/ Фото: Надежда Бужан /

Виктор Лагун из деревни Большой Тростенец два года пишет заявления на соседей Екатерину и Юрия Зезелюков. Претензии у Виктора Степановича есть и к соседской двухэтажной хозпостройке, и к колодцу, и к шестиметровому ограждению. Но самый больной вопрос — это огромный дом, который строят соседи. Виктор Лагун уверен: здание с лифтом площадью больше двух тысяч квадратных метров вовсе не дом, а будущий производственный цех. Из-за этих подозрений строящийся дом Зезелюков проверили десятка два комиссий. Но нарушений, на которые указывал Виктор Лагун, не находили. Между тем здание, которое практически достроили, внешне и правда мало напоминает жилой дом.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Дом, который строит Юрий Зезелюк.

REALTY.TUT.BY поговорил с обеими сторонами конфликта и выяснил, что же все-таки построил Юрий Зезелюк.

«Разве у нас можно строить такие одноквартирные дома

Виктор Лагун поселился в деревне Большой Тростенец в 2007 году. В Беларусь он приехал в начале 2000-х после выхода на пенсию, купил участок на улице Парковой, построил там дом и рассчитывал на спокойную жизнь.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Виктор Лагун

С соседом-предпринимателем Юрием Зезелюком у Виктора Лагуна изначально были хорошие отношения. Сейчас же некогда дружных людей разделяет высокий забор и двухлетний конфликт, вылившийся в поток заявлений и судебных исков.

В начале беседы Виктор Лагун делает акцент на том, что «к соседям как к людям претензий не имеет».

— Если бы строился большой жилой дом, с башенками, бассейном, я бы претензий не имел. Но видно же, что это не жилой дом, и не хочу, чтобы здесь была производственная зона, — говорит он.

По словам Виктора Лагуна, первым камнем преткновения, испортившим соседские отношения, стала двухэтажная хозпостройка с высоким навесом на участке Юрия Зезелюка.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Хозпостройка на участке Юрия Зезелюка

— В этой хозпостройке в 2007 — 2008 годах делали шкафы, и нам иногда мешал звук циркулярной пилы. Но на тот момент еще как-то находили компромиссы. Позже в этом помещении сосед оборудовал склад с лестницей на второй этаж. Постоянно ходили посторонние люди, носили туда-сюда коробки, заглядывали на наш участок, бывало, что и окурки бросали. Дошло до того, что супруга стеснялась выйти в купальнике в огород…

Виктор Степанович просил соседа загородить лестницу на склад так, чтобы она не мешала его частной жизни. Но вопрос мирно не решился.

— Потому что Юрий Зезелюк в июне 2016 года в полуметре от совместного забора сделал дополнительное глухое ограждение высотой более шести метров и 15 метров в длину. На мою просьбу перенести склад или сделать хотя бы так, чтобы там не ходили чужие люди, Юрий заявил: на своем участке он будет строить что хочет и как захочет.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Виктор Лагун написал заявление в Минский райисполком. Получив формальный ответ, обратился в облисполком, где подробно рассказал про слишком высокую соседскую хозпостройку и шестиметровый навес к ней. В этом же заявлении Виктор Степанович обратил внимание местных властей и на новый строящийся дом Юрия Зезелюка.

— У Юрия с супругой два участка. Один из них граничит с моим. Там стоит жилой дом площадью около 800 квадратных метров. В этом доме и проживает сейчас семья Зезелюка — он, супруга и ребенок. И вот представьте, что семья, где всего три человека, строит на смежном участке еще один дом, площадью больше двух тысяч квадратных метров. Для чего? Я предполагаю, что в нем будут цеха. Дело в том, что сосед — человек предприимчивый: в существующем доме первый этаж вывел в нежилой фонд и сделал там магазин спортивных товаров (на адрес дома зарегистрировано ЧТУП со штатом 13 человек). Бизнес у него такой: он возит товары из Китая и тут их продает. Раньше в частной беседе он мне как-то говорил: зачем возить [из Китая], если можно делать самим. Вот и боюсь, что в этом доме у него будет то самое производство, о котором он и говорил.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Дом, в котором сейчас живет Юрий Зезелюк с семьей

Местные власти в ответ на заявления Виктора Лагуна отвечали, что строительство дома законно: «Решением Новодворского сельисполкома от 10.10.2008 года Зезелюк Е.Н. (участок оформлен на супругу Юрия Зезелюка Екатерину. — Прим. TUT.BY) разрешено проведение проектно-изыскательных работ и строительство одноквартирного жилого дома и хозяйственного блока на земельном участке по улице Парковой. На строительство разработана проектная документация и согласована в 2010 году с главным архитектором Минского района. Строительство указанного объекта начато ориентировочно в 2010 году».

После повторного обращения на строящийся объект выезжала комиссия в составе представителей Минского райисполкома, Госстройэкспертизы по Минской области, прокуратуры Минского района. В декабре 2016 года о результатах работы комиссии Виктору Лагуну сообщил облисполком: «Визуально отклонений строящегося объекта от проектной документации не выявлено», а возведенное дополнительное глухое ограждение является реконструкцией и согласования не требует.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Виктор Лагун наблюдал за продвигающейся стройкой дома соседа и все больше сомневался в том, что это будет обычный жилой дом. Тогда он написал в Администрацию президента, попросил разобраться в ситуации.

— Когда Наталья Ивановна Кочанова осмотрела фотографии строящегося объекта, то высказала сомнение в том, что так может выглядеть жилой дом. Она обещала разобраться с этим вопросом.

13 июля 2018 года Виктор Лагун повторно был принят главой Администрации президента. Наталья Кочанова, по словам Виктора Степановича, дала поручение инспектору по Минской области Игорю Евсееву лично выехать на место и разобраться в этом вопросе.

Спилил свою же иву и получил штраф — 736 рублей

Виктор Степанович признался, что за свою активную деятельность получает от соседа «ответные удары». Например, весной 2017 года Юрий Зезелюк заявил в Минскую районную инспекцию природных ресурсов и охраны окружающей среды о том, что Виктор Лагун срезал иву, которую сам же когда-то посадил недалеко от своего забора.

— В мой адрес Минская районная инспекция природных ресурсов и охраны окружающей среды вынесла постановление об административном правонарушении в виде штрафа 11 базовых величин — это 253 рубля. Кроме этого, нужно было возместить вред, причиненный окружающей среде за спиленную иву, — это еще 483 рубля. Итого — 736 рублей. За что? Я же объяснял, что обе ивы посадил сам. Летом 2016 года во время сильного урагана одна из них упала, а на второй сильно повреждены крупные ветки. На уцелевшей иве весной 2017 года я обнаружил трещину на стволе и заметил, что она гниет изнутри. Чтобы история, как с ураганом, не повторилась, я устно обратился к председателю Новодворского сельсовета за разрешением спилить иву. Он сказал, что если дерево гнилое — надо пилить.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Вид со двора Виктора Лагуна на двор соседа закрыт

В ответ на решение Минской районной инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды Виктор Лагун заказал экспертизу спиленного дерева в Институте экспериментальной ботаники имени В.Ф. Купревича НАН Беларуси. Эксперт дал заключение: «Гниль древесины на поперечном сечении пня составляет 67%, спиленное дерево относится к категории „ненадлежащее“, являлось аварийно опасным и подлежало удалению».

Виктор Лагун подал жалобу в суд на действие начальника Минской районной инспекции Екатерины Полищук. История закончилась тем, что суд принял решение «в административном штрафе отказать по малозначительности содеянного». Такое решение, по словам Виктора Лагуна, лишает его права истребовать затраченные на судебные издержки средства — 143 рубля за экспертизу ивы и 46 рублей госпошлины.

Годом раньше Виктор Степанович получил еще одну «административку» за оскорбление Юрия Зезелюка и штраф — 105 рублей.

— К сожалению, более двух лет хождения по инстанциям не принесли результата — объект строится вопреки здравому смыслу. У меня сейчас одна цель: показать, какие жилые дома, оказывается, у нас разрешают строить.

Сосед Юрий Зезелюк: Да, это такой жилой дом

Супруги Юрий и Екатерина Зезелюки живут в том доме, который находится на смежном участке с Виктором Лагуном. В дом входим через магазин спортивных товаров и поднимаемся на третий этаж — там у Екатерины Николаевны, которая ведет бизнес вместе с мужем, рабочий кабинет.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

В небольшом кабинете с видом на яблоневый сад обычная рабочая обстановка. Супруги немного теряются, пытаясь найти то главное, с чего бы стоило начать разговор.

— У нас и правда были нормальные отношения с соседом, пока мы не начали строить второй дом. Но мы же не упрекаем Виктора Степановича в том, что у него есть две квартиры и жилой дом. Каждый покупает и строит ровно столько, сколько имеет для этого возможностей. Все, что заработали, мы вложили в свою страну, — рассказали супруги.

По словам Юрия Григорьевича, отношения с соседом даже до строительства дома были не всегда гладкими. На компромиссы приходилось идти всегда.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Та самая двухэтажная хозпостройка с ограждением во дворе Юрия Зезелюка

— До того как купил машину и сам стал убирать снег на нашей улице, заказывал трактор. За зиму на обочине скопилось много снега. Часть его присыпала мостик, который мы сделали вместе с соседом. Под слоем снега этот мостик треснул и Виктор Степанович сказал мне: «Юра, ты платил за трактор, который чистил дорогу, значит, ты виноват. Я же не просил чистить дорогу…». Мостик в итоге мы починили вместе. И таких мелочей хватало. Мы с соседями планируем делать дорогу, собираем деньги и делаем, а Виктор Степанович не участвует…

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Ограждение, которое не понравилось Виктору Лагуну

Со временем, признается Юрий Григорьевич, терпение его стало иссякать.

— В то время я полностью отказался от алкоголя. Мы продолжали с ним [Виктором Лагуном] ходить в баню, но я пил чай и было уже не так весело. Со временем в отношениях появился какой-то разрыв. Виктор Степанович стал замечать «недостатки», которых раньше не замечал, и стал применять на мне свои методы воздействия, полученные еще в то время, когда он работал прокурором в вооруженных силах России.

Сначала попросил поставить забор между хозпостройкой и его участком, чтобы загородить лестницу, ведущую на второй этаж. Я его попросил подождать год, пока дострою склад и все туда перевезу. Но он ждать не хотел, требовал сделать ограждение из поликарбоната. Я в итоге сделал, ему не понравилось. Он стал писать жалобы. Потом его стали раздражать машины, которые ставили у его забора якобы клиенты моего магазина. Но на самом деле это люди приезжали в парк, расположенный поблизости.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Заграждение, которое Юрий Зезелюк возводил по просьбе Виктора Степановича, стало причиной первого серьезного конфликта.

— Он мне установил срок. Сказал: «Юра, до первого июня, иначе война!». С работами я торопился, даже по выходным работал. Полез на эту стенку я и девятого мая. Тут мне звонок от Виктора Степановича: «Юра, ты совсем обнаглел? Что ты делаешь?». Я ему объясняю, что стараюсь успеть изготовить стенку к указанным им срокам, чтобы он мог спокойно купаться и загорать на своем участке. А в ответ: «Слушай, твой дед полицаем был?». Я бросил трубку, продолжаю работать. Он тогда пришел на участок и настойчиво начинает спрашивать про «деда-полицая». Накануне этого жена меня очень просила не вступать с ним в перепалки. Я стерпел и «внука полицая», и родственников — «наследников полицая». На этом он не успокоился и еще несколько раз прибегал с оскорблениями. Мне было очень больно за деда, у которого вся грудь была увешана медалями, но я это проглотил.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Ограждение от соседского участка Юрий Григорьевич сделал сам

По словам Юрия Григорьевича, на достигнутом Виктор Степанович не остановился. Одну из таких перепалок Юрий Зезелюк записал и передал в суд вместе с исковым заявлением. Решение суда мы уже знаем со слов самого Виктора Степановича — он был признан виновным и получил за оскорбление штраф.

Юрий Григорьевич надеялся, что административное взыскание успокоит соседа. Но ошибся.

— За два года на стройке нашего дома побывало с десятка два комиссий, — говорит Екатерина Николаевна и показывает список, составленный ею в хронологическом порядке.

Согласно этому списку, самая большая комиссия побывала на объекте в начале февраля 2017 года. Тогда приехало девять человек. Всего же за два года прошло больше двадцати проверок.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— Среди местных органов власти были представители Госимущества, БРТИ, Госстройэкспертизы, Госстандарта, вневедомственной экспертизы и представитель Администрации президента, — говорит Юрий Зезелюк. — Вопросов к нам не было — мы строим дом по согласованному проекту. И так ему отвечали все. Единственное письмо, за которое зацепился Виктор Степанович, — ответ из Госстандарта, где говорится о том, что наш строящийся дом можно отнести ко второму уровню ответственности.

В копии ответа на обращение Виктора Лагуна в Госстандарт эта фраза прописана как «необходимо отнести»: «С учетом требований действующих технических нормативных правовых актов незавершенное строительством здание состоит из частей различной этажности, одна из которых трехэтажная, так как запроектированный цокольный этаж в этой части здания выше отметки земли более чем на два метра. На момент разработки проектной документации строительство объекта необходимо отнести ко второму уровню ответственности. Таким образом, с учетом требований нормативных правовых актов и ТНПА, действовавших на момент разработки проектов для домов № 8 и № 9 по улице Парковая, возведение данных объектов следует рассматривать как „самовольное строительство“ согласно требованиям статьи 223 Гражданского кодекса РБ. — Прим. TUT.BY).

В этом ответе Госстандарта, уверен Юрий Зезелюк, есть важный нюанс: Госстандарт дал ответ исходя из фотоматериалов и копии проектного решения, которые получил из Минского райисполкома по электронной почте.

— И вот Виктор Степанович взял этот ответ Госстандарта и поехал на прием к Кочановой. Она его прочла и приняла решение: наказать Зезелюка. Но по итогу никто не смог доказать, что здание нужно отнести ко второму уровню ответственности. Последним из проверяющих у нас был Петросян (Артур Петросян — старший прокурор управления по надзору за исполнением законодательства и законностью правовых актов Генпрокуратуры. — Прим.TUT.BY). Он дал оценку всем действиям, в том числе и якобы нецелевому использованию земли. Виктор Степанович просто не знает, что согласно постановлению о переводе жилых помещений в нежилые, если здание только на 49% занимает нежилое помещение и 51% занимают жилые помещения — а у нас в этом доме 42% нежилое и 58% жилой фонд — то целевое назначение земли не меняется. И Артур Петросян Виктору Степановичу все это четко разъяснил.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— Юрий Григорьевич, по документам все сходится, но зачем вам такой большой дом?

— Согласен, пока дом и правда смотрится странно, я не спорю. Но чтобы вы не сомневались, покажу вам проект. Изначально их у меня два. Первый был согласован в 2010 году, второй — пересогласовали совсем недавно. Так как Виктор Степанович уже всех достал — столько людей сюда приезжали и ничего не смогли найти, — райисполком провел два заседания по поводу того, что дальше делать с нами. По итогу решили согласовать проектную документацию и новый проект, чтобы ни у кого не возникало вопросов и дополнительных нюансов. Старый проект, к слову, по закону уже надо было пересогласовывать. Но кто же захочет это делать, если идет такая схватка? Поэтому было принято решение на уровне председателя райисполкома о том, что дом нужно доделать как положено и принимать в эксплуатацию при условии, если мы зашьем фасады.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Согласно утвержденному проекту, строящийся дом Юрия Зезелюка будет выглядеть так

За все время разбирательств строительство дома приостанавливалось лишь раз: после первой комиссии в 2016 году. Сейчас, по заключению БРТИ, дом уже готов для принятия в эксплуатацию. Но, по словам Юрия, Новодворский сельсовет отнесся к приемке дома некорректно и отказал в вводе его в эксплуатацию. Семья подала в суд на сельисполком.

Дело закончилось тем, что суд отменил решение сельисполкома и обязал его провести по заявлению, что было написано еще зимой, повторную приемку дома в эксплуатацию.

— Вместо этого Новодворский сельсовет изымает у нас часть земли, на которой стоит построенный дом. Как? В свое время нам дорезали две сотки к существующему участку. Документы по дорезке участка где-то достает Виктор Степанович и начинает их досконально изучать. Откуда он взял их — непонятно. Ведь это закрытая информация. Виктор Степанович находит решение, где Екатерине Николаевне в 2011 году выделяют две сотки по кадастровой стоимости, из них, написано в решении, 0,68 „квадратов“ под дорожно-транспортные коммуникации». Виктор Степанович поднимает закон и пишет в прокуратуру, что «дорожно-транспортные земли в частную собственность передаваться не могут». Мы пока не влились в этот процесс, не знаем, точно ли все так. Но беда в том, что на этих двух сотках стоит часть построенного дома, который так не нравится Виктору Степановичу.

В ответ на заявление Виктора Лагуна прокуратура выносит решение и пишет в райисполком письмо о том, что земли дорожно-транспортного назначения не передаются в частную собственность. Райисполком дает распоряжение Новодворскому сельисполкому «соблюсти закон и исправить допущенное нарушение».

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— И вот представьте: письмо в сельисполком пришло в четверг, а в пятницу в три часа дня он созывает внеочередную сессию народных депутатов, которые и отменяют решение о том, чтобы признать решение о дорезке двух соток недействительным. То есть забирают не только те 0,68 сотки, что идут под дорожно-транспортные коммуникации, а полностью две. Это повлекло за собой отмену частной собственности. Представьте: восемь человек за десять минут все решили. Оказывается, у нас так можно.

Этот инцидент принес Юрию новые хлопоты.

— Если прокуратура права, то ошибку изначально допустил Новодворский сельисполком, который выделил нам эти две сотки. Дальше — те, кто это согласовал и зарегистрировал. Мы же купили землю, заплатили налоги, и за десять минут у нас забирают частную собственность. Решение сельисполкома пока не отменяет частную собственность на землю, но оно предвосхищает этот процесс. Это может сделать только суд. И нам, похоже, предстоит новый процесс.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— Вы так и не ответили на вопрос, зачем вам такой большой дом?

— Когда-то мы жили в коммуналке, две семьи в восемь человек на сорока квадратных метрах. Когда решил строить второй дом, был еще молодой и амбициозный. Думал, что будет большая семья. Сейчас, конечно, уже такой бы дом не строил, но раз уж начал, то должен довести дело до конца.

REALTY.TUT.BY будет следить за развитием истории. Аудиозапись интервью, а также процитированные в материале документы, имеются в редакции.

-20%
-15%
-40%
-10%
-10%
-20%
-50%
-10%
-50%