/ /

Главного архитектора Минска Павла Лучиновича задержали, обвиняют во взяточничестве. На форумах сразу стали вспоминать, какие здания при нем построили в столице. Но за что вообще отвечает главный архитектор города и может ли он запретить или разрешить стройку, разбирался TUT.BY.

Шаршуков Станислав, TUT.BY
Здание на Октябрьской площади в центре Минска вызывает много споров. Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY

Что строят (и собирались строить) при Лучиновиче?

Павел Лучинович стал главным архитектором (председателем комитета архитектуры и градостроительства) Минска в феврале 2015 года. До этого он работал зампредом в том же комитете.

При Лучиновиче в Минске появились как вызвавшие негодование стройки, так и неплохие вещи.

К вызывавшим негодование (и важным) стройкам стоит отнести бизнес-центр на Октябрьской площади и комплекс «Тапаса» возле заказника «Лебяжий». Правда, участки под эти объекты выделялись указом президента, а значит, подпись Лучиновича там большой роли не играла. Объекты не проходили через архитектурно-градостроительный совет при главном архитекторе Минска. Мог ли Лучинович кардинально изменить ситуацию? В теории — да, на практике — неизвестно.

К неплохим (и важным) вещам можно отнести то, что совет при главном архитекторе завернул изначальные проекты комплекса «Центрополь» на Свердлова, гостиницы на Городском валу и жилого комплекса на площади Богушевича. Эти здания построят меньшими по объему.

Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY
«Центрополь». Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY

Кроме того, говорят, Лучинович не является сторонником появления «Табакерок» в Минске, которые ставят по всей стране по указу президента. Но максимум, чего удалось добиться для Минска, — это разработки нового дизайна этих ларьков. Непонятно, принят ли их дизайн-код сейчас.

А еще Лучинович — противник пристроек и зданий на выходах из метро. По его мнению, эти объекты эстетически не соответствуют нынешнему времени. О неоднозначной истории с владельцем таких объектов возле «Каменной Горки» и «Востока» мы неоднократно писали.

А что вообще зависит от главного архитектора?

За консультацией по этому вопросу TUT.BY обратился к авторитетному архитектору, он согласился рассказать, в чем заключается работа коллег.

Обязанности главного архитектора области, города или района прописаны в положении о главном архитекторе. Но в то же время официально должности «главный архитектор» с 2018 года нет. Так, Павел Лучинович — председатель комитета архитектуры и градостроительства Мингорисполкома.

— Главный архитектор отвечает в первую очередь за архитектуру, внешний вид, объем здания. Конечно, разрешительная документация тоже лежит на нем, — объясняет собеседник. —  Главный архитектор Минска визирует бумаги, которые позволяют застройщику проводить строительные работы.

— Все ли объекты, которые появляются, например, в Минске, проходят через главного архитектора?

— Вопросами модернизации, капитального ремонта занимаются районные архитекторы. Изменения планировок по каждому дому главный архитектор смотреть не будет — у него более стратегические задачи. А вот если дело касается нового строительства или реконструкции с изменением объемов здания, то к таким вопросам подключается главный архитектор города. Он смотрит, насколько здание тактично вписывается в среду, соответствует Генеральному плану, как выполняются технико-экономические показатели, хватает ли парковочных мест, озелененной территории.

Именно главный архитектор согласовывает проект и на основании этого дает разрешение на строительство.

— Как раз на этом этапе архитектор имеет право принять решение самостоятельно или вынести его на рассмотрение архитектурного совета.

Архитектурно-градостроительный совет. Фото: TUT.BY

По словам специалиста, например, в случае с бизнес-центром на Октябрьской чисто технически у главного архитектора были права и полномочия не выносить решение на совет при комитете архитектуры и градостроительства, а самому подписать документы.

Архитектор также рассказывает, как появляются указы президента по поводу застройки того или иного участка и какова в этом роль главного архитектора.

— Когда рассматривается инвестиционное предложение, сначала его смотрят специалисты комитета архитектуры и градостроительства и дают свое заключение — можно на этом участке в принципе что-то строить или нет. Хватает случаев, когда вопрос закрывается уже на этом этапе. Если строиться можно или для этого должны быть выполнены какие-то условия — это проговаривается. Дальше бывает, что достаточно решения города, а иногда нужно решение президента — тогда появляется указ. Если все соответствует ранее утвержденному Генплану, то достаточно решения Мингорисполкома, если есть необходимость вносить изменения — указ.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY
Азербайджанский комплекс Astoria Riverside, построенный при Лучиновиче, но по распоряжению президента. Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Специалист объясняет: по поводу места размещения объекта главный архитектор только дает свое заключение, соответствует это правилам или нет. Ориентируются на Генплан, который утвержден указом президента, а еще на планы детального планирования, архитектурно-планировочные концепции.

— Бывают ситуации, когда в Генплан вносят изменения. Например, как было с Лебяжьим. Специалисты дали свои заключения, что изменения возможны. Но кроме главного архитектора принимают решения и другие специалисты: землеустроительная служба, экологи, МЧС.

Но ведь бывают и такие случаи, когда идея появления указа или решения Мингорисполкома рождается не снизу, а сверху: грубо говоря, когда изначально дается отмашка президента на застройку какого-нибудь участка. Например, именно после встречи Лукашенко и Алиева азербайджанскому инвестору решили выделить около четырех гектаров под строительство ресторанного комплекса Astoria Riverside в Лебяжьем. В итоге комплекс строили на основании инвестиционного договора (а значит, с предоставлением льгот), что является, скорее, исключением из правил для таких объектов. Мог ли противиться такому ходу событий главный архитектор — вопрос открытый.

-10%
-25%
-40%
-10%
-10%
-25%
-20%
-25%
-25%