109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  2. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  3. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  4. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  5. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  6. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  7. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  8. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  9. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  10. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  11. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  12. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  13. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  14. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  15. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  16. Акции в честь 8 Марта и непризнание Виктора Лукашенко президентом НОК. Онлайн дня
  17. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  18. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  19. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  20. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  21. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  22. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  23. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  24. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  25. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  26. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  27. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  28. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  29. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  30. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе


/

«Над нами живет семья, где уже взрослый сын — мужчине за сорок лет — пьет и издевается над родителями, — рассказала читательница Анна. — Дом панельный, слышно все и всем. Мы терпели, жалели его родителей и предлагали деньги на лечение их сына. Они отказывались, извинялись, обещали, что будет тихо. Они и правда старались: когда сын начинал шуметь, тащили его в другую комнату, с грохотом и криками. Мы стали вызывать милицию. Приезжал наряд с автоматами, топтался у затихшей квартиры и уезжал. Дебошира несколько раз отправляли в ЛТП — это была передышка для всех. Правда, когда он возвращался, все начиналось заново. Единственный выход — это выселить его из этой квартиры. Потому что терпеть больше невозможно: он стал мочиться прямо в подъезде…»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

О том, можно ли выселить взрослого ребенка из квартиры и как это сделать, REALTY.TUT.BY рассказала Елена Жданович, управляющий партнер адвокатского бюро «Право и семейная медиация», адвокат Минской городской коллегии адвокатов, медиатор.

Три «административки», предупреждение, повтор

Ситуация, когда родители выселяют детей из дома, кажется нетипичной для Беларуси. Хотя закон позволяет.

— Жилищным кодексом предусмотрен порядок выселения «без предоставления жилого помещения» лиц, в том числе и совершеннолетних членов семьи, которые нарушают общественный порядок, портят имущество. Проще говоря, тех лиц, проживание с которыми становится невозможным в одной квартире или доме, — рассказала Елена Жданович.

По этому основанию выселения законодатель предусматривает довольно сложный алгоритм действий, потому что выселение без предоставления другого жилого помещения, фактически на улицу, — крайняя мера. И новый Жилищный кодекс четко определяет круг доказательств, позволяющий суду вынести судебное постановление о выселении нерадивого члена семьи собственника жилья.

Так, для выселения подобных лиц необходимо предоставить суду доказательства того, что гражданин в течение года три и более раз привлекался к административной ответственности именно за нарушение правил пользования жилым помещением или иные подобные правонарушения, делающие невозможным совместное проживание с ним.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY
Фото носит иллюстративный характер. Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Также нарушитель должен быть предупрежден собственником жилого помещения о возможности выселения без предоставления другого жилого помещения.

— В таких случаях мы рекомендуем, чтобы такое предупреждение было письменным (письмо, телеграмма, СМС-сообщения) — это послужит доказательством того, что действительно предупредили.

И только после этого, если в течение года после такого предупреждения, гражданин опять был привлечен к административной ответственности за аналогичное преступление, будут правовые основания обращаться в судебные инстанции с подобным иском.

Сложность процедуры выселения свидетельствует о том, что государство очень серьезно относится к этой проблеме и выселение — это действительно крайняя мера для решения конфликта, объясняет Елена Леонидовна.

И еще один важный момент: выселить можно только лицо, которое не имеет доли в праве собственности на жилье. То есть сособственник жилья в подобных случаях не может быть выселен ни при каких обстоятельствах, к нему будут применяться только меры административного воздействия. Выселение возможно только в определенных случаях, связанных с прекращением права долевой собственности на жилье.

Дети родителей выселяли, родители детей — нет

В адвокатской практике Елены Жданович встречалось два таких случая, хотя стаж работы по специальности у нее больше тридцати лет.

— Собственник однокомнатной квартиры выселял свою мать, которая была зарегистрирована в этой квартире и фактически там проживала. Но проживать с матерью было невозможно, потому что она пила и фактически устроила дома притон. На все уговоры и просьбы сына изменить образ жизни реагировала грубо и неадекватно. Сын, будучи собственником жилья, вынужден был жить на съемных квартирах. Ситуация длительное время не менялась, и молодой человек обратился в суд с иском — с требованием о выселении без предоставления жилого помещения, собрал и подготовил все те доказательства, о которых я говорила выше.

Исходя из своей практики, хочу отметить, что суды очень скрупулезно и основательно рассматривают данные категории жилищных споров, тщательно изучают материалы по совершенным правонарушениям (действительно ли они связаны с правонарушениями, влекущими невозможность совместного проживания), их количество, периодичность, соблюдена ли процедура.

И еще: когда спор идет между близкими родственниками, родителями и детьми, суды настраивают людей на мирное разрешение таких споров, настоятельно рекомендуют сесть за стол переговоров, договариваться.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото носит иллюстративный характер. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Этот судебный процесс, по словам Елены Леонидовны, закончился тем, что в период судебного разбирательства, между судебными заседаниями, мать приняла решение о переезде на другое место жительства (к своему сожителю), снялась с регистрационного учета в спорной квартире. Предмет спора был утрачен, и истец отказался от иска.

Другой случай, о котором рассказала Елена Жданович, — судебный спор, когда сын выселял отца.

— Оба проживали в одной комнате, собственником которой был сын. Совместная жизнь была просто невыносимой: отец дебоширил, злоупотреблял спиртным, захламил комнату. Собственник обратился в суд с иском о выселении отца. В ходе очередного судебного заседания стороны договорились о том, что сын приобрел для отца небольшой домик за городом, куда он и перерегистрировался.

Надо сказать, что такой вариант молодой человек предлагал отцу неоднократно, собирал деньги и присматривал варианты покупки небольшого загородного жилого дома, ему не хотелось радикальных мер. Но отец категорически отказывался. Судебный процесс в данном случае явился катализатором разрешения жилищного конфликта, когда отец (ответчик по делу) понял, что закон уже не на его стороне и он вполне может оказаться на улице.

Елена Жданович считает, что ей в адвокатской практике повезло, потому что не доходило до крайних мер — выселения родного человека в никуда.

-50%
-20%
-10%
-20%
-15%
-10%
-10%
реклама