/ /

Возле ветакадемии в Витебске еще недавно был тихий зеленый район — почти деревня в центре города. Однако в 2018 году сюда пришла «большая стройка» — возводят элитный жилой квартал. На окрестных улицах снесли все частные постройки, кроме одной — уцелел дом № 10 на улице Труда. Он одиноко стоит на пригорке, возвышаясь над огромной стройплощадкой. В какое окно ни посмотрят хозяева — отовсюду видны котлованы, экскаваторы, краны и т.д. Техника создает неимоверный шум, дороги разбиты грузовиками, по ним не пройти из-за грязи. Пообщались с семьей, которая пока не знает, что ее ждет: переезд в квартиру или дальнейшая беспокойная жизнь по соседству со стройкой.

Фото: Игорь Матвеев,TUT.BY
Большая стройка на месте бывшего частного сектора в центре Витебска

«Вместо аквапарка — бетонное гетто». Проект застройки улицы Труда в Витебске вызвал недоумение горожан

Микрорайон с высокой стоимостью земли. В Витебске на суд горожан вынесли проект застройки в тихом центре

В новом элитном микрорайоне в центре Витебска построят детсад

«Уйду последней». Как жители «деревни посреди Витебска» реагируют на будущий снос их домов

«Это наше родовое гнездо. Дому — почти век»

В доме № 10 на улице Труда живет семья из трех человек: муж, жена и взрослая дочь. Хозяйка Ирина Сивцова рассказывает, что для домочадцев это не просто одноэтажная деревянная постройка, а родовое гнездо.

— Нашему дому — почти век. Он знает уже пятое поколение семьи. Участок для строительства на этом месте в 1923 году получил еще мой прадед — Прохор Афанасьевич Гарцук. Он был одним из первых вагоновожатых в Витебске. В книге «История Витебского трамвая» про него написано, что он работал водителем трамвая более полувека: с момента его пуска в 1898 году и по 1950 год.

У Прохора Гарцука, по словам правнучки, была многодетная семья.

— Но все дети разлетелись кто куда. Уехала из родного дома поначалу и бабушка — Екатерина Прохоровна Евдокимова: вышла замуж за военного летчика и уехала с ним по месту его службы в Ташкент. Там в 1939 году родилась моя мама. Летом 1941-го бабушка приехала погостить в Витебск, показать родителям свою дочь — ее же никто из стариков еще не видел. Приехала, а тут война! Всех четверых — прадеда, прабабку, бабушку и маму — немцы угнали в Германию. Но прадед Прохор ухитрился сделать в вагоне дыру в полу, и им удалось бежать. Семью приютили какие-то добрые люди на западе Беларуси. Когда Витебск освободили, родственники вернулись домой.

Фото: Игорь Матвеев,TUT.BY
Дом № 10 на улице Труда

Но на месте своего дома семья застала руины: в него попала бомба.

— Прадед из подручных средств построил времянку. Потом Прохор Афанасьевич погиб. После его смерти мой отец решил, что пора строить нормальный добротный дом, — рассказывает Ирина Сивцова. — Взялись за стройку. Это был 1984 год. И тут приходит мать моей одноклассницы — она работала в Институте «Витебскгражданпроект» — и говорит: «Вы с ума сошли? Зачем вы строитесь? Ведь все будет зря — ваш район скоро пойдет под снос». Бабушка расстроилась: всю жизнь прожила с дочкой — моей мамой, а тут придется идти жить отдельно в квартиру.

Город подступал к «деревне посреди Витебска» постепенно:

— «Верхнего» соседа, кажется, из дома № 12, снесли еще в 1980-х: когда рядом начали строить многоэтажки на проспекте Фрунзе. Потом убрали половину домов на улице 5-й Фрунзе. Был момент — в 1990-х, когда и мы готовились к переезду, уже новые обои ходили выбирали. Предлагали 4-комнатную квартиру (на две семьи — нам с мужем и моим родителям), а также обещали перенести этот дом за город — чтобы он был как дача. Но потом застройщик узнал, во сколько ему обойдется в центре города земля под стройку коттеджей, и отказался от своего проекта.

Шли годы, частный сектор все не сносили, хоть постоянно обещали. Хозяева дома № 10 на улице Труда устали жить на чемоданах:

— На свой страх и риск улучшили построенный после войны дом, облагородили подворье и создали удобства в жилье — провели водопровод, газовое отопление. За эти годы ушло из жизни старшее поколение семьи. К счастью, провожали их из родного дома, а не из квартиры, переезжать куда старики так не хотели.

«Всех соседей снесли, остались только мы»

Под снос частный сектор полностью пошел лишь в 2018 году. И то — дом № 10 уцелел.

— В целом на трех улицах — Труда, 4-й и 5-й Фрунзе — снесли около 20 домов. Застройщик элитного квартала — УКС города, выделил их жителям квартиры. Остались «неснесенными» только мы, — рассказывает Андрей Козлов, муж Ирины.

Фото: Игорь Матвеев,TUT.BY
Андрей Козлов рядом со своим домом, вокруг которого развернулась стройка

Мужчина говорит, что их дом тоже определен под снос. Но семья не знает, когда это произойдет:

— Нам сообщили, что по проекту на месте нашего дома планируют строить торговый центр. То есть выделять нам жилье будет его инвестор, а не городской УКС. Но, по логике, ТЦ начнут возводить уже после того, как будет готов микрорайон. Какой дурак пойдет в эту «яму» раньше, пока квартал не заселен? В газетах пишут, что при самом удачном стечении обстоятельств многоэтажки сдадут в 2022 году. Так что наш переезд — судя по всему, в отдаленной перспективе.

Фото: Игорь Матвеев,TUT.BY
Дом № 10 на улице Труда со всех сторон окружен стройкой. В какое бы окно ни выглянули хозяева — везде котлованы, экскаваторы, краны.

Фото: Игорь Матвеев,TUT.BY

Фото: Игорь Матвеев,TUT.BY

Фото: Игорь Матвеев,TUT.BY

«Месяц назад стройка окружила нас со всех сторон»

К дому № 10 стройка подобралась в конце 2018 года. Но тогда хозяева единственного на всю округу неснесенного частного жилища еще мирились с таким соседством:

— Ездила техника, подвозила стройматериалы. Нам особо это не мешало, так как к улице 1-й Доватора вела приличная асфальтированная дорога, она всегда была чистая. К проспекту Фрунзе дорога уже была староватая, с колдобинами, но и по ней можно было нормально пройти и проехать.

Однако месяц назад стройка окружила дом практически со всех сторон. За жилищем роют котлован, невдалеке строят многоэтажки, расчищают площадки для новых зданий, устраивают инженерные сети и коммуникации.

Фото: Юлия Маевская

— Получилось так, что стройка буквально загнала нас в угол. У нас сейчас постоянно вокруг грязь и шум, нет нормального выхода к остановкам, к магазину. Ходить рядом с самосвалами опасно — мало ли, задавят. И скоро не будет возможности проехать на своей машине. Одной дорогой — где ходит строительная техника, я уже не пользуюсь, так как там не проедешь. А вторую, как нам сказали, сровняют и ее вообще не будет, — делится глава семьи.

Хозяева дома № 10 не раз звонили на разные прямые линии и интересовались, как им жить в ситуации, когда грузовики чуть ли не заезжают во двор дома. Власти отреагировали — с Андреем Козловым встретился замдиректора «УКС Витебска» Сергей Матвеев. Однако рассказать TUT.BY, что ждет жильцов дома № 10, Матвеев отказался.

Фото: Игорь Матвеев,TUT.BY
Сергей Матвеев (справа) беседует с хозяином дома № 10

— Представитель УКС предложил очистить площадку слева от нашего дома — чтобы я мог там ставить машину, так как скоро и гаражом своим не смогу пользоваться из-за всех этих строительных дел вокруг, — рассказал Андрей Козлов. — На этой площадке вырубят деревья, все равно они определены под снос. И еще хотят сделать выезд в горку — наверх, к домам на проспекте Фрунзе. Это будет единственный путь, как мне выехать от дома. Этот вариант мне не нравится, но придется соглашаться: иного выхода просто нет. Еще господин Матвеев сказал мне: «Вас снесут». Правда, когда — не уточнил. Добавил, что ругаться со мной власти не хотят, хотят сделать все полюбовно.

Фото: Игорь Матвеев,TUT.BY
Там, где сейчас деревья, хозяину предлагают ставить машину. И с этого места — в горку — выезжать на проспект Фрунзе.

«Никакая квартира, даже две, не заменят дом»

Андрей и Ирина понимают, что рано или поздно придется переехать. Но прощаться с родным домом им будет тяжело.

— Никакая квартира, даже две, не покроют то, что мы имеем сейчас. У нас хороший дом со всеми удобствами, большой участок с огородом и цветниками, баня, гараж, беседка, пристройка, где можно что-то мастерить, у меня есть деревообрабатывающий станок. Я мог выйти из бани в сад, облиться водой, посидеть с друзьями на свежем воздухе в беседке, попить чаю. Да тут свобода и рай, красота и природа! И при этом — центр города. Какая квартира мне это все заменит? — задает риторический вопрос Андрей Козлов.

Мужчина говорит, что семья не хочет переезжать на окраину:

— Раз мы сейчас живем в центре, значит, согласны только на две квартиры (нам с женой и дочке) в центре. Поэтому Билево нам пусть не предлагают.

Соседи Андрея и Ирины по-разному отнеслись к переезду в квартиры.

— Кто-то ждал сноса своих домов — так как они были довольно ветхие и без особых удобств. А кто-то вообще тут не жил, а только был прописан и использовал дом как дачу летом. И тем не менее получил квартиру. А кто-то очень переживал, что придется покинуть родные стены.

Фото: Игорь Матвеев
Такой улица 4-я Фрунзе была в мае 2016 года
Фото: Игорь Матвеев,TUT.BY
А так эти места выглядят в марте 2019-го

Так, например, героиня нашего прошлого репортажа о сносе домов в этом частном секторе, пенсионерка Евгения Ловкина из дома № 21 на улице 4-я Фрунзе, уезжала отсюда не самой последней, как обещала нам почти три года назад, но одной из последних.

— Бабушка, да, на самом деле держала оборону, сидела до конца — пока под окнами ей не начали рубить яблони, — рассказывает Андрей Козлов. — Потом только переехала в новое жилье на улице Смоленской. Встретил ее как-то, так горюет она. Говорит: «Квартира квартирой, а дом свой лучше всего». И другие «снесенные» соседи переживают, никак свои дома забыть не могут.

«Строители уйдут, а нам оставят разбитый асфальт»

На неудобства в связи со стройкой жалуются и жители соседних домов на проспекте Фрунзе.

— На придомовой территории — постоянная грязь, особенно в оттепель, тогда тут просто жижа из глины. Все это «добро» несется в квартиру. К машине вообще не подойти, и ее надо каждый день гонять на мойку. Дети сейчас играть возле дома не могут: это опасно из-за строительной техники, которая ездит тут целыми днями. Бордюр и асфальт грузовики нам разбили. Они ездят прямо возле многоэтажек и обляпывают грязью все на своем пути — людей, припаркованные авто. А самое обидное то, что стройку они закончат и уедут, а мы так и останемся с ломаным бордюром и разбитым асфальтом, — возмущается Сергей, житель дома № 22, корпус 2 на проспекте Фрунзе.

Фото: Игорь Матвеев,TUT.BY
Такая грязь возле дома № 22, корпус 2 на проспекте Фрунзе
-70%
-20%
-10%
-10%
-10%
-52%