Помню, как коммунальники вывозили мусор из квартиры Анатолия, «плюшкина». Вещи он тащил с помоек, загрузил квартиру до потолка. Спал почти стоя в коридоре — на горе мусора, утрамбовав все ценное. Эта процедура повторялась не первый раз. И не с первым «плюшкиным». Годами соседи сражаются с ними и с пожилыми женщинами, которые заводят по двадцать кошек и собак. И проигрывают.

Врачи говорят: патологическое накопительство (или хординг, или синдром Плюшкина) связано с психическими расстройствами. Нередко — со старческой деменцией. Хординг может быть следствием черепно-мозговых травм, проблем с сосудами мозга, шизофрении, депрессии, тревожных расстройств. Накопление вещей помогает справиться с тревогой и страхом.

«Накопление» животных — из той же оперы, что и накопление вещей. Хордеры подбирают всех подряд, даже когда нет ни сил, ни средств ухаживать за живыми существами. Животные болеют, дохнут, но улица — неиссякаемый источник пополнения «ценных и любимых» запасов.

«Плюшкиных» роднит одиночество и нежелание общаться с людьми. Некоторые пьют. Но всегда заняты.

Жильцы на тропе войны

Один очень эффективный способ выселить «плюшкина» есть: три «административки» за год, составленные по факту антисанитарии в жилом помещении, — и «плюшкин» отправляется жить туда, где собирал сокровища. Так в 2015-м выселили семью.

Шесть часов работники ЖРЭО выгребали мусор из квартиры в 39-м доме по ул. Смирнова. Ее жильцы собрали все самое ценное в два баула и под надзором судебных исполнителей переехали жить на улицу.

— Ольга раньше училась в строительном техникуме, — рассказала работница ЖРЭО Московского района. — У Владимира вообще два высших образования. Лет 20 назад они были абсолютно благополучной семьей, но со временем спились. Их родная сестра работает дворником у нас в ЖЭСе, так что я хорошо знаю их историю. Болезнь у них такая: в четыре утра начинают поход по мусоркам.

Но к врачам семья не обращалась, болезнь не подтверждена — и выселили их по суду как вполне здоровых.

Правило трех «административок» распространяется только на тех, у кого квартира — не в собственности. Собственник квартиры не может быть выселен на основании того, что трижды привлекался к административной ответственности за антисанитарное состояние квартиры, если он платит по коммунальным счетам.

В прошлом году мы писали о квартире, где две сестры держат живность. «Сантехник в респираторе плакал!» — говорили жильцы. Уже тогда было понятно: справиться с сестрами, которые никому не открывают дверь, будет сложно. Юрист Татьяна Твердова описывала механизм воздействия: сначала — неоднократные предписания, на которые жильцы не реагируют. Затем обращение в суд о предоставлении доступа в жилище. Затем — решение суда о доступе для проведения обследования жилого помещения. Далее — обследование с судебными исполнителями.

— Но это вопрос не одного дня и даже месяца, — говорит Татьяна Твердова. —  Возможно, что после обследования будет подано новое исковое заявление с новыми требованиями обязать хозяев зарегистрировать животных в рамках законности. На одного хозяина — одна собака, а остальных — в приют.
И никто не гарантирует, что в дом снова не приведут собак и котов.

— К нашей соседке должны были прийти судебные исполнители. У нее пять собак и с десяток котов беспрерывно гадят на пол, — рассказывала одна из соседок «плюшкиной» в доме у Оперного театра. — К приходу исполнителей она собак куда-то увезла и вроде даже порядок навела. Ушли обследовавшие — животных вернула, все по новой…

— У нас старушка на первом этаже держит котов, — говорит Татьяна, которая живет в доме по Лермонтова. — Не знаю, что там происходит внутри квартиры, вонь в подъезде стоит страшная. Соседи куда только не жаловались. Но она никому не открывает дверь, не буянит, дворовых котов подкармливает — кидает кильку из окна, еще и эта килька тухнет на жаре… Пригрозили, что вызовут бригаду и ее котов принудительно отберут. Вроде бы она чаще мыть полы стала — уже не так страшно воняет. Она такая тихая, к ней никто не приходит… Кажется, весь подъезд ходит мимо и принюхивается, не добавилось ли запахов разложения к кошачьим.

Кто должен помогать?

Помочь «плюшкиным», по-хорошему, может только врач. Анатолий, о котором вспоминали в начале материала, это понимает и раз в один-два года, когда коммунальники донимают, соглашается на госпитализацию. Но заставить человека нельзя. По закону психиатрическая помощь в Беларуси оказывается добровольно. Принудительная госпитализация возможна только по решению суда. Принудительное освидетельствование может быть назначено только в тех случаях, когда человек представляет опасность для себя, для окружающих либо не может обходиться без посторонней помощи. А «плюшкины» обычно неагрессивны — их часто даже не видно, живут самостоятельно, большинство по счетам платит, себя обслуживают. Так что уповать соседям приходится только на чудо.

-55%
-10%
-30%
-36%
-20%
-20%
-20%
-20%