/ /

Евгения Красуцкая построила квартиру в панельке на Шпилевского, 52. На первом этаже, потому что бонусом шел тамбур на одну ее квартиру — без соседей, так было предусмотрено проектом. «Но сейчас в тамбуре в глухой несущей стене прорезан новый дверной проем, ведущий в нежилое помещение, а на фасаде дома появилось окно», — говорит Евгения. Красуцкая проиграла суд первой инстанции Мингорисполкому, который разрешил реконструировать помещение на первом этаже в панельке. И осталась без работы.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
На первом этаже в глухой панели появилось неожиданное окно. Ближайшая к окну дверь — отдельный вход в это нежилое помещение.

Что за помещение переделывают в квартиру?

Это нежилое помещение с отдельным входом с улицы. Такое же в доме принадлежит товариществу собственников.

— Я знала, что его продают, но не знала, кому оно принадлежит, — говорит Евгения. — Как-то давно звонила владельцу, он назвал сумму и еще сумму за то, чтобы перевести его в жилое. Я еще удивилась: сама госслужащая, работаю в системе ЖКХ и не слышала ни об одном случае, чтобы возможно было получить разрешение на перевод нежилого помещения в многоквартирном доме в жилое и соответствующую реконструкцию без согласия других жильцов. Тем более что речь идет о первом этаже панельного дома.

Помещение продать не удалось. В конце апреля я узнала, что собственник помещения — отец Дмитрия Гуриненко, председателя комитета строительства и инвестиций Мингорисполкома, который сам занимается переводом его в жилое. От меня требовали обеспечить доступ в тамбур. Я отказалась. Я была на работе, когда позвонила соседка и говорит: приезжай, тут твою дверь в тамбуре вскрывать собираются. Приехала и обнаружила специалиста по вскрытию дверей и Дмитрия Гуриненко. Гуриненко требовал вскрыть дверь в тамбур, специалист вскрывать отказывался, объясняя, что ему нужно подтверждение, что он собственник квартиры за тамбурной дверью.

После этого случая Евгения стала узнавать, какие документы есть у Гуриненко на реконструкцию и перевод помещения в жилое.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Евгения Красуцкая на фоне двери, которую пробили в ее тамбуре. Так укрепил проем МАПИД — подрядная организация, нанятая отцом Дмитрия Гуриненко. Работы приостановлены, итог должен быть более эстетичным.

Евгения решила, что появление соседа нарушает и ее права, и законные интересы, и законодательство: товарищество собственников разрешений на это не давало. Обращения пошли в правоохранительные органы. Параллельно Евгения провела целое расследование того, как появилось это помещение и как появились основания для реконструкции.

Помещение площадью около 70 квадратных метров по договору долевого строительства строил отец Дмитрия Гуриненко. Договор долевого строительства с УКСом был заключен в 2015-м, после подписания в 2014-м акта приемки дома в эксплуатацию. Помещение оказалось запитанным от сетей, принадлежащих товариществу собственников: «вырубили» там электричество за неуплату — обесточили и это помещение.

— Не исследован нюанс, не входит ли это помещение в состав общего имущества, которое строилось за деньги членов товарищества собственников, — говорит Евгения. — Документы, которые есть в товариществе, говорят о том, что помещение товарищества собственников — 157 квадратных метров. В реальности этих "квадратов" у ТС нет.

Тем не менее УКС дважды выпускал проектные декларации на помещение, которое передали отцу Гуриненко — последняя выходила в декабре 2014-го. И дольщик не обязан был проверять правильность действий УКСа — да и вряд ли мог бы.

Впрочем, Евгения рассчитывает, что с этим вопросом разберутся правоохранители. Ее же лично волновал вопрос: как вообще разрешили такую реконструкцию?

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Когда вырубали проем, была такая вибрация, что все падало с полок. В тамбуре и даже в моей квартире было не продохнуть от пыли. Мне приходилось брать за свой счет: ребенок боялся один оставаться в квартире. Потом варили балки, укрепляющие этот проем, химическая вонь не выветривалась несколько дней — пришлось на время съехать. Кроме того, несущие стены — это общее имущество. Я как член правления ТС просто не могу понять, как можно было не согласовать с собственниками дома подобное.

Представитель Гуриненко объяснял: если бы рабочих допустили в тамбур, можно было бы обеспечить работы по всем правилам. Евгения отказалась обеспечить допуск, проем прорубался изнутри, поэтому не удалось принять все меры, чтобы минимизировать неудобства.

Как прошел суд

Евгения просила суд Московского района отменить решение Мингорисполкома о реконструкции как неправомерное. Соответственно, ответчиком по иску был Мингорисполком, Дмитрий Гуриненко выступал как заинтересованное лицо: отец умер летом, наследовать помещение будет мать, нотариус передал управление имуществом именно Дмитрию.

В суде рассматривался вопрос, как было получено разрешение Мингорисполкома на реконструкцию, когда товарищество собственников такого разрешения не давало.

Нынешний председатель ТС на заседании суда ссылалась на нормы законодательства. Решение о разрешении работ по реконструкции должно было приниматься на общем собрании. И возможно только в случае получения согласия от 2/3 собственников при условии, что это не нарушает их законные права и интересы.

Но такого собрания не было. А Евгения напоминала: она — член ТС, считает, что ее права и законные интересы нарушены.

В бумагах о согласовании реконструкции есть подпись человека, который называл себя на тот момент председателем товарищества, но суд Ленинского района уже признал, что председатель не был законно назначен, а значит, и его подпись под разрешением ничего не значит. Однако эта подпись в судебном порядке оспорена не была.

Представители Мингорисполкома объясняли: собственник помещения предоставил все необходимые документы, которые требовались для получения разрешения на реконструкцию. Мингорисполком не имеет права требовать что-то сверх перечня. А значит, разрешение законное.

Кроме того, права Евгении не нарушались: тамбур в равной мере принадлежит всем собственникам товарищества, это общее имущество, построенное за деньги членов ТС. И то, что еще один собственник будет им пользоваться, ее права не нарушает.

Какие документы должен обеспечить собственник, чтобы сделать из офиса квартиру?

1. Заявление

2. Паспорт

3. Техпаспорт помещения

4. Документ, подтверждающий право собственности на помещение

5. Согласие на реконструкцию других собственников помещения, если такие имеются.

6. Описание работ и планов застройщика по реконструкции, составленное в произвольной форме.

Получив папку с этими документами, Мингорисполком выдает разрешение на реконструкцию.

Проект решения Мингорисполкома готовит КУП «Минский городской центр инжиниринговых услуг», проект рекомендуется согласовать с председателем ТС, тот ставит под ним подпись и печать.

Далее готовится проект реконструкции. По проекту получается заключение комитета архитектуры и градостроительства Мингорисполкома и «Главгосстройэкспертизы». Все, можно нанимать подрядчика и приступать к работам.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Чем руководствовался суд

В мотивировочной части суд указывает: не получено доказательств того, что обжалуемое решение принято с нарушением действующего законодательства. Для тех, кто решит прорезать себе дополнительное окно или дверь в многоквартирной панельке, доводы, которые посчитал доказанными и верными суд, будут интересны.

То есть суд решил, что в этом случае менять фасад, прорезая окно и закладывая дверь, можно было без согласия общего собрания ТС, поскольку это не повлияло на размер общего имущества товарищества собственников. Главное, чтобы проект реконструкции был грамотным и проводила реконструкцию компетентная организация. В данном случае нанят по договору МАПИД — кому как не ему знать, как укрепить несущие стены на первом этаже девятиэтажки.

О том, что согласие двух третей собственников в данном случае не требуется, действительно разъясняло Министерство ЖКХ.

Кроме того, суд посчитал, что права Евгении Красуцкой и членов товарищества также не нарушены.

Итоговое решение суда: в жалобе Евгении Красуцкой отказать, продолжение работ по реконструкции помещения разрешить, а с истца взыскать 850 рублей на судебные расходы в пользу заинтересованного лица.

— Как будет сдан объект после реконструкции и кто подпишет акт приемки в эксплуатацию, если в членах комиссии товарищество, которое не давало согласие? — спрашивает Евгения. — С появлением новой квартиры потребуется заменить всю техническую документацию по дому. Кто должен это оплачивать? И судя по решению суда, каждый, не получая разрешения от членов товарищества собственников, может оплатить проект реконструкции и вырезать себе на первом этаже в панельном доме окно, в несущих стенах — дверные проемы? Но это же абсурд!

Однако представитель другой стороны уточняет: при вводе в комиссию будет входить администрация района и представитель ТС. Но проверять они должны только соответствие предъявленного объекта разработанной документации.

Красуцкая говорит, что будет обжаловать решение суда. Так что точка не поставлена.

— Время у меня есть, я теперь официально без работы. Как судиться с председателем комитета Мингорисполкома и работать, пусть и косвенно, но в подчинении Мингорисполкома? Уволилась по собственному желанию, — говорит Евгения.

-10%
-11%
-20%
-40%
-10%
-50%
-50%
-20%
-10%
-10%