/

Об этом скандале общественность узнала в начале осени. Ветераны-спасатели, получившие от государства 20−40 лет назад по бессрочным ордерам квартиры при пожарных депо, должны были в марте 2019-го выселиться в никуда. Поскольку вышел указ, превративший их единственное жилье в специальное, в котором имеют право жить только действующие сотрудники. Под угрозой выселения оказались несколько десятков заслуженных пенсионеров, ликвидаторов аварии на ЧАЭС и дети ветеранов-спасателей, до скандала не доживших. Вчера заместитель министра по чрезвычайным ситуациям Игорь Болотов впервые с начала скандала встретился с людьми, над которыми нависла угроза выселения.

Фото: Наталья Шарай
Фото: Наталья Шарай

В зале министерства собралось несколько десятков человек. Замминистра выступил с краткой речью. Из нее следовало: есть данные о 187 квартирах в стране, где живут ветераны. Большая часть из них подписала договоры аренды, заканчивающиеся в марте 2019-го, потому что сами или члены их семей работают в МЧС — не могли ослушаться. Но проблему подняли 57 не подписавших. И подписавшие договоры, и не подписавшие были вчера в актовом зале МЧС.

Болотов рассказал, что была создана комиссия (состав ее не разглашается, но представителей ветеранов туда не включили), эта комиссия написала докладную записку, согласовала ее «с заинтересованными органами» (опять же не разглашается какими) — и к президенту ушли предложения, которые устроили МЧС и эти заинтересованные органы.

— Предложено предоставить гражданам, проживающим в спецжилпомещениях, не состоящих на дату вступления в силу указа 563 — 1 апреля 2014 года — в трудовых отношениях с органами и подразделениями МЧС, право проживания в занимаемых ими жилых помещениях, — рассказал замминистра. —  При условии отсутствия у них и совместно проживающих с ними членов семьи в собственности иных жилых помещений в данном населенном пункте. Заключить с указанными гражданами договоры найма сроком на пять лет с возможностью дальнейшего перезаключения договоров. Без права вселения в занимаемое помещение иных лиц, за исключением несовершеннолетних детей нанимателей и членов их семей. Установить плату за использование спецжилпомещений по аналогии с платой за помещения коммерческого пользования. Предполагается, что указанная плата будет рассчитываться с применением понижающего коэффициента 0,2. В Совете министров мы предоставляли примерный расчет. Арендная плата за квартиру в Минске по улице Рыбалко, 20, площадью 30,4 квадратного метра будет порядка 37 рублей.

Болотов объяснил, что арендовать спецжилье ветераны могут «до естественного убытия», а после договор будет заключен с одним из членов их семьи — на тех же условиях.

Люди задали несколько вопросов, на которые замминистра не смог ответить.

Одинокая пенсионерка, отдавшая спасательной службе 26 лет, заикаясь и сбиваясь от волнения, спрашивала у Болотова, как она при пенсии в 286 рублей, оплате коммуналки и тратах на лекарства, переваливающих ежемесячно за 100 рублей, сможет оплатить еще и 37 рублей аренды? На что жить?

— Нас называли халявщиками, — рассказала дочь ветерана-спасателя. — Я с ребенком выписалась в никуда, чтобы нас не упрекали. Мой отец подорвал здоровье на работе, он фактически инвалид. Скажите, где гарантия, что через пять лет не выйдет новый нормативный документ и вы его не вышвырнете на улицу?

— Вы говорите, что эти помещения нужны действующим сотрудникам МЧС для повышения оперативности службы. Так вот, пример: в нашем доме 20 квартир, шесть приватизированы, шесть приватизированы и проданы другим гражданам. Какая оперативность, если больше половины квартир вы разрешили вывести из категории служебного? Мне же в приватизации отказали! У нас тут есть 16 человек, которым отказали, в судах в том числе.

Болотов просил не нагнетать и не упоминать тех пенсионеров, которые вышли или выйдут на пенсию после 2014-го года. Мол, они в курсе, что должны к апрелю выселиться. Их в докладной, ушедшей к президенту, вообще не упомянули.

— Я проживаю в таком жилье с 1973 года, — рассказала свою историю Наталья. — Мой отец был спасателем, он был нанимателем и умер после 2014 года. Я теперь наниматель, я действующий сотрудник МЧС, отслужила больше 20 лет и по здоровью хочу сейчас выйти на пенсию. Поскольку я стала нанимателем после 2014-го, я, как только выйду на пенсию, перейду в категорию «не состоящих в трудовых отношениях с подразделениями МЧС» и должна буду выселиться в трехдневный срок. У меня несовершеннолетний сын. Я ему говорила: будешь спасателем, как мама и дед. А теперь скажите мне, куда вы нас выселите в апреле? Мой ребенок спрашивает, где мы будем жить.

Фото: Наталья Шарай
Фото: Наталья Шарай

Игорь Болотов согласился: ситуация сложная, нужно разбираться как-то отдельно. Как и с семьей, которой дали жилье при пожарном депо взамен снесенного дома: их лишили собственности, а теперь еще и введут арендную плату.

— Вы вообще читали наши документы? — возмущались люди. — Почему вы не включили в комиссию наших представителей?! Вы составили докладную, которая устроила вас, не вникая в наши ситуации! — констатировали люди.

— Я бы построил квартиру давно и без вас, в очереди стоял с 1987-го. Но нас же как обеспеченных жильем сняли с очереди. Потом восстановили в 2016-м. Почему вы в докладной не прописали восстановление в очереди?

— Мы на вашей стороне, — говорил замминистра. — Но есть рамки законодательства…

— Я четыре раза была в суде! Министерство подало против меня иск, отозвало, потом отозвало отзыв, — говорила одна из нанимателей. — Потом МЧС оспорило решение суда. Зачем, если вы на нашей стороне, вы таскаете нас по судам?!

Замминистра пообещал встретиться с представителями ветеранов еще раз, разобрать сложные вопросы и выработать пути решения. Например, закончить суды мировым соглашением, попросить Мингорисполком поспособствовать с восстановлением людей в изначальных списках очередников, разрешить ситуацию семьи, которую город выселил из дома в служебное жилье.

Уже на улице люди констатировали: собрание запоздалое. Докладная ушла президенту, тот с предложенным решением, вероятнее всего, согласится, и дальше МЧС будет кивать: мол, ну это же президент так решил. Наше дело — исполнять.

-30%
-10%
-25%
-60%
-10%
-50%
-50%
-10%
-20%