опубликовано: 
обновлено: 
/ фото автора,

Вчера в суде Московского района прошло предварительное слушание дела о выселении из идущего под снос барака в Грушевке 90-летней женщины, которая отказывается его покидать. Почему она не хочет переезжать в выделенную застройщиком квартиру — в материале.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Из деревянного барака на Папанина, 12, который идет под снос, все жильцы давно съехали и получили новые квартиры. Но по закону снести его можно только тогда, когда переедут все проживающие в доме. А барак до сих пор не покидает 90-летняя Ангелина Иосифовна Лисицина. Принудительно выселить женщину можно только по решению суда.

14 марта в суде Московского района прошло предварительное судебное заседание. На нем высказывала свои пояснения сторона истца — представитель администрации Московского района. Женщины из барака на суде не было.

На заседании выяснилось, что жилье на Папанина — арендное, коммерческого использования. В квартире примерно на 60 «квадратов» в последний год было прописано пять человек: Ангелина Иосифовна и две ее внучки с двумя детьми.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

При сносе такого жилья всем жильцам предоставляют новое арендное жилье — из расчета от 15 до 20 «квадратов» на каждого зарегистрированного человека. При этом новое жилье не должно быть меньше площади сносимого. Так как жилье арендное, а не приватизированное, получить за свои метры денежную компенсацию нельзя.

В итоге вместо жилья в бараке семье предоставили четырехкомнатную квартиру площадью 78 «квадратов» на улице Рафиева.

Как происходила смена жилья и почему семья не может прописаться в новом месте?

Год назад договор на арендное жилье еще в отношении квартиры на Папанина подписывала внучка женщины. 29 января 2019 года с этой же внучкой администрация заключила договор найма жилого помещения на новую квартиру на Рафиева — с тем же составом проживающих на пять человек. Но до сих пор в новую квартиру не вселилась 90-летняя Ангелина Иосифовна.

— В настоящий момент они (внучки с детьми. — Прим. TUT.BY) вселились в установленном порядке в предоставляемое жилое помещение, но регистрация не осуществлена по сегодняшний день, так как не все члены семьи в добровольном порядке живут в предоставленном жилом помещении, — объясняют в администрации района.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Представитель администрации говорит, что зарегистрировать жильцов можно только по прибытии всех граждан в новое жилье. А предоставленная взамен квартира соответствует всем требованиям, поэтому 90-летнюю женщину из сносимого барака надо выселить.

Судья уточняет причину невыселения из барака и спрашивает, поступали ли какие-либо заявления в администрацию по этому поводу?

— Причину назвать не могу. Заявления поступали в качестве обращений о предоставлении Лисициной Ангелине Иосифовне отдельного жилого помещения, — говорит истец.

Судебное разбирательство продолжится 27 марта, для этого женщину еще раз вызовут в суд.

Почему женщина не хочет выселяться из барака в Грушевке?

Сразу из зала суда представитель администрации поехала к Лисициной вручать под подпись повестку в суд. Мы тоже туда заглянули.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY
Квартира женщины — слева.

Ангелина Иосифовна живет в этом доме с 1996 года, в бараке за ней ухаживает сын — Егор Македонец, о котором мы однажды уже писали. В двухкомнатной квартире во всем доме живут только они.

Из жилья им хватает кухни и одной спальни, из которой слышно, как работает телевизор. Электричество и газ здесь еще есть, осталось отопление, но канализация забита, а воду совсем отключили. Поэтому Егор ходит по вечерам с пятилитровыми бутылками на колонку. Условия — так себе. Ангелина Иосифовна вспоминает: последний раз ремонт тут был году в 2000-м.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Ангелина Иосифовна рассказывает, что ее дочь умерла в 2005 году. В квартире с ней остались внучки с детьми. Но с ними отношения были плохие.

— Вечером у нас кухня всегда была занята — тут мне места не было, выпивали. После шести приготовить ничего на кухне невозможно было. Сын готовил еду, бывало, в три часа ночи, — рассказывает Ангелина Иосифовна.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY
На месте коричневого пятна на плитке раньше был газовый нагреватель для воды. Одна из внучек забрала его, когда выселялась.

«Мы жили на две семьи, мы с сыном себе — они себе»

По факту в последнее время тут проживало шесть человек. Кроме пяти прописанных еще был и сын Ангелины Иосифовны Егор.

— Мы жили на две семьи. Мы с сыном — себе, они — себе. Расходы тоже вели отдельно. Но мы все время им мешали, они старались нас выжить. Но никак не получалось, они даже подавали на нас в суд, чтобы одна внучка переехала в зал, где мы живем.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Фото: Майя Кохно, TUT.BY
В этой комнате живет Ангелина Иосифовна с сыном. Слева на полу есть еще одно спальное место в виде матраса.

Суд в удовлетворении требований отказал. Дело рассматривали без Ангелины Иосифовны, учитывая ее возраст. Так и написали: «явка необязательна».

— Я просила дать мне отдельную соцквартиру, однокомнатную, с уходом сына — он и сейчас за мной ухаживает. У меня один глаз слепой, недержание мочи, падать стала, я же не вижу, где бугорок. Понятно, что мне нужен уход. Только бы избавиться от общества внучек, — объясняет Ангелина Иосифовна.

Осенью 2018 года такие просьбы женщина направила в Администрацию президента, но оттуда письмо перенаправили в Мингорисполком. В ответе зампреда Федора Римашевского сказано, что предоставление нескольких жилых помещений взамен одного сносимого законом не предусмотрено.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Фото: Майя Кохно, TUT.BY
Фото: Майя Кохно, TUT.BY

— Я ей тысячу раз объясняла, что я своего добьюсь и не буду с ней жить, она же мне постоянно говорит: «Закрой дверь, а то я тебя уделаю!». Внучка не хозяйка, это же государственная квартира — мы тут все хозяева. Она просто старшая — за квартиру отвечает, за плату. Но почему-то она записала меня к ним в семью, — возмущается женщина.

Ангелина Иосифовна всю жизнь проработала педагогом в Солигорске. Говорит, что была инженером-строителем, награждена медалью Ленина и является ветераном труда. Рассказывает, как недавно в Грушевке встретила своего бывшего ученика: он стал начальником стройки по объекту компании «Датч Стар», для которого, собственно, и нужно снести барак, где живет Ангелина Иосифовна.

— Я и войну прошла, но у меня же не военные заслуги, а гражданские. Поэтому я прошу отдельное жилье.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Ангелина Иосифовна и сын говорят, что ни за что не хотят переезжать в одну квартиру с нелюбимыми родственниками.

— Мы две разные семьи, мы не зависим друг от друга материально. Я не могу с ними жить! Обязаны были каждого жильца спросить, а я не согласна переезжать к ним. Я нигде не подписывала документы о переезде. Еще не знаю, пойду ли я в суд. Вы видели, как я хожу? Пускай вызывают скорую, берут носилки и везут, а с них пусть весь Минск смеется.

Мы уходим, а женщина добавляет: «Я хочу спокойно дожить свой десяток с сыном, без оскорблений и унижений».

Внучка 90-летней женщины: «Если она переедет в новую квартиру — сын останется без жилья»

С нами связалась одна из внучек Ангелины Иосифовны. Женщина объясняет, что причина проблемы идет еще из начала 1990-х.

— Бабушка, дедушка и Егор жили в России, мы — тут. В 1996 году они приехали в Минск, мама прописала их в бараке.

Почему за все это время квартиру не приватизировали?

— Когда началась повальная приватизация квартир, я умоляла бабушку дать разрешение на приватизацию (чтобы приватизировать квартиру нужно разрешение всех прописанных жильцов. — Прим. TUT.BY), она отказывалась. Так мы и остались в коммерческом жилье.

Внучка рассказывает, что бабушка не покидает барак ради сына — чтобы он не остался без крыши над головой.

— В 2005 году Егор приехал из России в Минск со справкой об освобождении — он сидел. Участковые дали ему что-то вроде временной прописки — она есть, пока стоит этот барак. Прописку он так и не легализовал.

Если Ангелина Иосифовна переедет в новую квартиру, то ее сын остается без жилья, отмечает внучка.

По словам женщины, у них порядочная семья, все работают, отношения с бабушкой у них нормальные — внучки ездили к ней в больницу, заботились.

— Мы ее ждем, у нас для нее готова комната, все обставлено. Мы буквально недавно с ней виделись она спрашивала, как дела. Я ее попросила переезжать. А последний раз она мне сказала: «Я все понимаю, но пойми и меня, у меня есть сын и я его не брошу». Она вытворяет такие вещи только из-за него.

-37%
-25%
-10%
-45%
-20%
-50%
-40%
-30%