• Экспертиза
  • От застройщика
  • Строительство
  • Аренда
  • Офтоп
  • Деньги
  • Интерьер, дизайн, ремонт
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ /

В Минске на улице Пуховичской есть два дома — 5 и 13 — с коммунальными квартирами. Оба были построены в 50-х годах прошлого века. На площадке по две общих двери, за каждой из них — еще по шесть, не считая общей кухни и туалета. В длинных коридорах под затекшими от сырости потолками сушится белье. В этих коммуналках, говорят жильцы, никогда не было горячей воды и душевых. Люди выживают как могут: моются на работе, у друзей, ездят к родителям. Самые отчаянные втиснули в девятиметровых комнатках душевую кабину в один ряд с обеденным столом, самые ранимые и деликатные — поставили биотуалет.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Самый страх — на кухне

Зинаида Петровна сорок лет живет в коммуналке на Пуховичской, 5, в третьем подъезде. В 17-метровой комнате на первом этаже, где они с мужем вырастили троих детей, поместилась только самая необходимая мебель — диван, шкаф, обеденный стол и кресло.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Общий коридор на первом этаже. Подтеки на стене тут не высыхают. Жильцы говорят, что это текут трубы

Слева от входа — умывальник. За ним, прямо по стояку, сочится ржавая вода.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Умывальник есть в каждой комнате. Тут умываются, моют посуду, стирают

— И день, и ночь течет эта труба, — говорит Зинаида Петровна. — С верхних этажей кто постирается или умоется — тут же все льется ко мне. В полу у нас дырка и дальше вода течет неизвестно куда. Из-за этого в комнате стоит сырость. На кухне вообще страх — все обросло плесенью.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Общая кухня

Жильцы, говорит Зинаида Петровна, не раз красили стены в кухне, но плесень проявлялась снова.

— Все вообще погнило, посмотрите, — говорит хозяйка и обводит взглядом кухню.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Все комнаты в коммунальной квартире приватизированы, у каждого владельца свой счетчик электроэнергии. Но они, по словам жильцов, нигде не зарегистрированы. Как начисляется оплата за электроэнергию, люди не понимают.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Комната Зинаиды Петровны

«Ребенка в туалет не пускаем»

На втором этаже так же сыро, как и на первом. Пару лет назад Людмила с мужем купили в этой коммуналке две комнаты для дочери.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Она тогда училась в Минске. Купили это жилье с зимы на весну и осенью, когда пришла сырость, обнаружили все «прелести». Из-за этой сырости постоянно болеет наша внучка. Каждый месяц по два раза на больничном.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Чтобы хоть немного упростить жизнь дочке, родители купили ей душевую кабину. Правда, подключить ее им не разрешили: слишком изношенные коммуникации могут не выдержать нагрузки.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Чтобы искупать ребенка, дочка приезжает к нам в Бобруйск, — рассказывает Людмила. — В туалете вообще беда. Мы хотели его сами сделать, потому что трубы текут постоянно. Но сантехники не берутся их чинить и объясняют это тем, что если затронуть трубу — рассыпается. Унитаз хотели заменить — нельзя. Сказали, что труба старая, ни к одному современному унитазу не подойдет. В стене за бачком — дырка, из нее уже вываливались крысы. Мы туда решетку поставили, чтобы никто оттуда не вышел. Дочка сюда внучку не пускает — поставила ей в комнате биотуалет.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Туалет на втором этаже

Вы поймите, здесь живут нормальные люди, не бомжи. Но коммуникации здесь такие, что ничего нового поставить нельзя. Мы просим: сделайте нам хотя бы трубы, мы же на капремонт отчисляем деньги. Но все безрезультатно.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Общая кухня

Вопрос с плесенью в комнате Людмиле все же удалось решить.

— Написали в Администрацию президента, оттуда пришло распоряжение на Октябрьский исполком и нам помогли — сделали термошубу. Стало лучше, конечно.

Детей купают на журнальном столике, ужинают без света

Катя с мужем и двумя малышами живет на четвертом этаже в 9-метровой комнате. Между диваном и детской кроваткой всего лишь узенький проход. За кроваткой — многофункциональный журнальный столик. Не в том смысле, что с какими-то наворотами. Просто за ним можно не только есть или, скажем, работать. Этот стол служит подставкой под ванночку, в которой Катя купает детей. Воду молодая мама греет на плите в общей кухне.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Если самим нужно ополоснуться, то ставим ванночку на пол. Но это, конечно, не дело. В основном Сергей моется на работе на «Керамине», а я езжу к сестре.

На стесненные условия семья не жалуется. Главная проблема — не теснота, а плесень, уверяют молодые родители и показывают стену возле окна: черную, с отставшими обоями. В комнате настолько сыро и жарко, что нечем дышать. И это при том, уверяют Катя и Сергей, что окно открыто круглосуточно.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Два раза приходили к нам из ЖЭСа, сфотографировали грибок и ушли. Четыре месяца тишина. Потом пригнали кран и замазали снаружи швы на фасаде только на нашем этаже.

Эту комнату Сергею подарила сестра, когда он в 2000 году вернулся из армии. Он женился, завел детей. Как будет дальше решать жилищный вопрос, пока не знает.

— Этот дом уже не раз обещали снести, но так и не тронули. Говорят: нормальное жилье, жить можно. Коммуналка у нас — 70 рублей в месяц. За что? За электричество вообще непонятно как платим. Счетчики есть, но показания никто не снимает, начисляют как попало.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Плесень в комнате родителей Владимира

На одном этаже с Катей и Сергеем живет Владимир. Молодой человек здесь родился и вырос. У него своя отдельная комната, у родителей — своя. И везде сырость, плесень.

— В туалете вообще страх: дождь идет — и все течет. В кухне вытяжки не тянут, все обросло плесенью. Мама писала письма даже в Администрацию президента, но толку не добилась. И беда здесь не только с сыростью, но и отсутствием света. Электрический чайник ставишь воду кипятить — выбивает счетчик. Как только зима начинается, свет на полдома вырубается: люди начинают включать обогреватели, потому что невыносимо холодно. Приходишь с работы домой — и ужинаешь с фонариком или свечкой. Вот так вот и живем…

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Дом № 5 на Пуховичской, говорят жильцы, был признан аварийным в 2008 году, потом — в 2016-м. Жильцов, у которых были подтверждающие документы, дома не застали, было еще рабочее время. Но факт аварийности и так был очевиден — в первом подъезде окна первого и второго этажей скреплены металлическими решетками. Не для красоты же.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Одна маленькая победа

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В доме № 13, который также состоит из коммунальных квартир, история с плесенью, сыростью и перебоями со светом повторяется. Жильцы говорят о том же, словно под копирку.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Комната Виктории

Единственное светлое пятно в этой истории — коммуналки на четвертом этаже в первом подъезде. Там всего трое жильцов, которым удалось, казалось бы, невозможное — сделать ремонт на общей кухне и в туалете.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Общая кухня

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Мы скинулись, купили новые плиты, заказали кухню, — рассказала Виктория. — Была проблема с газом, была утечка. Специалист немного что-то подправил и сказал, что нужно менять всю систему. Это можно сделать лишь в рамках капремонта, которого никогда не было и, наверное, уже и не будет…

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

-30%
-10%
-20%
-15%
-10%
-10%
-10%
-35%
0062353