106 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  2. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  3. Украина опять внесла Беларусь в «зеленый список» по COVID-19. Можно ехать без ПЦР-теста и карантина
  4. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  5. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  6. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  7. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  8. Суд огласил приговор водителю, который прокатил на капоте гаишника
  9. «Дочка видела, как нас забирали. Всю ночь плакала». Минчанки хотели обратиться к депутату, а попали на Окрестина
  10. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  11. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  12. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  13. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  14. «Прогулки по незнакомому Витебску». Каким увидел город фотограф, вынужденный уехать из него в войну
  15. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  16. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  17. Есть повод позавтракать не дома. Фудблогеры советуют самые «инстаграмные» завтраки Минска
  18. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  19. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  20. В Минск привезли первый экземпляр нового поколения Renault Duster
  21. Что сделать для сердца, если переболел коронавирусом? Кардиолог помогает разобраться
  22. Задержано более 20 участников конференции Лиги студенческих объединений, приговоры судов. Что происходило 5 марта
  23. Лукашенко рассказал, что сделал, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  24. Белорусов атаковали банковские мошенники. Откуда у них данные, почему их сложно найти, как защититься
  25. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  26. Иск в суд, новые обвинения, уголовное дело. Что снова происходит с Гродненским детским хосписом
  27. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  28. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  29. По обновленному КоАП судили айтишника из квартала «Пирс». На его балконе БЧБ-флаг держался с августа
  30. Погода в длинные выходные: мокрый снег, метели, гололедица и ночные морозы


/ /

Это не рухнуло, это так строят — материал о «замке» из строительного мусора вышел на портале месяц назад. Многие читатели владельца дома поддержали: человек строит сам, за свой счет, на своем участке — имеет право. И нечего соседям лезть на частную территорию. Соседи возмутились. «Тут были обрушения, тут дети лазят, ребенок чуть не погиб у него в подвале. Мы уверены, что тут будет трагедия!» — говорят люди.

Летучие мыши и дети-экстремалы

Владелец дома по Озерной, Николай Михайлович, месяц назад утверждал: стройка движется, осенью уже крыша будет. Но каких-то изменений за прошедший месяц мы не заметили. Так было:

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Так есть:

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Хозяина на стройке не застали. Зато пришли соседи. У Анны, владелицы белого коттеджа, с собой стопка бумаг: жалобы, ответы из МЧС, санстанции, от архитекторов, из сельисполкома.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— Мы продали квартиру в Минске, мама помогла сбережениями — купили этот дом в 2015-м, — рассказывает Анна. — К участку не могли проехать — Николай завалил дорогу строительным мусором, который он называет строительными материалами. Вызывала кран, перегружали за свой счет, очищали проезд.

У Анны трудятся строители — за месяц выросли каркасы двух террас. Дом обустраивается быстро, но вид из окон не радует.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— Между нашими участками стоял сетчатый забор. У него было очередное обрушение, забор завалился на мой участок. Как его стройка идет? — переспрашивает Анна удивленно. — Как все это время. Приезжает, привозит очередную партию со свалки, вроде бы и делает что-то, но ничего не меняется. Бэушные стройматериалы двадцать лет лежат под открытым небом. Даже из новых материалов здание без крыши двадцать лет простоит — не факт, что несущие способности сохранятся, а тут… Недавно милицию вызывала — подростки обустроились наверху с пледами на ночь. Я просила их: уходите, это же опасно. А они: мы тут снимаем, знаете, как этот треш в инете лайкают! Конечно, колоритно: тут ночью полчища летучих мышей кружат — живут где-то тут.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Анна возглавила инициативную группу из шестерых соседей, которые требуют от властей разобраться с опасной стройкой до того, как произойдет трагедия. Последние жалобы были уже коллективные.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Сосед, Сергей, рассказывает, что 40 лет живет в Ждановичах, 23 года назад его и эта стройки стартовали.

— Все дома на улице начинали строиться в одно время. У меня дети выросли в новом доме, старшему внуку уже 16, а Коля все строит. Сейчас вижу: очередные треснувшие железобетонные плиты привез… Ну ни одной же целой плиты!

— Вы видели, как строилось? Николай Михайлович говорит, будет стоять вечно.

— Да видел, как на газосиликатный блок клал железобетонные плиты в несколько тонн… Это хозяйство надо сносить и вывозить. Даже если случится чудо и крыша появится, это никто в эксплуатацию не примет! И жить тут нельзя.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Мы обходим стройку по участкам соседей. Одна из соседок, молодая мама, говорит: 25 лет живу — и всю жизнь это видим. Приезжают гости, все разговоры только об этом доме. И да, развлечений у местной детворы немного, мы их видим нередко — лезут на стройку, будто медом намазано. Мало кто из детей откажется от такого развлечения.

— Надоело жить рядом со свалкой, — продолжает мысль Анна. — Здесь же не только кирпичи — тут и пенопласт, целлофан, полистирол, какие-то части техники — все гниет, разлагается, отравляет почву… Сельисполком только ответы присылает, что очередной раз обязал Николая Михайловича добровольно привести все в порядок. Интересно, как это им поможет в суде, если тут, как в Могилеве, под завалами погибнут дети?

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

У меня самой трое детей, один ребенок — инвалид, и вынужден проходить рядом — по дороге, у которой валуны зафиксированы палочкой! Мы имеем право на безопасную жизнь, в конце концов.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Еще один сосед, Александр Иванович, припомнил:

— Несчастный случай уже был несколько лет назад. Дети играли внутри здания, девочка провалилась, внизу какое-то помещение было затоплено, стала тонуть. Крики услышали, ребенка спасли. Да, участок огорожен — но что детворе эти ограждения?

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Люди, с которыми мы говорили, считают: сельсовет должен действовать более решительно. И оперативнее.

Сельсовет: будем изымать

Месяц назад сельсовет говорил: о проблеме знает, все административные ресурсы исчерпал. Николай Михайлович соглашается, что ситуацию надо исправлять, после суда штраф оплатил, но кардинальных изменений не происходит годами.

Действующее законодательство в отношении сроков строительства сурово. Дом нужно построить за три года, допускается разовая консервация, плюс (при определенных трудностях у владельца) небольшая отсрочка. Не уложился без веских оснований в сроки — в судебном порядке землю изымут. Только вот законодательство это не распространяется на участки, выделенные до вступления в силу соответствующего указа, то есть до 2006 года.

— Мы заказали оценку этого строения на участке, заключили соответствующий договор. После оценки будем подавать иск в суд на изъятие земельного участка. Но не в связи с тем, что дом не введен в эксплуатацию в определенные сроки. Там неизвестно что строится, аварийное состояние, в неудовлетворительном состоянии участок. Мы будем его изымать как социально опасный объект — он уже включен в перечень социально опасных объектов.

Владелец: Стройка огорожена, я не могу следить за чужими детьми!

Хозяин стройки, Николай Михайлович, удивился новости о том, что его недострой и участок хотят изъять как социально опасный объект.

— У меня что там, притон? Это стройка, она огорожена! Какая социальная опасность?!

Об истории с тонущей девочкой он тоже слышал, похоже, от соседей.

— Дети залезли — а зачем? У меня что тут — игровая площадка? Или я туда экскурсии вожу, приглашаю туда? У меня что, табличка висит: «Приглашаю детей поиграть»?

Да, лазят, я видел следы от костра — прямо в доме разжигали. И какой забор ни поставь, захотят — залезут. Когда им забор мешал? За детей должны нести ответственность родители, а не я.

Николай Михайлович уверен, что оснований, чтобы отобрать участок, у сельсовета нет. Поделился планами: разгрузить плиты будущего перекрытия, поставить забор вдоль технического проезда. Правда, накрыть строение крышей в этом году не обещал.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

О древних недостроях

Пожаловались люди и на еще один соседский замок. Четырехуровневую коробку возвели из панелей 15 лет назад, накрыли черепичной крышей. Потом, по словам хозяина, не было времени и средств достроить. Соседи опасаются: сложится строение, как карточный домик. Хозяин уверяет: построено по проекту, с запасом прочности все в порядке — для себя строили, для детей и внуков. Есть мечта — достроить. Теперь на пенсии, время есть. А чтобы дети не лазили, обещает поставить высокий забор.

— К этому дому мы с комиссией выезжали в связи с жалобой соседей, — пояснила председатель Ждановичского сельисполкома Светлана Капустина. — Это дом, он под крышей, земля выделена еще в 90-х, налоги выплачены — у нас нет оснований привлекать владельца к какой-то ответственности — за что? Его закон не обязывает ввести дом в эксплуатацию в какие-то определенные сроки.

Хозяин говорит, узнавал, сколько стоит заключение о том, что дом надежен. Оказалось, несколько тысяч долларов. Платить столько, чтобы успокоить соседей, понятно, никто не будет.

Жутковатых недостроев из 90-х в стране сотни. На них не распространяются действующие «сдать за три года», и все, что можно предъявить, — ненадлежащее состояние участка или его нецелевое использование.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Как объяснил один из председателей сельсоветов, психологически очень сложно подавать иски на изъятие земли и недостроенных объектов. Жалко хозяев, большинство владельцев — пенсионеры, люди без средств. Строили с размахом, чтоб жила вся семья. Была мечта, здоровье, силы, средства. Осталась только мечта.

-14%
-25%
-80%
-80%
-15%
-10%
-25%
-20%
-12%
-50%
реклама