Каждый год REALTY.TUT.BY традиционно составляет рейтинг скандалов в сфере недвижимости. В этом году с удивлением обнаружили, что крупных скандалов было — по пальцам одной руки перечесть. Представляем свой топ-5.

1. 640 семей ЖК «Аркадия»

Фото: из личного архива дольщиков
Фото: из личного архива дольщиков

ЖК «Аркадия» недалеко от улицы Богдановича возводил «Тамбаз» — компания, в добросовестности которой два года назад никто не мог усомниться.

В стиллобатах ЖК размещались коммерческие помещения, над ними — квартиры. Застройщик продал облигации желающим построить квартиры, вложил их деньги в стройку. Рассчитывал коммерческие помещения в стиллобатах продать и с прибылью завершить проект. Но покупателей на самый крупный объект — встроенный торговый центр — не нашлось. Стройка стала. Бывшего гендиректора, Льва Хаютина, задержали в декабре прошлого года, обвинив в том, что тратил деньги на весь комплекс, а не строительство конкретных квартир. На момент задержания Хаютин уже не «рулил» «Тамбазом» — его фактическим хозяином стал нынешний гендиректор и соучредитель, укрупнивший компанию, — Александр Овсянников. Новый гендиретор не смог найти способ возобновить строительство простаивающего ЖК. Сейчас указом президента достраивать объект будет государственный застройщик. А 640 семей, ожидающих квартиры, ждут и окончательных цифр. Люди уже подсчитали, что им, скорее всего, придется заплатить от 30% до 50% от суммы, которую уже вложили в жилье, выплатив застройщику всю стоимость. И не у всех есть эти деньги. Люди подозревают, что те, кто вложил в стройку последнее, останутся вовсе без жилья.

2. Прощай, заказник Лебяжий

Возле заказника «Лебяжий» в Минске строит компания «Тапас». В 2014 году вкусный участок соответствующим указом выделили компании Павла Белого — нападающего команды президента.

В «Тапасе» в 2014-м поясняли, что целью реализации проекта помимо строительства жилой недвижимости является «облагораживание территории как самого биологического заказника „Лебяжий“, так и возле заказника», «усовершенствование и развитие социальной инфраструктуры района», в частности, «строительство современного физкультурно-спортивного комплекса».

Этим летом минчане забили тревогу — «Тапас» строит прямо на берегу заповедного пруда, где гнездятся редкие птицы.

Фото: мотолькопомоги.бел
Фото: мотолькопомоги.бел
Фото: мотолькопомоги.бел
Фото: мотолькопомоги.бел

«Тапас» не посчитал нужным рассказывать минчанам, какое именно здание «облагородит» прибрежную зону пруда в республиканском заказнике. Предположительно — ресторан.

Скандал «унял» президент — указом изменил границы ландшафтных зон заказника, и теперь практически у воды застройщик может официально продолжать свою стройку.

3. Угроза выселения ветеранов-спасателей

Об этом скандале стало известно в начале осени. Ветераны-спасатели рассказали: 20−40 лет назад страна выделила им бессрочные ордера на квартиры при пожарных депо. Приватизировать такое жилье мало у кого получилось — оно оказалось вне правового поля. Несколько лет назад изменилось законодательство: квартиры перешли в разряд специальных, жить в таких могут только действующие сотрудники МЧС. И ветеранам-спасателям пришли повестки в суд: МЧС разрешило пожить до марта 2019-го, а потом — на улицу. Под угрозой выселения оказалось полсотни семей — и награжденные медалями пенсионеры, и ликвидаторы аварии на ЧАЭС, и дети умерших ветеранов-спасателей, которые не смогли оставить своим детям другое жилье. А в перспективе под угрозой выселения окажутся действующие сотрудники МЧС, которым осталось пару лет до пенсии, читай, перехода в категорию «бывших сотрудников МЧС», которым «специальное» жилье уже будет не положено…

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Впрочем, после того как история с выселением была опубликована, не только общественность, но и власти заметили несправедливость. «Правительство готовит нормативный документ, окончательное решение за президентом», — делились новостью ветераны.

Люди рассчитывали, что к Новому году им расскажут, какой выход из сложившейся ситуации нашли чиновники. Но — не дождались.

4. Компенсации за коммуникации

Сергей Ольшевский купил прошлым летом на аукционе участок в Столбцовском районе. Через год домик на нем был уже готов. «Попытались ввести его в эксплуатацию и получили от местных чиновников ответ: чтобы ввести в эксплуатацию, нужно заплатить более 15 тысяч рублей компенсации бюджету. За то, что в 60-х годах прошлого века деревню электрифицировали».

Мы не поверили своим ушам. Но чиновник из Миноблисполкома подтвердил: платить компенсацию за существующие в населенных пунктах коммуникации должны все, кто купил на аукционах участки после 1 апреля 2014 года. Мол, мы как раз рассматриваем историю Ольшевского как первого, кому эти тарифы выкатили. К осени 2018-го все райисполкомы наконец определились с «показателями компенсации удельной стоимости затрат на строительство, в том числе проектирование, объектов распределительной инженерной и транспортной инфраструктуры на 2018−2020 годы». Хотя постановление Совмина № 298 об этих компенсациях и должно было действовать с 2014 года.

Чиновники путались в показаниях: кто, за что и когда должен или не должен платить. То утверждали, что заплатят все и за всё, то — только за коммуникации, которые были построены после 2014-го, то — только за коммуникации, которые строят после приобретения участка.

Минстройархитектуры разъясняло: «Граждане, не состоящие на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий и приобретшие земельные участки без аукциона (или на аукционе, но без указания стоимости сетей) после вступления в силу указа № 26 (после 01.04.2014) обязаны возмещать затраты на строительство объектов инфраструктуры вне зависимости от даты ввода их в эксплуатацию».

Это тоже звучало пугающе: вокруг Минска с аукционов продавались десятки участков, в документации указывалось, какие коммуникации есть в деревне, где расположен участок — но речь о стоимости сетей нигде не шла. Владельцы недостроев в тех же Колодищах с ужасом на калькуляторах подсчитывали, сколько десятков тысяч рублей с них потребует государство за дороги и свет.

До сих пор чиновники не разобрались со своими нормативными актами. Но Сергею Ольшевскому пришел ответ из Миноблисполкома: 15 тысяч за электрификацию деревни, прошедшую в 60-е двадцатого века, платить не надо. Разобрались: стоимость строительства этих коммуникаций была учтена в кадастровой стоимости земельного участка.

— Для меня это радостное событие, для остальных — не факт, — говорит Сергей. — По каждому участку теперь нужно проводить разбирательство, включена или не включена стоимость коммуникаций в кадастровую стоимость. В каждом конкретном случае людям придется оспаривать и методику начисления. Дело в том, что методичка Минстройархитектуры противоречит постановлению Совмина № 298. Потому что если считать по ней, то там расчет ведется с учетом работ по прокладке инженерных сетей в нескольких деревнях района. А в постановлении говорится, что расчет делается по конкретному населенному пункту.

А пока тема не закрыта, в Смолевичах выставили участки на аукцион, в условиях которого есть приписка о том, что победителю нужно будет заплатить еще и компенсацию за коммуникации. Что примечательно, данных о том, сколько придется компенсировать, в условиях аукциона нет.

О расценках нужно узнавать в местном райисполкоме. Величина затрат определяется при выдаче разрешительной документации на возведение домов в зависимости от проектной мощности возводимого дома. Это значит, что при вручении разрешения на строительство чиновник обязан будет сообщить и о величине компенсации, которую нужно будет оплатить до введения дома в эксплуатацию.

5. Каждый может прорезать себе окно в панельке, не спрашивая жильцов

Эта история не совсем скандальная, но на грани. Владелец коммерческого помещения на первом этаже панельной девятиэтажки на Шпилевского долго не мог его продать. И решил превратить его в квартиру. И Мингорисполком (беспрецедентный случай!) дал разрешение прорезать на первом этаже дополнительное окно, а в тамбуре — дополнительный дверной проем.

Женщину, которая построила квартиру на первом этаже потому, что к квартире прилагался тамбур на одну ее квартиру, появление соседа возмутило. Сама чиновница, она уверена: Мингорисполком не имел права выдавать разрешение на реконструкцию, не спрашивая жильцов. Подала в суд на Мингорисполком.

Суд поддержал Мингорисполком, который объяснял: есть перечень документов, который чиновники рассматривают перед тем, как дать добро на реконструкцию, и в этом перечне нет разрешения от жильцов, то есть от товарищества собственников. То есть каждый может обзавестись дополнительным окном в панельке, не спрашивая соседей. Главное, чтобы проект реконструкции был правильным. А в данном случае и проект, и работы производит МАПИД — кому как не ему знать, где в несущих конструкциях можно прорезать проемы и как их укреплять.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Любопытный нюанс в этой истории — реконструкцию помещения проводит председатель комитета строительства и инвестиций Мингорисполкома. И он вместе с Мингорисполкомом выиграл уже два суда.

Так что теперь любой белорус должен знать: чтобы прорезать себе дополнительное окно или входной проем, вообще не нужно спрашивать свое ТС. Главное — заказать грамотный проект и получить разрешение в исполкоме. А у того нет оснований отказывать, за исключением случая, когда окно хотите прорезать на фасаде, выходящем не во двор, а на улицу.

-22%
-40%
-10%
-30%
-20%
-25%
-10%
-50%
-50%
-10%
-20%