/ Фото: Надежда Бужан / /

В конце января 89-летняя Лидия Романчук чуть не потеряла младшего сына Сашу. Она и сама едва спаслась, когда в ее двухкомнатной квартире на окраине деревни Городище под Минском случился пожар. Два дивана, телевизор, библиотеку, шкаф с «фирменными вещами Сашки» огонь перемолол в пепел, который собрали в мешки да так и оставили в почерневшей гостиной. Окно заколотили фанерой, но из него все равно свищет ветер. С момента пожара прошло больше месяца. Лидия Федоровна живет в уцелевшей спальне, покрытой сажей и сильно пропахшей гарью. Кухня тоже «жилая». В ней нет света, и лишь недавно подключили газ. «Гречку сварила и куриный бульон, — говорит Лидия Федоровна, трогая теплую кастрюлю на плите. — Старшего сына Сережу буду кормить, он ликвидатором был на ЧАЭС, инвалид. Мне бы, детки, кто ремонт помог сделать…»

Но в этой истории не все так однозначно, как кажется. Мы пообщались с пенсионеркой, ее соседями, местной властью и разобрались, что в действительности происходит.

Саша и Сережа

О том, какая беда приключилась с Лидией Федоровной, мы узнали из сообщения минчанки Кристины, которое она оставила на своей странице в Instagram. Девушка рассказала, что встретила старушку на Комаровке, подвезла в Городище и узнала, что Лидия Федоровна, бывшая учительница, живет в сгоревшей квартире. «<…> Не знаю, куда стучать и звонить, но мы же люди! Мы не можем просто пройти мимо… Я подвезла ее и услышала эту нечеловеческую историю. Перед глазами стоит картина и ее глаза, она так расплакалась, когда я уходила <…>», — написала Кристина.

Поверить в это было сложно, но девушка выложила коротенькое видео с пепелища — и мы поехали в Городище.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Лидия Федоровна в сгоревшей гостиной

Лидии Федоровне 17 марта будет 90 лет. Она встретила нас на пороге сгоревшей квартиры, пригласила к себе и рассказала свою историю.

— Выросла в семье, где было 11 детей, пережила войну и тяжелое послевоенное время. Сорок лет работала учительницей начальных классов. В 1966-м приехала в Городище, жила с детьми по времянкам, пока в 1971 году не дали свое жилье — эту двухкомнатную квартиру. Работала в Юхновской школе, потом — в Колодищанской.

А сейчас Лидия Федоровна осталась жить в сгоревшей квартире ради сыновей — Саши и Сережи.

Саша — младший, ему 59 лет. Пока Лидия Федоровна сидит на расшатанном стуле в закопченной кухне и рассказывает о своей нелегкой жизни, младший сын спит на диване в соседней комнате — той, что уцелела от пожара.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Уцелевшая комната. Сыновья Сергей и Саша (слева направо)

Чувствуется, что Сашку она любит безмерно. По-матерински находит ему оправдание, начиная свой рассказ с того, что родила его в лесу прежде срока, когда таскала бревна на новую школу.

— Зима, холодно… Хорошо, человек ехал мимо, взял нас с ребеночком на колеса и завез в Мстиславль. Спасли. <…> Растила сыновей по времяночкам, никогда садика не знали… Оба отслужили в Германии, потом водителями работали и один, и второй. Сашка в последнее время на фуре ездил. Осенью у него колеса порезали, ограбили, так он запил и выпутаться из этого не может. Спать по ночам не могу, потому что он повеситься грозится, — шепчет, всхлипывая, Лидия Федоровна и показывает глазами в сторону комнаты, где лежит ее младший сын.

Саша, замечаем, не спит и прислушивается к разговору. Высовываться из-под одеяла при посторонних ему, видимо, неловко. Хотя одет он как на улицу: в шапке, теплой куртке и штанах.

— Ему не повезло, он одинокий, — оправдывает его мать. — Уже седьмая машина… Вот заработает, купит машину, тогда находится женщина, что-то дают выпить, и он теряет контроль. Что ему дают, не знаю. Но у него забирают машину и продают…

Старшему сыну Лидии Федоровны, Сереже, — 62 года. Он лежит на диване у стены и смотрит по БТ прямую трансляцию «Большого разговора с президентом». Это ему, Сереже, заботливо варила кашу Лидия Федоровна.

— Сергей в Чернобыле получил травму головы, и с 2005 года у него начались приступы эпилепсии. Я его уже двадцать лет опекаю. Он инвалид второй группы <…>, — говорит мать.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Лидия Федоровна 40 лет проработала учителем начальных классов. Альбом с фотографиями совсем вымок, но уцелел в пожаре лишь благодаря чемодану, в котором хранился

Лидия Федоровна не успевает договорить про Сережу, как ее внимание перехватывает Саша, который откидывает одеяло и садится. Пользуясь моментом, интересуемся, собирается ли он заниматься ремонтом квартиры.

— Не трогай его, деточка, не надо. Трудно ему, — одергивает Лидия Федоровна и возвращается на кухню, чтобы там рассказать нам о пожаре.

Пожар

Двухкомнатная квартира Лидии Федоровны расположена на первом этаже двухэтажного многоквартирного дома на окраине Городища. Днем 26 января в ней случился пожар.

Сергей в это время лежал в больнице. Дома были только Лидия Федоровна и Саша.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— Я на кухне приготовила кушать, пошла протерла в зале пол мокренькой тряпочкой. Саша спал, и я прилегла. Легла на правый бок, хотела задремать и услышала маленький треск. Думала, зубами это Сашка. Но у него же зубов-то нет. Повернулась, смотрю, из розетки — еще в 70-м году их покупала в «1000 мелочей» — посыпались искры. А потом и огонь побежал. А возле Сашкиного дивана одежда была, шкаф стоял и кресло. И все схватилось. Я на кухню, схватила кастрюльку, воды из крана набрала, а дымом уже весь зал заполонило, дышать нечем. Сашка, смотрю, не двигается… Поползла к двери, открыла, а там сосед. Он выволок сына и побежал пожарных вызывать. Сашку уже скорая на улице откачивала, капельницу ставила.

После пожара у Лидии Федоровны почти ничего не осталось из мебели. Гостиная выгорела полностью, остальные комнаты повреждены частично, но сильно закопчены.

— Шкаф стоял, возле него — красивое большое кресло, куда Сашка клал свою шапку. Там еще много одежды было отглаженной. Окно было новое, столик с документами. Телевизор возле стены. Столбик такой высокий стоял, там тонометр был… Много книг было и у меня, и у Саши. <…> Вся обувь моя была тут: бурочки (трое) мои тут стояли, ботиночки. Все схватилось [огнем] мгновенно…

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Гостиная

Лидия Федоровна уверена, что беда случилась из-за старых розеток, которые еще до пожара никто не захотел ей чинить.

— Проголосую, и попуткой привезут меня прямо в облисполком. И к президенту в приемную привозили меня попутчики. Просила же: помилуй Бог, сделайте мне ремонт, хотя бы розетки поменяйте…

После пожара местные власти, со слов Лидии Федоровны, предложили ей маневренное жилье. Она отказалась.

— Хотели меня поселить на втором этаже в здании бывшей школы в Колодищах. Говорю, что не залезу туда. Да и они сами рассудили: куда бабушке лезть так высоко. <…> Когда лежала в больнице после пожара, то ко мне заходил паренек Сережка, приносил Евангелие. Я рассказала ему, что случилось, и он мне диван купил, на котором я сейчас с Сашей сплю.

Жизнь

В квартире Лидии Федоровны до сих пор не везде подключено электричество, холодильник не работает. Есть центральное отопление, холодная вода и электричество в уцелевшей комнате. Его пожилой женщине подключил тот самый Сережа, который купил диван. Благодаря этому парню Лидия Федоровна и телевизор может посмотреть, и по телефону позвонить. Она говорит, что по жизни встречала много хороших людей, которые всегда ей помогали.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— Я плохо вижу, у меня катаракта. Если нужна помощь, то на номера звоню по памяти. Но дозвониться в районные организации не могу. Поэтому сама к ним езжу. Выползу на дорогу возле дома, руку подниму и молюсь Господу к небу, чтобы ангела послал. И остановится машинка. Добрый человек спрашивает: «Куда тебе надо?» — и отвезет. Вот и вчера (четверг, 28 февраля. — Прим. TUT.BY) остановилась женщина, я ей про свое горе рассказала, а она мне: «Бабушка, не горюй, золото закаляется в огне. К богу прямых путей нет…» Она меня подвезла до Минздрава, у меня же там ученики есть, написала заявление [чтобы помогли с ремонтом]. А обратно парень молодой остановился, спросил, что надо. Говорю, в аптеку за лекарствами. И знаете? Он остановился возле гастронома, купил продуктов, в аптеку отвез…

При этом критической надобности в деньгах у пенсионерки нет.

— 500 рублей, детка, пенсия. Слава богу, получаю. И за сына [за опеку] получаю 270 рублей (у Сергея также еще есть пенсия по инвалидности. — Прим. TUT.BY). За эти деньги мы втроем живем. И еще немножко откладываю на похороны. Уже собрала 2,5 тысячи рублей. <…> Я бы просила у президента, неужели не могли бы мне помочь сделать ремонт этой квартиры? Ездила и в приемную к нему, но мне сказали за свой счет делать. Но я же не дозвонюсь этим электрикам, как прорва какая-то! Розетки с семидесятого года. Меня ни один электрик, ни один пожарный никогда не посещали.

В гостиной Лидии Федоровны все же кто-то прибрался и собрал все, что осталось после пожара, в мешки. А также заколотил окна фанерой. Правда, мешки так и оставил в сгоревшей комнате.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— Это внук приезжал. Сын Сережи Егор. Он в Минске живет. Старшему сыну как ликвидатору дали квартиру в Минске. У него сын и дочь есть. Жена от него отказалась, живет в той квартире с дочкой, зятем и тремя внуками. А внук живет в примаках, у него две дочки.

— Часто внук к вам приезжает?

— Нет, очень редко.

— Помочь с ремонтом не хочет?

— Тут надо специалист, тут же все обгорело до плит. Надо же правильно все делать. Тут специалист надо, и не один.

— Лидия Федоровна, может, все же стоило бы пока переехать в то жилье, что вам сельисполком предложил?

— Не знаю, что решить. Абы куды не пойду с детьми. Всю жизнь проскиталась, по времянкам ледяным растила детей, под старость этот угол получила, и вот какой крест Господь мне дал… Написано, что дается крест тому, кто может. Наверное, я могу, моя детка.

Соседи

Лидия Федоровна плачет, когда спрашиваем о соседях. Говорит, что после пожара все ополчились против нее.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— Говорили, что я недосмотрела, что им был газ, дым, что дышать им было нечем. И по-всякому говорили, и что в тюрьму меня посадят, что сделала пожар, — вспоминает со слезами Лидия Федоровна.

А вот у соседей своя версия всей истории. Пока мы были у Лидии Федоровны, жильцы подъезда, как оказалось, ждали нас на крыльце.

Лариса живет в смежной квартире с Лидией Федоровной, Раиса Петровна с мужем Иваном Николаевичем — напротив. Валентина Александровна — на втором этаже, куда тоже добрался пожар. Соседи говорят, что не бабушку надо спасать, а их (соседей) — от нее и ее сыновей.

— Из-за пожара мы столько пережили! — говорит Раиса Петровна. — В тот день зять возил меня к стоматологу. Подходим к подъезду, открываем дверь, а из двери Лидии Федоровны валит черный дым. Мой зять кинулся в эту черноту, кричит: «Кто живой?!» Услышал голос бабушки, схватил, вытащил сюда в коридор. Она кричала про Сашу. Зять уже ползком за ним отправился, нашел его пьяного, тащил по полу… Наш внук вызвал спасателей…

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Соседи (слева направо): Иван Николаевич, Раиса Петровна и Валентина Александровна

— Если бы это была ночь, мы бы все умерли, — перебивает разволнованная Валентина Александровна.

— Да хоть бы сказала, что у нее пожар, вышла бы из квартиры, кричала бы: «Пожар!», — не выдерживает и Иван Николаевич.

— Сергей у нее тогда в больнице лежал, а Саша пьет уже год, — наперебой говорят соседи.

— Лидия Федоровна сказала, что у него несчастье.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— Какое у него несчастье? Уже пять машин пропил. У него [Саши] права на все виды. Он находит работу, заработает что-то. В последний раз нашел работу, продал машину и уже отошел от этой пьянки и просил у матери документы — она же все у него забрала. Саша пришел к нам и сказал: «Смотрите, тетя Рая, я обулся, оделся, работу нашел, а она не отдает документы». А после пожара выяснилось, что все документы сыновей были у Лидии Федоровны в колясочке, которую она всегда возит с собой. Если бы она Саше документы отдала бы, он бы, может, и пошел дальше по жизни и не пил бы.

— Семья Лидии Федоровны всегда так жила?

— Мы с ними через стенку, — рассказывает Лариса. — И они всегда так жили. Каждый день гости, двери ляпают, напьются эти братья и дерутся между собой. Жить рядом с ними невозможно.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Соседка Лариса

— И страшно всегда было. Они же там пьяные, она старенькая, а ведь у нас газ. Иван Николаевич, когда пожар случился, первым делом взял ключи и в подвал побежал и газ перекрыл, чтобы все не погибли. Спасло нас только то, что все было днем. В подъезде было двое деток, их спасатели вытаскивали через окна, они так плакали, испугались, — говорит Валентина Александровна. — Соседей в масках выводили, они задыхались.

Жильцы добавляют, что на семью Лидии Федоровны неоднократно писали жалобы, особенно после пожара: дым и черная копоть повредили все квартиры в подъезде.

— После пожара писали в райисполком, милицию и ЖЭС. Нам ответили, что вопрос о том, за чей счет нам будут ремонтировать квартиры, будет еще решаться. Ведь мы пожилые люди, кто нам заплатит за ремонт? — негодуют соседи.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Татьяна Владимировна со второго этажа, до которого тоже добрался пожар

Татьяна Владимировна, которая живет над квартирой Лидии Федоровны, тоже пострадала. Она рассказала, что квартира Романчук горела не первый раз и что рядом с ними всем страшно жить, особенно из-за газа.

— Я только сейчас узнала, что ей газ подключили, теперь снова спать не буду, — говорит Лариса. — Ведь просили же их куда-то отселить, писали… Сыновья постоянно пьют.

— Как Лидия Федоровна с ними живет?

— Лидия Федоровна не пьет. Сыновей жалеет, поэтому и не съезжает в подменное жилье, хотя ей и предлагали. Ежедневно она берет свою коляску — и покатила то в Дом милосердия, то в магазин. Как добирается? Выходит на дорогу, машет руками — 10−15 машин пройдет, и кто-то да остановится, особенно молодежь. Вот вчера приехала с мешком продуктов на машине с молодой девочкой. Но она и сама небедная. А молодежь ей верит, несет деньги прямо домой…

Официально

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Квартира Лидии Федоровны расположена на первом этаже (на фото крайняя справа)

Заместитель председателя Колодищанского сельисполкома Григорий Зельманчук рассказал, какую помощь оказали семье Лидии Федоровны после пожара.

— Семье Романчук: матери и двум ее сыновьям — после пожара было выделено маневренное жилье в поселке Колодищи по улице Центральной. Жилье предложили до того момента, пока они не сделают ремонт в своей квартире. Желания переезжать туда у них нет.

Поскольку сама Лидия Федоровна и ее старший сын являются инвалидами 2-й группы, они на контроле в сельсовете. Это значит, что мы обязаны проверять то, как они себя чувствуют, в каких условиях проживают, в том числе и соблюдают ли противопожарную безопасность.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Диван, который купил неравнодушный молодой человек по имени Сергей. На нем спят Лидия Федоровна и Саша

Представители сельисполкома навещали семью в июле 2018 года, а также буквально за неделю-две до пожара, который случился 26 января 2019 года. Ездили еще и потому, что жильцы написали коллективное обращение в сельисполком с просьбой изолировать их от семьи Романчук.

— Дважды я сам там был, и дважды младший сын Лидии Федоровны был нетрезв. Последнее посещение было с целью предложить Лидии Федоровне социальную койку и, если откажется, помощь социального работника, который приходил бы к ней на дом и помогал бы по хозяйству. От социальной койки Лидия Федоровна отказалась, ссылаясь на то, что не может бросить своих сыновей. Вариант с социальным работником ей сначала понравился, и она согласна была на помощь, но когда узнала, что услуга эта платная, отказалась. Оба отказа подтверждены ею письменно. С младшим сыном Лидии Федоровны провели беседу насчет того, чтобы бросал пить и устраивался на работу.

И буквально через неделю-две у них горит квартира. В МЧС назвали предварительную версию: от окурка загорелся матрас в зале, — хотя у Лидии Федоровны другая версия: якобы загорелась проводка. Проводка в квартире действительно старая, но смотреть за ней должны жильцы.

Официальная причина пожара: короткое замыкание в неисправном удлинителе, сообщила TUT.BY официальный представитель Минского областного управления МЧС Анастасия Швайбович.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Поскольку семья осталась жить в сгоревшей квартире, решили помочь им с уборкой, говорит Григорий Иванович.

— Прислали им трактор, подогнали прямо к балкону. Час уговаривали сыновей Лидии Федоровны, чтобы они занялись уборкой, но никто из них и пальцем не пошевелил. Трактор постоял и уехал.

— Лидия Федоровна сказала, что внук помог.

— Не внук, а старший ее сын, Сергей. У внука (мы ему звонили) позиция такая: отпишут ему квартиру — сделает ремонт.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— Понятно, что помощи от сыновей Лидия Федоровна не дождется. Но ее, старенькую, живущую в сгоревшей квартире, жаль. Чем ей можно еще помочь?

— Мы уже подумали, что пригоним трактор и своими силами уберем квартиру. А помочь с ремонтом вызвалась инициативная группа. Девушка по имени Кристина приходила уже к председателю сельисполкома и просила согласовать проведение ремонта в квартире Лидии Федоровны. Молодые люди готовы помочь бабушке: заменить окна и сделать ремонт в сгоревшей комнате.

— А электричество когда вернут?

— Энергонадзор отключил электричество до тех пор, пока квартиру не приведут в порядок и не заменят счетчики.

-30%
-35%
-21%
-10%
-10%
-10%
-34%
-42%
-40%