/ /

Саша Махортов восемнадцать лет в инвалидной коляске: еще подростком разбился на мотоцикле и сломал позвоночник. Но не сломался Саша: построил свой бизнес, обеспечил себе жизнь, купил машину, женился. Правда, потом развелся, а полгода назад опять влюбился. «Хотелось быть вместе со своей девушкой Настей, но пока не получается. С моими родителями жить стесняется. Хотел снять квартиру, но не смог, хоть и при деньгах. Почему? В основном либо пандуса нет в домах, либо хозяева идут в отказ, когда узнают, что квартиру собирается снимать инвалид. Последнее встречается довольно часто, выглядит непонятно и обидно».

REALTY.TUT.BY узнал, как живет Саша Махортов, и вместе с ним попробовал снять квартиру. Что из этого вышло — в нашем материале.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Сейчас Саша живет с родителями в Масюковщине. У них обычная двухкомнатная квартира в девятиэтажной панельке. Здесь есть две вещи, от которых Саша полностью зависит: всегда свободное парковочное место для машины и пандус в подъезде. Если они есть, тогда можно жить, говорит парень и улыбается.

«Жизнь» для Саши — это его самостоятельность, которая выражается в обычных вещах: проснулся, оделся, умылся, поел, сел в машину и поехал на работу. Он сам зарабатывает себе на жизнь и думает еще, как помочь другим людям с ограниченными возможностями, а также родителям.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

В прошлом браке Саша с женой, тоже спортсменкой-колясочницей, построили трехкомнатную квартиру в Каменной Горке.

— Строились за свои деньги, но вне очереди. Помогло письмо к президенту, наши спортивные достижения, а также хлопоты чиновников Администрации президента и Мингорисполкома. Семейная жизнь не сложилась, развелись и разъехались. Думали, что делать с квартирой. Пытались с помощью чиновников вернуть ее государству. Ведь квартира хорошая была, с отдельным входом, пандусом. Жаль, что нет такого механизма: взяли бы нашу «трешку», а взамен две однокомнатные дали. Пусть бы и с доплатой.

Вопрос удалось решить лишь через продажу квартиры.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Продали, деньги поделили. Сейчас строю загородный дом в Ждановичах, и следующим летом, надеюсь, справим новоселье. Но пока дом строится, надо же где-то с девушкой жить. Она снимает квартиру, куда мне без посторонней помощи не попасть — нет пандуса.

Настя предложила выход: сделать откидной пандус, как в нашем подъезде в Масюковщине. Но я-то уже наученный, знаю, что это нереально. Когда мы жили в Каменной Горке, хотели перенести свою стоянку для инвалидов с одного угла дома к другому (поменять местами), так соседи были готовы спалить наши машины, надписи сдирали. А что уж говорить про пандус…

Тогда Саша и решил искать квартиру, где бы ему с Настей было удобно жить. И вот оказалось, второй месяц уже ищет.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Саша и Настя

— Сначала сам мониторил интернет, пока не разобрался, что там в основном нереальные квартиры. Тогда решил доверить поиск агентам. Но даже со стороны их были вопросы: большинство не знало, что такое пандус и безбарьерная среда. При этом у меня было два принципиальных момента: наличие безбарьерной среды и совмещенный санузел, потому что на коляске в такой санузел заехать проще. Последнее очень важно, потому что не хочется мучиться, заплатить 300−400 долларов аренды, но при этом ездить в туалет в гипермаркет.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Квартира пока так и не нашлась. Был интересный вариант, но, по словам парня, хозяйке принципиально было, чтобы пара была в официальном браке.

— Не понимаю, что за дискриминация? Какая разница, расписаны или нет, если я плачу деньги и хочу там жить? Еще боятся, что я на коляске буду ездить по квартире и испорчу ремонт — и тоже отказывают. Вот сейчас предложили посмотреть двухкомнатную квартиру в новостройке в «Лебяжьем». Правда, с каким-то нюансом.

Вместе с Сашей мы поехали смотреть квартиру. Дом ему сразу понравился, потому что был с безбарьерным подъездом и стоянкой для авто инвалидов.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Мебель хозяйка вывезет, так что придется со своей. Здесь раньше жил молодой человек, но неожиданно съехал, договор не расторг и остался должен за три месяца. Срок договора истекает в феврале, тем более что заключен он был только на одну комнату. Вторая остается свободной. Цена — 300 долларов плюс коммуналка.

— А ключи у того парня, что сбежал, остались?

— Нет, ключи он вернул, бросил в почтовый ящик. Замок в любом случае будет заменен, не переживайте, — рассказал агент.

Саша слушал агента и фотографировал на телефон, чтобы потом отправить фото своей Насте. Девушке квартира понравилась, и, казалось бы, можно было ударить по рукам. Но пока готовился материал, Саше позвонил агент и сказал, что хозяйка передумала сдавать эту квартиру. Причину не объяснял.

Фото: TUT.BY

Уже без нас Саша еще посмотрел варианты в новостройках ЖК «Маяк Минска» и на Аэродромной.

— От квартиры в «Маяке Минска» пришлось отказаться самому. Потому что пандус там слишком крутой, под тридцать градусов — самому заехать сложно. Просто не вижу смысла соглашаться, платить деньги и мучиться. Буду смотреть другие варианты, знаю, что они есть. Был же у меня в Каменной Горке. Одно непонятно: вот строят же новостройки, делают пандусы, но при этом нарушают нормы по строительству безбарьерной среды. Вроде как все для нас, людей с ограниченными возможностями, но сделано так, что пользоваться этим нельзя. Пусть бы чиновники обратили на это внимание.

Мы не сомневаемся, что настойчивый Саша квартиру все же найдет. Не такой он, чтобы сдаваться. Но у него болит душа за тех, кто не такой настойчивый, как он.

Фото: TUT.BY

— Есть сервисы по поиску жилья, где в поисковике используются символы, обозначающие, что в квартире, например, есть стиральная машина. Я бы предложил добавить к параметрам еще и значок инвалида — тогда людям с ограниченными возможностями было бы проще найти себе жилье. И все! Человек будет знать, что в квартире есть совмещенный санузел, в подъезде — пандусы. Разве это сложно? Я руковожу социальным предприятием, которое специализируется на изготовлении индивидуальных колясок для спортсменов и не только для них. В штате у меня восемь человек, семь из них с инвалидностью. Так вот я бы хотел позвать к себе человека из региона, но он не может у меня работать, потому что проблема снять квартиру. Получается, что средства есть, а возможности нет.

Из всей этой истории с поиском квартиры Саша Махортов сделал вывод, что ему стоит заняться мониторингом безбарьерной среды в Минске.

Фото: предоставлено Александром Махортовым

— У меня есть свой блог в соцсетях #дневникинвалидика, где мотивирую таких же, как и я, людей к полноценной жизни. Кроме этого, состою во многих общественных организациях. Теперь хочу расширить свою общественную деятельность, чтобы улучшить качество жизни людей с ограниченными возможностями.

«Людей с инвалидностью арендодатели приравнивают к детям и собакам, нежелательным в их квартирах»

Ситуацию прокомментировал Сергей Дроздовский, юрист, директор Офиса по правам людей с инвалидностью:

— Действительно, рынок жилья не предусматривает такой опции, как доступное жилье. Во-первых, об этом и раньше никто не задумывался, во-вторых, и сейчас то, что строится, строится без учета потребностей людей с ограниченными возможностями. Даже в случаях, когда человек с инвалидностью заявляет о том, что он будет проживать в этом доме еще до строительства, не гарантирует, что жилье построят окончательно доступным. Были и такие судебные иски.

В итоге это все формирует среду, в которой случайным образом есть небольшое количество квартир, которые могут быть условно доступны. Но на таких этапах возникает ментальный барьер, когда арендодатели в принципе не хотят видеть в своих квартирах людей с инвалидностью. Причем они даже не задумываются, что это за инвалидность, к чему она приводит, какие это особенности. У них в головах какой-то своеобразный винегрет страхов, которые они проецирует на человека с инвалидностью и предпочитают с ним не связываться.

Второй большой страх арендодателей — иждивенческий. Они опасаются, что люди с инвалидностью неплатежеспособные, опасаются, что те вселятся и не заплатят, а потом еще начнут просить о льготах и бесплатных вещах. На самом деле все это не более чем страхи.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Если человек ищет квартиру, то, как правило, он самостоятельный. В принципе здесь мог бы выручить фонд государственного арендного жилья, существующий с 2016 года. По большому счету государство, приняв на себя огромное количество площадей и назвав их арендными, никак не двинулось в сторону людей с ограниченными возможностями.

По словам Сергея Дроздовского, любой арендодатель обязан соблюдать требования норм доступности жилья.

— Но это не то что не делается, а вообще не стоит как задача и как проблема. В принципе сегодня вот уже два года арендным жильем пользуются, за него выставляются большие платежи, применяются значительные коэффициенты, но при этом не учитывается класс доступности вообще. Никак не оценивается пригодность для использования людьми с инвалидностью. Все действуют по остаточному принципу: хочешь — въезжай, не хочешь — будь здоров, ищи получше.

Но я хочу напомнить, что арендное жилье — это действительно наше общественное жилье, а государство является лишь менеджером этого жилья. И этот менеджер обязан задумываться о доступности жилья и нести за это ответственность.

Такая же ситуация и с фондами общежитий и специального жилья. Управленцы помещений в общежитиях совершенно уверены, что жилье в общежитиях также не стоит приспосабливать для проживания в нем людей с инвалидностью. И это повсеместный тренд, который в государстве преобладает, а у частников еще сочетается с тем, что «я частник и могу делать все что хочу». Хотя это коммерческие отношения.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Частник, когда дает объявление, что сдает квартиру, нигде не пишет: «кроме инвалидов». Потому что если напишет, то это будет фактом прямой дискриминации, которая запрещена и невозможна. Так он вводит в заблуждение людей с ограниченными возможностями, потому что потом на словах говорит: «Это не для вас, вы неправильно прочитали». И получается, грубо говоря, что люди с инвалидностью, которые ищут съемное жилье, приравниваются к маленьким детям и собакам, которые нежелательны в квартире.

Решать эту проблему надо комплексно, считает Сергей Дроздовский.

— Во-первых, государственное арендное жилье — социальное, оно в первую очередь должно отвечать потребностям именно этой категории людей [с инвалидностью], причем безусловно и на равных.

Во-вторых, государство обязано утвердить закон о запрещении дискриминации. Такие факты, как со стороны частников, должны совершенно четко и ясно наказываться. Потому что факты дискриминации — это факты, нарушающие равенство в нашей стране и унижающие человеческое достоинство. Иначе сегодня человек, пострадавший от дискриминации со стороны арендодателей, не будет иметь достаточных мер правовой защиты.

-25%
-20%
-50%
-25%
-15%
-40%
-50%
-10%