/ /

История Ольги Романович, которая в четырехлетнем возрасте была похищена у матери и семнадцать лет прожила в цыганской семье, получила резонанс в 2014 году. Тогда девушка вернулась в родной Минск, где узнала, что ее отец и мать лишены родительских прав, два родных брата — в приемной семье. Выяснилось и другое — девушке негде жить. Благо неравнодушные люди похлопотали о комнате в общежитии. Недавно история Ольги Романович получила продолжение, когда стало известно о том, что она безнадежно пытается стать на очередь нуждающихся в Минске. К проблеме подключилась столичная прокуратура и выяснила: Ольга имеет основания для постановки на очередь на жилье. Даже при том, что у ее биологической матери есть дом в микрорайоне Цна. Подробнее — в нашем материале.

Фото: личная страница Facebook
Фото: личная страница Facebook

Дом матери Ольги Романович расположен в микрорайоне Цна. Найти его непросто из-за путаницы с названием улицы: до 2004 года, когда деревня Цна-Иодково вошла в черту Минска, она называлась Заречной, сейчас — Сосновый бор.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Дома старожилов тут теряются на фоне современных коттеджей, а дом Тамары, матери Ольги, и вовсе незаметен со стороны улицы.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Дом тети Ольги, который принимали за дом ее матери

— Где-то писали, что Томкин дом кирпичный, на две квартиры, но это не так. Это ж дом ее племянницы! А сама Тамара живет в вагончике на огороде… У нее обычная хата, стоит сразу за домом племянницы, но жить в ней нельзя. Люди рассказывали, что пол в хате провалился, потолок прогнил. Вот и перешла она в этот вагончик.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Дом Тамары, биологической матери Ольги Романович. Этот дом был признан не соответствующим установленным для проживания санитарным и техническим требованиям

Со слов местных, Тамара ни с кем не общается, увидеть ее можно лишь когда она выходит к колонке за водой.

— Вряд ли вы с ней поговорите, даже если увидите. Она больна, ходит с отрешенным видом… Ольгу, девочку ее, тут никто не помнит, историю ее исчезновения узнали лишь тогда, когда она нашлась. Тут она не появляется.

Сама Ольга Романович предпочитает не рассказывать о своей теперешней жизни.

— Живу в общежитии, жду, когда решится вопрос с очередью, — скупо отвечает на вопросы девушка.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Вагон, в котором живет Тамара

Из материалов прокуратуры известно, что Ольга Романович обращалась в администрацию Советского района с просьбой поставить ее на учет нуждающихся как «лицо из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». Но девушке отказали, сославшись на то, что на момент обращения ей исполнилось 24 года, кроме этого, у нее отсутствовало 10 лет регистрации по месту жительства в Минске. Тогда девушка написала заявление в прокуратуру с просьбой провести проверку по факту отказа администрацией Советского района Минска и Минским горисполкомом в постановке ее на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий.

Прокуратура установила обстоятельства, которые не были учтены при отказе в постановке на учет. Например, указала на тот факт, что «перемена места жительства заявительницы обусловлена исключительно преступными действиями третьих лиц, не позволившими ей своевременно реализовать гарантированное государством право на улучшение жилищных условий». Также выяснилось, что дом в Цне, в котором зарегистрирована Ольга Романович, не соответствует установленным для проживания санитарным и техническим требованиям.

Все собранные факты прокуратура Минска рекомендовала администрации Советского района учесть при повторном обращении к ним Ольги Романович.

— Согласно с предложением общественной комиссии, сегодня было принято решение о постановке Ольги Романович на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий как лица, проживающего в жилом помещении, признанном не соответствующим установленным для проживания санитарным и техническим требованиям, — рассказали в отделе жилищной политики администрации Советского района. — Это общая очередь, в ней стоит больше семнадцати тысяч человек.

-25%
-20%
-40%
-50%
-10%