• Экспертиза
  • От застройщика
  • Строительство
  • Аренда
  • Офтоп
  • Деньги
  • Интерьер, дизайн, ремонт
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

В непростой ситуации оказались владельцы двух участков в деревне Селюты под Минском — Папернянский сельсовет намерен через суд изъять эти земли. «Нам аукнулись махинации сейчас задержанного Михаила Третинникова», — говорят Петр и Елена, люди, которые купили у Третинникова участки.

В 2015 году деревня Селюты на берегу одноименного озера стала вдруг известной — здесь с аукциона были проданы участки по рекордно высоким ценам — каждый надел стоил в эквиваленте 70 тысяч долларов. Два из них приобрел Михаил Третинников, которому Папернянский сельисполком на столь внушительную сумму сделал рассрочку на два года. Дальше история приобретает почти фантастический оборот: денег сельсовет по графику погашения рассрочки не получает, но и итоги аукциона не аннулирует, участки регистрируются в БТИ на Третинникова без ограничения на продажу. Справедливости ради стоит сказать, что Михаил кое-что на счет закинул — в общей сложности по 700 рублей за участок.

Карта Национального кадастрового агентства

Участок сельисполком выделил 14.07.2015 г., а претензию о взыскании задолженности в досудебном порядке направил лишь 23.11.2017 г. Задолженность только по одному участку составляет больше 146 тысяч рублей плюс пеня. Ситуация осложнилась еще и тем, что сельсовет вдруг узнает, что его «золотые» участки, за которые он получил буквально копейки, уже не у Михаила Третинникова — один два раза перепродали, на втором построен дом и живут люди. Выяснилось, что несмотря на обременение (не выплаченную рассрочку), находящийся ныне в СИЗО гражданин сумел зарегистрировать участки в БРТИ в собственность и свободно ими распоряжался под носом у сельсовета.

5 марта 2018 года Папернянский сельсовет подает в суд Минского района исковое заявление о признании недействительным договоры купли-продажи земельного участка, приобретенного в рассрочку в частную собственность по результатам открытого аукциона.

Все вроде логично, землю нужно вернуть. Но как быть тем, кто является добросовестными приобретателями и за эти участки заплатили немалые деньги?

Для Елены известие о том, что ее участок хотят изъять, стало настоящим шоком — она уже успела построить дом, облагородить территорию.

— Мы с мужем живем в Тюмени, но так как Беларусь — это моя родина, решили к пенсии переехать сюда. Участок в Селютах нашла по объявлению в интернете. Позвонила продавцу — Михаилу. Встретились с ним на участке, он показал все документы. Их проверил еще и нотариус — никаких претензий. Я передала сумму, эквивалентную 5 тысячам долларов и уехала за остальными деньгами. Михаил пытался уговорить передать ему всю сумму сразу, но я тогда настояла на своем — сначала оформляем договор.

Стоит отметить, что Елена у Михаила покупала по факту не участок, а дом, построенный на 20%.

— У Михаила был и проект, и разрешение на строительство, — объясняет Елена. — Мы с ним договорились, что я сразу покупаю 2/3 дома, 1/3 принадлежит ему. К 2017 году дом был готов, и я полностью выкупила все доли. Разрешение на строительство я видела, но на руках его у меня нет — вероятно, оно осталось у Третинникова.

Я никак не могу понять — как местные власти, имея два участка, по которым еще не выполнены все обязательства, пропустили момент их продажи третьим лицам? — возмущается Елена. — Неужели они не видели, что за них не платят, что нарушается график погашения? Я сама бухгалтер и могу сказать, что «пропустить» этого в бухгалтерии не могли. Это же сельсовет, какие у них там обороты, дебиторскую задолженность сразу увидят.

Удивителен и тот факт, что сельсовет не заметил не одну, а несколько сделок по продаже участка.

— По моему участку целых две сделки купли-продажи прошли, а их сельсовет якобы не заметил, — говорит Петр, сосед Елены.

Его история приобретения практически такая же, как и у соседки, но покупал он надел не у Третинникова.

— Я уже третий владелец этого участка, — говорит Петр. — Мне продал его Борис. Я тщательно проверял документы — все было чисто. На участке стоял законсервированный фундамент, который пришлось разобрать — он был в аварийном состоянии. Поверьте, я покупал землю не для перепродажи, я хочу построить дом и жить в нем со своей семьей. Когда обратился в сельсовет за разрешением на строительство, узнал, что у меня проблемы и сельсовет готовится изымать участки.

Борис, который ранее поучаствовал в «проекте» Михаила Третинникова «таунхаус в Лапоровичах» рассказал, что он через суд получил свой долг: судебные исполнители выявили и наложили арест на два участка в Селютах, один из них был переоформлен на него в счет погашения долга.

— И так как я строиться в Селютах не собирался, выставил участок на продажу, — утверждает Борис. — Мне не было известно о каких-либо обременениях на участок.

Вчера состоялось очередное судебное заседание, во время которого всплыло несколько любопытных фактов.

До сделки по продаже третьему лицу — Петру, судебные исполнители обратились к сельсовету с требованием принять участие в описи имущества Третинникова в деревне Селюты. В сельисполком должно было прийти письмо от 02.06.2017 г. из отдела принудительного исполнения Минского района. В нем говорится, что «явка представителя Папернянского сельисполкома обязательна». Получал ли сельсовет это письмо, осталось невыясненным.

Один из главных вопросов во время судебного разбирательства — при каких обстоятельствах и на каких условиях была предоставлена Михаилу Третинникову рассрочка.

Председатель Папернянского сельисполкома Николай Гильнич пояснил, что решение о рассрочке предоставлялось на основании протокола о проведении аукциона и заявления победителя о ее предоставлении. Также он рассказал, что по условиям рассрочки первая сумма должна была поступить на счет сельсовета через месяц после ее оформления. Однако так и не поступила. Согласно одному из пунктов решения сельсовета, это должно было стать основанием для прекращения действия рассрочки. Поступление средств от оплаты по рассрочке контролирует бухгалтерия, и если в течение трех месяцев деньги не поступают, подается иск в суд. Но это не было сделано — как объяснил Николай Гильнич, за это время поменялось два бухгалтера.

Также Николай Гильнич сообщил, что сельсовет не предоставляет сведения о рассрочке в БТИ, это обязанность собственника. По его словам, регистратор должен был проверить все документы.

Интересная деталь — после регистрации участков в БТИ Третинников обращался в сельсовет за разрешением на строительство, и свидетельство о регистрации обязан был предъявить. И должностное лицо, которое проверяет документы, должно было обратить внимание на то, что в свидетельстве — ни слова про ограничения.

Николай Гильнич пояснил, что не всегда в свидетельствах указываются ограничения, а в этом конкретном случае — не обратили внимания.

О том, что участки продаются и перепродаются, сельсовет мог знать — БТИ высылал уведомления в сельсовет о совершении регистрационных действий. Однако дошли ли эти письма до сельсовета, суд не выяснил.

Председатель Папернянского сельисполкома заявил во время суда, что факт продажи участка Третинниковым стал известен после того, как уже новый владелец, Борис, обратился за разрешением о строительстве в 2017 году. Председатель пояснил суду, что новому владельцу участка неофициально было сообщено, что у Третинникова в Селютах есть два участка и оба оформлены в ипотеку (последнее утверждение Борис отвергает).

Сельсовет, по словам Николая Гильнича, обратился за разъяснениями в БРТИ, где получил ответ, что документы предоставляются на платной основе. А так как бюджетом сельсовета такие оплаты не предусмотрены, разъяснения так и не были получены.

Таким образом, на момент заключения сделки между Борисом и Петром сельисполкому уже было известно о том, что спорный участок уже не принадлежит Третинникову. Мер, препятствующих сделке, сельиспоком не принял.

Отметим, что до сих пор запрета на отчуждение этих участков нет, и теоретически они могут быть проданы и законно оформлены в собственность нового владельца.

Суд предложил сторонам заключить мировое соглашение при условии выплаты сельсовету кадастровой стоимости участка ее владельцами. Задолженность по рассрочке и образовавшуюся пеню в таком случае должен будет оплачивать Третинников. По кадастру участок не так уж и дорог — примерно 7 тысяч долларов.

И Петра, и Елену такой исход дела устроил бы, ведь при неблагоприятном исходе у них изымут участки. Председатель сельсовета Николай Гильнич также не против таких условий мирового соглашения, но с одной оговоркой — если это не противоречит законодательству. В общем, точка в этом деле еще не поставлена.

-10%
-80%
-10%
-20%
-18%
-25%
-10%
-50%
0062460