101 день за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  2. Фанаты белорусских футбольных клубов массово объявляют о бойкоте матчей
  3. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  4. Пенсионерка из электрички рассказала подробности о задержании и Окрестина
  5. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  6. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  7. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  8. «Пышка не дороже жетона». Минчане делают бизнес на продукте, за которым в Питере стоят очереди
  9. Бойкот фанатов, новый КоАП, пенсионные изменения, падение зарплат и наши красавицы — все за выходные
  10. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком
  11. Один из почетных консулов Беларуси в Италии подал в отставку из-за несогласия с происходящим после выборов
  12. Защитник Бабарико и Колесниковой подал жалобу в суд на лишение его лицензии, но ему отказали
  13. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  14. Минское «Динамо» проиграло в гостях питерскому СКА
  15. Чиновники придумали, что сделать, чтобы белорусы покупали больше отечественных продуктов
  16. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  17. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  18. 57-летняя белоруска выиграла международный конкурс красоты. Помогли уверенность и советы Хижинковой
  19. «Ашчушчэнія не те». Все участники РСП вышли на свободу после 15 суток ареста
  20. Год назад в Беларусь пришел коронавирус. Рассказываем про эти 12 месяцев в цифрах и фактах
  21. Судьба ставки рефинансирования, обновленный КоАП, дедлайн по налогам, заморозка цен. Изменения марта
  22. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  23. «В киевской миграционке мне сказали, что я в первой десятке». Айтишник — о переезде в Украину
  24. Показываем, как выглядит часть зданий БПЦ на улице Освобождения, ради которых снесли объекты ИКЦ
  25. Автозадачка с подвохом. Нарушает ли водитель, выезжая из ворот своего дома на дорогу?
  26. Во всех районах Беларуси упали зарплаты, в некоторых — больше чем на 300 рублей
  27. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  28. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  29. «Бэушка» из США против «бэушки» из Европы: разобрали, какой вариант выгоднее, на конкретных примерах
  30. Акции солидарности и бойкот футбольных фанатов. Что происходило в Беларуси 28 февраля


/ Фото: Катерина Гордеева /

Бордовый домик с белыми колоннами напротив Новогрудского замка неизменно привлекает внимание туристов. Таких зданий, построенных «за польскiм часам», в Новогрудке всего несколько штук. Но дом под номером 10 по улице 1-го Мая — единственный в своем роде: в нем два полноценных (а не мансардных, как у остальных) этажа. Правда, жить здесь, говорят местные, не очень комфортно: зимой в квартирах холодно, деревянные стены продуваются насквозь, а колонны вот-вот могут обрушиться. Но и отселять их из дома, который люди считают непригодным для проживания, никто не собирается.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Дом, по словам местных старожилов, был построен еще 100 лет назад еврейским врачом. На первом этаже он вел прием, а на втором — жил вместе с семьей. В 1938 году он уехал в Америку, а дом после войны «огосударствили» и разделили на несколько квартир, которые выдавали работникам местного лесхоза, учителям и рабочим.

Дом построен 100 лет назад, а условия проживания остались такими же

Сейчас в старинном особняке живут три семьи. Все — пенсионеры. Жильцы дом свой любят, изучили его историю, даже в Национальный архив посылали запрос, чтобы узнать точное время постройки. Там сказали, что информации нет, но, судя по архитектуре здания, он построен где-то в начале 20-х годов прошлого века. Кстати, деревянное здание не является памятником архитектуры.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Говорят, жить в старинном особняке очень некомфортно: стирать вещи приходится вручную, в квартирах зимой холодно, постоянные сквозняки и удобства на улице. Быт у современных жильцов уникального дома такой же, как и 100 лет назад.

— Воду приходится таскать из колонки, зимой топим печки по два раза в день, иначе холодно. Газ — в баллоне, — говорит Галина Шарова. Ее жилище находится на первом этаже. Заходить надо с парадного входа. Бывшая учительница ютится с мужем в одной комнатке. Еще есть кухня, которая выполняет функции прихожей.

Галина показывает те самые печки. В квартире чисто и уютно. Хороший ремонт. И, если не знать, как выглядит дом снаружи, никогда и не скажешь, что эта светлая комната находится в аварийном строении. Но Галина сразу же уточняет: все сделали самостоятельно. Приводить в порядок жилье никто не помогал. Деньги на ремонт откладывали со своих пенсий. А еще квартиры здесь надо было приватизировать. Вот, например, сосед женщины со второго этажа за свою "трешку" должен отдать около 105 млн рублей старыми. Галина удивляется: за что такие деньги, если элементарных условий проживания нет?

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Ветер так и свищет, — вздыхает она и говорит, что соседняя квартира на первом этаже выглядит иначе: отвалившиеся обои, дранка и потрескавшийся потолок. Хозяин ее «в таком старом доме, где проседают стены», делать ничего не хочет.

Внутри-то ремонт сделали, а вот снаружи — «нет ни сил, ни денег»

За свое комфортное проживание люди борются уже несколько лет, но говорят, что ничего не сдвинулось с мертвой точки. Главный возмутитель спокойствия, Василий Бобровский, сосед со второго этажа, проводит экскурсию сначала по своей квартире и говорит, что недавно тоже начал здесь ремонт, а потом ведет на чердак.

— Крышу подпирают балки, да и протекает она, а сам дом оседает. Это видно по доскам, которыми он обит, — они наезжают друг на друга. Да, у нас здесь был ремонт — выделили, говорят, 37 млн рублей старыми. И что они сделали? Немного поменяли доски внутри стен (там такие были дыры, что голова пролезть могла) и бетонную опалубку сделали. А вы видели колонны — они ж разрушаются! А балкон? Дом находится в аварийном состоянии, а мы в нем живем, — говорит мужчина.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Галина добавляет, что внутри-то они ремонт сделали, а вот снаружи — нет ни сил, ни денег. Разговор несколько раз возвращается к бытовым условиям. Все-таки, говорят люди, хотелось бы и хороший туалет иметь, и перестать руками стирать вещи. У Василия вот стоит стиральная машинка, но пользуется он ею редко.

— Это надо воды натаскать на второй этаж, потом залить ее в емкость, которая висит сверху машинки. Потом грязную воду слить и отнести на улицу. Не представляю, как она [жена Василия] справляется, — говорит Галина и добавляет, что странно вот так жить в центре-то Новогрудка.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Со своими проблемами жители не раз обращались к местной власти. Даже самостоятельно провели независимую экспертизу. Говорят, потратили на нее 20 млн старыми. Обследовали дом специалисты судебно-экспертной коллегии, у которой есть лицензия на такой вид деятельности. Они установили, что износ дома составляет более 70% процентов, а значит, непригоден для проживания. Однако специалисты Гродненского агентства по государственной регистрации и земельному кадастру пришли к другому выводу: дом изношен всего на 57%. А это значит, что жить в деревянном особняке можно — и претендовать на какое-то новое жилье жители не могут.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

 — И вот мы не понимаем, что нам дальше делать. По закону нас отсюда не расселят. Ладно. Мы и здесь жить не против, но вот чтобы условия были бы посовременнее и покомфортнее. Нам говорят: проводите воду сами. Но у нас нет таких денег. А что делать с тем, что дом выстывает? Его же надо утеплить как-то. Тоже — мы? — говорит Галина.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Власти местным жителям предлагали капремонт. Те отказались

В отделе ЖКХ Новогрудского райисполкома о ситуации, конечно, хорошо известно. Там только вздыхают: здание старое, требует капитального ремонта. Жителям его, кстати, предлагали. Те отказались. Галина поясняет: мол, условия были «странными» — в документе говорилось лишь об обновлении сараев за домом. В ЖКХ утверждают: речь шла именно о полноценном ремонте особняка.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Эта ситуация тянется уже несколько лет. Дом — а он же старой польской постройки, — у нас стоял в перспективной программе по капитальному ремонту. И когда пришел срок, людей надо было временно отселить. Но жильцы не согласились. После чего ремонт не был начат, а время прошло. Потом люди наняли специалистов, которые провели экспертизу, показавшую, что дом можно признать непригодным для проживания. Но с ней были нюансы, и в судебном порядке ее результаты не были признаны достоверными. Жильцам было предложено переделать экспертизу, но они отказались. Сейчас в доме проводятся текущие ремонтные работы по заявкам. Если есть просьбы жильцов, то мы откликаемся. На объект несколько раз выезжали различные комиссии. Исходя из их решений и решения еще одной экспертизы дом признан пригодным для проживания, — рассказал начальник отдела ЖКХ Новогрудского райисполкома Александр Калюк.

-5%
-70%
-58%
-35%
-33%
-10%
-70%
-50%
-50%
реклама