• Экспертиза
  • От застройщика
  • Строительство
  • Аренда
  • Деньги
  • Интерьер, дизайн, ремонт
  • Офтоп
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ / Фото Глеб Малофеев / /

Продолжаем рассказывать о старых военных городках. В этот раз мы заехали в «столицу ВДВ» — Боровуху-1 под Новополоцком. Этот городок хранит много историй, которые могли бы стать сценарием для фильмов. Например, как Янка Купала работал здесь путейцем. О Второй мировой войне — как местный гарнизон две недели успешно перемалывал танки вермахта. Можно и об ужасах концлагерей: здесь немцы уничтожили тысячи военнопленных. А еще о Чехословакии и Афганистане и об экипажах вертолетов, которые тушили реактор в Чернобыле. В общем, рассказ наш будет длинным и интересным.

Здесь был Купала, Буденный и «враг народа Уборевич»

Первые сведения о Боровухе связаны со строительством Витебско-Рижской железной дороги. Это была обыкновенная белорусская деревенька и одноименная станция. Здания старого вокзала уже нет, а вот на современном висит памятная шильда о том, что в 1916 году здесь в железнодорожной команде работал Янка Купала. Эту скупую информацию вам выдаст и запрос в интернете. Но нашим экскурсоводом по Боровухе и окрестностям был местный краевед-энтузиаст Владимир Комиссаров. В его рассказах история городка точно не такая скучная.

Фото из архива Владимира Комиссарова
Двор казармы в Боровухе в 1930-е годы. Фото предоставлено Владимиром Комиссаровым

— Первые советские части появились здесь после 1918 года: нужно было укрепить советско-польскую границу. В начале 20-х для них построили две первые деревянные казармы. В зарождающемся военном городке дислоцировались кавалерийский полк, артиллеристы, а рядом на озере Белом — учебная база аэростатов. Городок растет, и уже в 1924 году здесь строится кирпичная двухэтажная школа — здание ее существует до сих пор.

Но более бурное развитие городка началось после 1928 года, и связано оно со строительством Полоцкого укрепленного района. Кроме фортификационных сооружений (которым мы посвятим отдельную статью) к 1935 году здесь построили семь четырехэтажных каменных домов для семей офицеров, клуб, баню и магазин. А в 1937 году в открытии Дома офицеров принимал участие сам маршал Семен Буденный.

Фото из архива Владимира Комиссарова
Вид на городок со станции Боровуха. Фото предоставлено Владимиром Комиссаровым
Фото из архива Владимира Комиссарова
Во время войны в Дом офицеров попала авиабомба. Так он выглядел сразу после войны. Фото предоставлено Владимиром Комиссаровым
Фото из архива Владимира Комиссарова
На улицах Боровухи в июле 1941 г. Немцы сразу же пометили еврейское население. Фото предоставлено Владимиром Комиссаровым

Владимир Комиссаров рассказал любопытный факт: водоснабжение старых довоенных зданий велось по деревянным трубам. Они прокладывались в потернах — подземных сводчатых каналах, выложенных из кирпича.

До войны был построен и солдатский клуб. Из всех увиденных нами до этого зданий «Военпроекта» он выделяется прежде всего архитектурой: подобных строений мы еще не встречали. Теперь оно используется как православная церковь. Интересный факт: 21 июня 1941 года в нем выступал цыганский хор, а 22-го узнали о начале большой войны.

Был в городке и свой амфитеатр, построенный, как пишется в документах, «по указанию врага народа Уборевича» (его конструкции можно рассмотреть на немецких фото).

Фото из архива Владимира Комиссарова
За дотом можно рассмотреть амфитеатр. Фото предоставлено Владимиром Комиссаровым

В период оккупации в казармах танкистов немцы организовали концлагерь Staatlag 354 для военнопленных, в котором, по разным данным, было уничтожено от 13 до 25 тысяч человек. Погибших хоронили в яме амфитеатра. Так место отдыха и праздников в Боровухе превратилось в кладбище. Сейчас на этом месте находится мемориал «Звезда».

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Есть версия, что тела могли сбрасывать в Бездонку — озеро с болотистыми берегами на территории городка. Подтверждений этому нет, но местные в нем не купаются.

Впрочем, на окраине городка есть еще два озера — больших, живописных и приспособленных для отдыха.

Говорят, что Новополоцк изначально планировали строить на том же берегу Двины, где и Боровуха. Но в 1957—1960 годах здесь в Копцево стояла секретная ракетная часть, которая принимала ядерные боеголовки. Соответственно, город построили на другом берегу.

Столица ВДВ

В послевоенное время строительство продолжилось: в Боровухе расположились «войска дяди Васи» — 350-й и 357-й полки воздушно-десантных войск 103-й дивизии. С этого времени городок называют «столицей ВДВ».

Фото: Виктор Поляков, zen.yandex.ru/polyakov
Фото: Виктор Поляков, zen.yandex.ru/polyakov

Городку в Союзе придавалось важное значение: отсюда до важных объектов в Европе рукой подать. Специально для этого рядом был построен аэродром, способный принимать тяжелые военно-транспортные самолеты. Владимир Комиссаров говорит, что до сих пор в гаражах у бывших десантников висят карты Ла-Манша с пометками важных объектов.

Именно в Боровухе тестировали новейшее вооружение и снаряжение, предназначенное для ВДВ. Например, парашют Д-1/8.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Здесь также отрабатывали десантирование боевой машины десанта БМД-1 с экипажем внутри. Инициатива ее создания принадлежит командующему воздушно-десантными войсками Василию Маргелову. Чтобы избежать травм при приземлении, внутрь машины поставили упрощенный вариант космического кресла — «Казбек-Д». Для снижения веса броневой корпус был собран при помощи сварки из катаных листов алюминиевой брони.

Первыми десантниками внутри БМД-1 были Александр Маргелов (сын командующего ВДВ) и Леонид Зуев.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Десантники из Боровухи участвовали во всех конфликтах СССР. В 1968 году во время волнений в Чехословакии они приняли участие в операции «Дунай». Операция прошла образцово с военной точки зрения: десантникам быстро удалось разоружить и блокировать зенитно-артиллерийскую бригаду, оружейный завод, гарнизонную комендатуру и ряд других важных объектов.

«Зачем мы здесь? Что нам здесь нужно?» Интервью с участником чехословацких событий 1968 года

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
Музей техники в Боровухе. ГАЗ-66, или «шишига», — легендарный автомобиль, известный своей неприхотливостью и ремонтопригодностью. Чтобы максимально приспособить его к переброске по воздуху, конструкторы пожертвовали многим, в первую очередь — комфортом и удобством управления. Зато конструкция могла выдерживать перегрузку до 9g и скорость приземления 10 м/с во время парашютирования на специальной платформе.

В 1979 г. десантники первыми вошли в Афганистан и последними его покинули в 1989-м. Потом десантники 103-й дивизии несли службу в Закавказском пограничном округе в подчинении начальника пограничных войск КГБ СССР (с 1990-го по 1991-й). Вот что в своих мемуарах по этому поводу написал российский генерал Александр Лебедь: «Нашлись «умные головы», которые, используя нарастающее в обществе напряжение, предложили нестандартный ход — передать дивизию в Комитет государственной безопасности. Нет дивизии — нет проблем. И… передали, создав ситуацию, когда дивизия стала уже не «вэдэвэшной», но еще и не «кэгэбэшной». Боевых офицеров превратили в клоунов. Фуражки зеленые, погоны зеленые, тельняшки голубые, символика на фуражках, погонах и груди — десантная. В народе такое дикое смешение форм метко окрестили «кондуктор».

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
Музей техники в Боровухе. Когда в 1981 году эта дивизионно-полковая авиадесантная самоходная артиллерийско-минометная установка 2С9 «Нона-С» поступила на вооружение, то считалась секретной машиной. Главным калибром 2С9 была 120-мм нарезная пушка-гаубица-миномет 2А51. Калибр 120 мм также был выбран неслучайно: САУ могла использовать и боеприпасы аналогичного калибра, стоящие на вооружении армий НАТО — предполагалось, что 2С9 будет действовать в тылу противника, где подвоз боеприпасов был невозможен.

В уже независимой республике численность войск ВДВ сократили: вместе с суверенитетом была провозглашена и военная доктрина, имеющая сугубо оборонительный характер, а воздушно-десантные части, так называемые войска первого удара, в новую концепцию не вписывались. В 1995 году 350 и 357 полки были переформированы в батальоны, а позже включены в состав 103-й отдельной мобильной бригады ВС РБ.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
Музей техники в Боровухе. Боевая машина 9П148 из состава противотанкового комплекса «Конкурс». Созданная на базе БРДМ-2 она оснащалась поднимаемой пусковой установкой на пять ракет в транспортно-пусковых контейнерах. Запуск ракет производился только при полной остановке машины. Перезаряжание производилось за полторы минуты без выхода расчета из боевой машины. ПТРК «Конкурс» предназначен для поражения танков и других бронированных целей противника, движущихся со скоростью до 60 км/ч, неподвижных целей (огневых точек, укреплений типа дзот, дот) при условии оптической видимости целей.

Однако местные не понимают, зачем при расформировании полков нужно было создавать бригаду на новом месте в Витебске.

— В Боровухе техника из боксов выезжала сразу на полигон. А теперь десантников на прицепах из Витебска в Лиозно возят.

День ВДВ в Боровухе ценится, наверное, сильнее, чем Новый год. Здесь единственное в стране место, где организованно встречают этот праздник.

— Частей ВДВ уже 11 лет нет, но все равно каждый год 2 августа проходят праздничные мероприятия. Выделяются деньги на проведение, на кашу, компот, концерт. Приезжают белорусские и российские артисты.

В этот день человек мужского пола не в тельняшке и без синего берета в городке будет «белой вороной». На всякий случай лучше знать ответ на вопрос о количестве строп у парашюта — 32. А вот фонтана в городке нет.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Местные жители рассказывают, что раньше, в 90-е, в Боровухе была довольно напряженная криминогенная обстановка: во двор вечером было страшно выйти, постоянные драки. Поэтому создали добровольную дружину из местных. Дружинники быстро навели порядок — теперь в городке безопасно в любое время суток.

Кто после нас?

Располагались 350-й и 357-й полки по краям городка. Казармы «полтинника» (так здесь называют 350-й полк) сейчас пустуют. Здания сохранились: мародеры не успели над ними поработать. Доступ в них закрыли, охрану обеспечили. На территорию пройти не составит проблем: перешагни через колючую проволоку — и ты уже там. Но таблички с другой стороны гласят, что ходить здесь запрещено — штраф 500 рублей. И собака здесь вроде есть.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Две казармы появились в 30-х годах, во время активного строительства городка. К их возведению активно привлекали полочан — сюда их привозили на субботники. Еще одна из белого кирпича — это уже 70-е. Выглядит она, кстати, даже хуже довоенных.

А вот красивое здание столовой уже в аварийном состоянии, и в одном крыле обвалилось перекрытие.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
Столовая 350-го полка

Примечательно, что бывшее расположение полка обкашивается, некоторые постройки обзавелись новыми дверями. Значит, у них появился хозяин. А что, место отличное: большая территория со своим парком и выходом к озеру.

Планировалось, что здания части передадут колледжу олимпийского резерва, но пока думали — развалился вертолетный полк. Его территория показалась более компактной и подходящей для этих целей.
Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
В расположении 357-го полка ВДВ, территория которого начинается в конце нынешней улицы Армейской, жизнь не прекратилась. Сейчас это «промышленный Вавилон»: здесь производят швейные, трикотажные и резинотехнические изделия, деревянные окна, окна и двери ПВХ, строительные металлоконструкции, мебель, средства защиты растений, контрольно-измерительные приборы, строительные материалы, оборудование для переработки вторичного сырья.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
Расположение 357-го полка


Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
Солдатский клуб. Теперь здесь церковь

Огромный Дом офицеров, тот самый, который открывал Буденный, в 2000-х могли снести, но его помещения стали активно раскупаться мелким бизнесом. Сейчас в центральной части ведется ремонт. Мы приехали к примерке вывески секондхенда на левую колонну парадного крыльца.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

На правой висит мемориальная табличка, посвященная «бате» — создателю ВДВ Василию Маргелову. А вы знали, что он по национальности белорус?

К старым зданиям относятся по-хозяйски. Вместо сноса — реконструкция

Напротив Дома офицеров открылся местный музей. Экспозиция создавалась жителями Боровухи — кто парашют принесет, кто китель, кто летную куртку, кто дверь от ДОТа. Много экспонатов имеет отношение ко Второй мировой войне — в лесах вокруг городка можно найти предметы от стреляных гильз до остатков пулемета. Есть даже нижняя часть немецкого… бронежилета. В наполнении музея непосредственное участие принимал, кстати, и Владимир Комиссаров. Описание боевых действий Полоцкого укрепрайона — его заслуга.

Через дорогу создали экспозицию под открытым небом — здесь представлены боевые машины ВДВ.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Вертолеты из Боровухи

Соседями десантников были летчики из 276-го отдельного вертолетного полка (аэродром Боровцы). С 1982 года по февраль 1989-го они выполняли боевые задачи в Афганистане. 27 апреля 1986 года личный состав 4-й эскадрильи на вертолетах Ми-26 и 3-й эскадрильи на Ми-8МТ участвовали в тушении реактора Чернобыльской АЭС. В 2003 году полк расформировали, а оставшиеся в строю вертолеты перегнали сначала в Засимовичи, потом в Мачулищи.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
Территория вертолетного полка. Теперь это колледж олимпийского резерва

Сергей Козлов, летчик первого класса, живет в Боровухе с 1993 года. Теперь он на пенсии — у него 52 года выслуги. Два раза был в Афганистане, была командировка в Чернобыль.

— Я с детства мечтал стать летчиком. Брат у меня вертолетчиком был, и я, десятилетний пацан, в его форме по Витебску бегал, страшно гордился!

К началу Афганской войны армии остро не хватало пилотов армейской авиации, поэтому набирали массово летчиков из запаса.

Фото: Виктор Поляков, zen.yandex.ru/polyakov
Вертолетный полк. Фото: Виктор Поляков, zen.yandex.ru/polyakov

— Всем предлагали написать рапорт, в котором были строчки: желаю служить в любой точке СССР. Про Афган ни слова, но все понимали, куда их отправят. Я добровольно записался.

На переучивание на новый тип вертолетов Сергея отправили в Сызранское высшее военное авиационное училище летчиков. Три месяца учился на Ми-24. Затем некоторое время служил у границ НАТО в ГДР, где «крокодилы» несли постоянное боевое дежурство.

Фото: safaniuk.livejournal.com
Ми-26 (изделие «90», по кодификации НАТО: Halo) — советский и российский тяжелый многоцелевой транспортный вертолет. Является крупнейшим в мире серийно выпускаемым транспортным вертолетом.
Он способен перевозить людей (до 82 человек), технику и различные грузы весом до 20 тонн. Предельная скорость также впечатляет — 295 км/ч. Вертолет может преодолевать до 800 км (с подвесными баками — до 2350) и подниматься на высоту до 6500 метров. Фото: safaniuk.livejournal.com

«Крокодилы» в небе Афганистана

В Афганистан Сергей попал в 1984-м. В то время чаще всего приходилось летать на сопровождение колонн, поиск караванов, случалось и спасать десантников, зажатых в горах душманами.

— Вертолет был надежный и хорошо защищенный, — вспоминает Сергей Козлов. — Лобовое бронестекло выдерживало одиночное попадание 30-мм снаряда, а пулеметные пули и вовсе от него отскакивали. Кабина тоже была защищена стальной броней. Опасность для нас представляли ПЗРК (переносные зенитные ракетные комплексы), которые Запад активно поставлял моджахедам. На моей памяти было, что захватили одного инструктора, француза с ПЗРК, так за ним потом натовцы специально самолет прислали.

Вооружение Ми-24 позволяло справляться с любой поставленной задачей, хотя не все работало безупречно. Например, были некоторые проблемы с четырехствольным пулеметом ЯкБ-12,7 — он иногда клинил. Проблему научились решать в полевых условиях.

— Мощное было оружие, а чтобы пулемет не отказал в бою, в ленту снаряжали только 500 патронов вместо 1470, каждый из которых отдельно смазывали при помощи кисточки. Тогда вся лента выходила без проблем. Скорострельность была очень высокой, иногда можно было и не заметить, что патроны уже кончились.

Кроме пулемета в арсенале Ми-24 были неуправляемые авиационные ракеты, противотанковые ракеты «Штурм-С» и другое вооружение.

Фото topwar.ru
Американский пилот старший унтер-офицер Джефф Стейтон, налетавший на «двадцатьчетверке» не один десяток часов, высоко оценил возможности вертолета: «Он вынослив, как трактор. Поставьте его в сарай на год, затем зарядите батареи — и сможете сразу лететь. Он идет гладко, так же, как старый «Кадиллак» 1962 года. Смажьте хорошенько — и можете лететь на нем сотни часов». Фото topwar.ru

Когда заканчивались боеприпасы, а такое случалось часто, вертолетчики не покидали место боя: имитировали боевые заходы на позиции душманов.

— Разве можно было улететь, когда десантников душманы обстреливают? Делали все, что могли. Я вам скажу: даже такие психические атаки устрашающе действовали на моджахедов. Представьте, что на вас летит огромная машина с пушками и пулеметами, и вы поймете, что даже имитация атаки может вызвать панику.

50 метров над реактором

После возвращения из Афганистана военная служба Сергея Козлова продолжилась на аэродроме в Засимовичах (Пружаны). В 1986 г. их вертолеты отправили в Чернобыль.

— Тревоги никто не объявлял, командование просто через посыльных собрало всех находившихся в городке летчиков. Задача была простая: лететь в Гродно принимать новые вертолеты Ми-24РХР. Уже в пути мы узнали, что они предназначались для разведки радиации в районе Чернобыльской АЭС.

В Чернобыле Сергей пробыл со второго сентября по 19 октября. Задача его экипажа — зависнуть на высоте около 200 метров (по инструкции) и произвести замер уровня радиации. К этому времени пожар был потушен, но излучение все равно было очень сильным — многих из тех, кто летал над реактором, уже нет в живых.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

— В основном работали на высоте около 150 метров — не так-то и легко зависнуть на нужной высоте. Иногда, когда того требовали обстоятельства, опускались до 50 метров.

После работы над реактором дорогостоящие вертолеты командование попыталось дезактивировать: мыли специальным растворами, но это не помогло. Тогда решили снять редуктор и заменить новым — все равно фонит, проделали то же самое с двигателем — результат тот же. В итоге от полетов на этих машинах отказались и якобы отправили на могильник техники в Украину.

— Правда, ни одного могильника радиоактивных вертолетов сейчас нет. Думаю, их продали куда-нибудь в Африку.

После опасной работы в Чернобыле Сергею Козлову пришлось вновь вернуться в Афганистан, где он пробыл до самого вывода войск. Лично вывел из Кабула три Ми-24. Здесь ему довелось опробовать новую систему, разработанную специально для полетов в горах.

— Разреженный воздух в горах Афганистана приводил к потере мощности, поэтому конструкторы разработали специальную систему впрыска воды в двигатель. Ее включение обеспечивало взрывной прирост мощности, позволяя увеличить высоту, на которой может работать машина. Баллон, обеспечивающий работу этой системы, находился прямо в кабине, и когда мы спросили у конструктора, что будет, если туда попадет пуля, он ответил: небольшой взрыв. Нафига нам это нужно? Мы отказались летать с баллоном.

Новая Боровуха

После Афгана Сергей служил в Украине. В Боровухе оказался почти случайно.

— Когда Союз распался, надо было искать место, где дослуживать. Первый раз заглянул в Боровуху случайно. Посмотрел и решил, что тут я жить никогда не буду. Здесь все было, как в любом военном городке: горячей воды нет, холодная — ржавая, отопление слабое, частое отключение электричества.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
Довоенные ДОСы

Но в конечном итоге я «приземлился» все же здесь. Тогда вышло распоряжение белорусского военного округа, в котором говорилось, что можно продолжить службу в белорусской армии на прежней должности. Приезжаю в Беларусь, иду к начальнику армейской авиации. Спрашиваю, куда меня могут направить. Получил по-военному лаконичный и честный ответ: «Кроме как на х. я вас никуда больше не могу послать». В итоге все же определили в Боровуху. Часть была укомплектована, мест нет, поэтому я первое время здесь только числился: выплатили деньги за два месяца за звание и полгода потом не платили ничего. Жена тогда еще жила в Украине с двумя детьми. И вот мы все выживали на ее полставки няни в детском саду.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Сергей вспоминает, что это был очень тяжелый период в жизни. Потом, правда, вернулся к летной работе, получил квартиру, перевез семью.

— Когда я сюда переселился, то здесь было не протолкнуться от военных: одних только школьников 1400 человек, в школе — три смены. Теперь детей стало меньше — примерно 450 человек.

В 1993 году построили новую школу. Удивительно, но при ней есть бассейн! Можно купить абонемент и приходить по вечерам и в выходные поплавать. Был еще и большой спортзал, но его признали ветхим и снесли.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

С уходом военных встал вопрос, что делать с городком, в котором живет более пяти тысяч человек. В нулевых его сначала объединили с сельсоветом и передали в административное подчинение Новополоцка.

Это позитивно отразилось на Боровухе: в старые ДОСы пришел капремонт, многим домам поменяли крыши, покрасили фасады. Теперь городок выглядит очень даже прилично. Здесь не спешат сносить старые здания — в хозяйстве пригодятся. Водопровод, уложенный еще в советские годы, был откровенно слабым. Проблема заключалась еще и в том, что никто не знал, где и какие трубы лежат. Ее решили по вэдэвэшному эффективно: увеличили напор в системе. Так и выявили слабые места под замену.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
Детский сад. В Боровухе есть еще один, в современном здании

В итоге жители получили доступ ко всем благам цивилизации — центральному газу, горячей воде и бесперебойному энергоснабжению.

В городке достаточно продовольственных и строительных магазинов. Есть и свой мини-рынок. На въезде в городок — приличного вида кафе с тарзан-парком. Можно и на конях покататься.
Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

13 мая 2019 года поселок Боровуха официально перестал существовать: теперь это микрорайон Новополоцка. Сюда уже ходят городские автобусы через каждые полчаса и маршрутки. Есть даже автобусы для инвалидов. Не забываем о железнодорожной станции — через нее ходят поезда на Полоцк.

Вокруг Боровухи раскинулся частный сектор — это деревенские дома, дачи новополочан и бывших военнослужащих. Квартиры же здесь в цене: за двухкомнатную на 45 «квадратов» просят 24 тысячи долларов.

— Вам любой местный житель скажет, что здесь лучше жить, чем в городе, — говорит Сергей Козлов. — От большого промышленного центра Боровуху отделяет Двина — с экологией здесь все в порядке. В Новополоцке пахнет «Полимиром», «Нафтаном», а здесь — сосновым лесом.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

-50%
-10%
-20%
-99%
-20%
-15%
-40%
-20%
-10%
-50%
0066771