».

Обвинитель считает Михаила Здункевича виновным по ч. 4 ст. 209 УК (Мошенничество) и ч. 2 ст. 243 (Уклонение от уплаты налогов с проданных квартир) и затребовал 10 лет лишения свободы, а также наложения ареста на имущество подсудимого.

Во время своего выступления подсудимый вспомнил дело Сергея Демчука: «Он взял 10 миллионов долларов, ничего не построил, пострадавших — 128 человек — и ему в совокупности дали 10 лет. А меня обвиняют в том, что я не совершал, и тоже гособвинитель требует 10 лет?»

Приговор будет вынесен на следующей неделе.

-40%
-20%
-50%
-10%
-10%
-30%
-50%
-40%
-20%
реклама