• Экспертиза
  • От застройщика
  • Строительство
  • Аренда
  • Офтоп
  • Деньги
  • Интерьер, дизайн, ремонт
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС

Офтоп


/

Замминистра архитектуры и строительства Дмитрий Семенкевич рассказал, к чему готовится стройотрасль страны, почему она в таком состоянии и зачем нам крепкая дружба с китайцами.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Замминистра архитектуры и строительства Дмитрий Семенкевич  на форуме «Инновации в строительстве» озвучил: создана группа разработчиков Стратегии инновационного развития стройотрасли до 2030 года. Эта группа сейчас собирает предложения, на весну 2018-го запланированы дискуссии и выработка итогового варианта. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Первые выводы: мы непривлекательны, нас нигде не ждут

— Первым делом мы проанализировали ситуацию, в которой находится и экономика Беларуси, и экономика строительной отрасли, — рассказал Дмитрий Семенкевич. —  Есть несколько выводов. Первый — падение инвестиционной привлекательности страны: сегодня видим 30-процентный спад инвестиций, это сказывается и на строительной отрасли. Нам говорят о том, что это временно, надо сохранить строительные кадры. А чтобы не потерять ценные кадры, нужно перестраивать строительную политику на зарубежье.

А что такое зарубежье? Какие структуры обеспечивают там строительные работы? В первую очередь этим занимаются транснациональные корпорации. Одним из лидеров являются китайцы, которые реализуют инвестпроекты в Юго-Восточной Азии, странах Африки и даже в Латинской Америке. На рынке работают американские корпорации, европейские. Они создают региональные офисы, через которые и реализуют наиболее важные проекты.

Что предлагают те же китайцы? Обеспечить полный жизненный цикл объекта: от замысла и строительства, до эксплуатации и сноса.

Чтобы белорусским строителям выходить на такие рынки, надо пересматривать всю политику. Выход за пределы страны отдельными предприятиями неэффективен. Мы должны создавать крупные интегрированные структуры, которые могут конкурировать на внешних рынках. Конечно, в первую очередь нас интересует рынок России. Это близкий рынок, наши строители показывают там неплохие успехи. И мы ищем пути создания структур, интегрированных с капиталами. Потому что сегодня в любой стране бюджет «распиливается» между своими компаниями. Мы все прекрасно понимаем, что бюджетные деньги лучше отдать своим, от этого зависит их развитие и будущее экономики региона. Там ожидают только инвесторов, тех, кто приходит со своим капиталом и предоставляет объект под ключ.

Есть проекты, которые реализуются за счет Банка развития. Он финансирует социальную инфраструктуру, строительство школ, жилья — такие проекты еще можно реализовать в России.

А значит, следующая тема — развитие этой системы под ключ. Когда строительная компания выступает как инженерная организация, которая организует процесс, как проектная, как строительная, которая возводит объект. Дальше объект передается заказчику — это система, которую мы уже закладываем в Стратегию развития стройотрасли.

Чем хотим завлечь инвестора: подготовленные участки и понятная нормативка

Дмитрий Семенкевич уточняет, что дальше будет дискуссионный пока материал — потому и звучат заявления замминистра смело. Если наша цель — привлечение инвестиций, нужно самим стать привлекательными.

— Необходимо обеспечить инвестора актуальными планами градостроительного развития территорий, — говорит Дмитрий Семенкевич. — У нас есть случаи, что приходит инвестор, покупает участок, а потом обнаруживает, что участок совсем не подготовлен: нет инфраструктуры, нет дорог, нет даже планов, когда это все появится.

Примеров достаточно. Минский район, Гатово. Разработали даже детальный план развития производственного района. Минский райисполком вместе с областью ничего не сделали, чтобы подготовить эту инвестиционную площадку. Вошли туда ряд предприятий, в том числе наш «Белгипс». И он вместо того, чтобы подключиться к подстанции, которая должна быть построена недалеко, был вынужден больше трех километров (!) тянуть подземный кабель к существующему уже заводу. Это вообще недопустимая вещь!

Мы понимаем — это риск для местных органов, вкладывать деньги в инфраструктуру и ждать инвесторов. Но кто-то должен рисковать. Без риска мы не привлечем инвесторов.

Следующая задача — сделать градостроительное планирование гибким, позволяющим принимать решения по развитию территорий на основе поступающих инвестиционных предложений. Мир динамичен, иногда приходят оригинальные решения. Например, в Могилевской области рассматривается вопрос о строительстве завода по производству пиротехнических изделий за китайский капитал, подыскивается площадка. Кто когда думал, что такое предложение поступит?

За планами развития стоят гражданские права населения. А значит, нужно найти механизмы гибкого реагирования на очень важные для нас инвестиционные предложения.

Замминистра признает — требования к объектам строительства избыточны. Их надо сокращать. И сокращать количество административных процедур:

— Необходимо повышение степени их непротиворечивости и однозначности, — подчеркнул Дмитрий Семенкевич. — Буду откровенен с вами: к сожалению, на протяжении последних 20 лет законодательство строилось на защите отраслевых интересов. Каждая отрасль старалась обустроить свое жизненное пространство через нормативно-правовое регулирование. И это привело к тому, что нормативы противоречат друг другу — Минздрава, МЧС и т.д. Тут мы уже порядок наводим, но то, что было, не способствовало привлечению инвестиций.

К задачам, которые уже выполняются, замминистра отнес обеспечение электронного доступа к техническо-нормативным документам и развитие государственно-частного партнерства.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«Это не продажа родины»: создается общее с китайцами предприятие

Дмитрий Семенкевич отмечает: стройотрасль нуждается в преобразовании структуры, в новой ее модели. Нужно вернуть Минстройархитектуры функции регулирования. Но это будет возможно, когда будет реализован механизм приватизации и привлечения капитала в наши строительные, проектные организации.

— Мы эту работу уже ведем, — подчеркнул эксперт. — Сейчас разрабатываем механизм создания на базе «Белгоспроекта» нового предприятия, совместного с китайским проектным институтом. Это не «продажа родины». Это создание новой единой платформы электронного взаимодействия при проектировании объектов с участием китайских технологий, подходов, китайских финансовых возможностей. Мы видим, что эта платформа будет хорошим примером для укрупнения наших строительных структур.

Стройотрасль, по мнению замминистра, не самая «подвижная».

— Когда мы сами перед собой ставим задачи — давайте внедрять наукоемкие производства, информационные технологии, первый вопрос — зачем нам это делать? Мы и так хорошо устроились. На самом деле все это будет следствием мысли, что нужно быть конкурентоспособными. Конкурентоспособные работают на перспективу, — напомнил спикер.

Реалии таковы, что почти все крупные стройки в стране управляются иностранными компаниями — от модернизаций заводов и предприятий энергетики до торговых центров и гостиничных комплексов. Мы хорошо строим жилые массивы. Остальные крупные проекты, которыми «рулят» белорусские специалисты, — проблемные, для них назначают «кураторов» уровня министров и премьера. Пример — реконструкция «Динамо».

— От управления сложным проектом зависит все. Мы сегодня ругаем проектировщиков, подрядчиков, но нечего ругать барабанщика, который в оркестре без дирижера старается погромче ударить в барабан. Нам нужно создавать профессиональную систему управления проектами. Негоже, чтобы премьеры и министры выходили на стройку и «кировали» процессами. Должен быть грамотный менеджер, который будет обеспечивать взаимодействие между проектированием, строительством, поставкой оборудования, финансовым обеспечением и т.д. Есть технологии, мы здесь не первые.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY
Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Мир делят транснациональные строительные корпорации, китайские — в первых рядах

Чтобы понять, куда Беларусь может двигаться, на форуме рассказали о тенденциях развития мирового строительного рынка.

—  Существует рейтинг транснациональных компаний (ТНК), которые лидируют на рынке, их порядка 250, — объясняет Андрей Бахмат, начальник лаборатории ОАО «НИИ Стройэкономика». — В рейтинге по объему выручки из 10 крупнейших ТНК ключевые места занимают китайские корпорации. По объему экспортной выручки пока еще держатся европейские компании. Транснациональные компании имеют такой опыт работы под ключ, что фактически при распределении грантов Всемирного банка и Европейского банка реконструкции выбирают между этими 10 компаниями.

У каждой ТНК есть своя специализация. У Skanska AB (Швеция) это строительство жилья, у французских Bouyges и Vinci — строительство инфраструктурных и нефтеперерабатывающих проектов, Hochtief AG (Германия) может построить все — от аэропорта до атомной электростанции.

Порядка 30% объема работ последние 3−4 года занимает строительство транспортной инфраструктуры. В чем был рывок Польши в 2010—2011 годах? Европейский банк реконструкции выделил порядка 8 миллиардов евро на строительство автодорог, логистических центров, объектов топливного комплекса.

Порядка 25% всех строительных контрактов будет приходиться к 2025 году на китайские компании. Поэтому один из перспективных и логичных векторов для Беларуси — взаимодействие и создание совместных предприятий с КНР.

А еще мы можем пойти в Африку, раньше — в Туркменистан

В НИИ «Стройэкономика» проанализировали, на какие рынки могут попытаться выйти белорусские строители.

— Прошла в СМИ информация, что белорусские строители, возможно, будут привлечены к строительству завода в Зимбабве, — поделился заведующий лабораторией Андрей Бахмат. —  Рынок Африки перспективный — там нет своих крупных строительных корпораций. Сейчас на этом рынке разворачивается борьба китайских и французских, немецких корпораций — последние постепенно проигрывают китайским.

Вторая после нефтедобывающей промышленности африканская ниша — строительство жилья. Нигерия, Гана, Судан — их численность населения, по прогнозам Гарвардского университета, к 2025 году увеличится на 40%: нужны будут инфраструктура, социальные объекты, жилье. В Африке уже 80% всех контрактов держат китайские ТНК. Так что наш вектор на связку с Китаем логичен, — отметил эксперт. — Китай, чтобы не потерять стройкомплекс, создал «Один пояс — один путь». Он пройдет через РБ — уже строится «Великий камень» — инженерно-транспортно-логистический центр. И это упрощает наладку сотрудничества.

Третий перспективный рынок — это страны Латинской и Южной Америки. В основном Чили, Колумбия. Активность там будет поддерживаться за счет развития горнодобывающей промышленности.

В Европе у нас перспектив мало. Сейчас в Европе не строится массово жилье — стройотрасль сконцентрирована на реконструкции промобъектов, построенных в 80-е. Фактически европейский строительный рынок будет сжиматься, в отличие от рынков развивающихся стран. Европа для «внутреннего развития» выбрала мелкие компании — их порядка 2,5 миллиона, малых и средних. Они заняты на реконструкции, в малоэтажном строительстве, сохранении культурного наследия и т.д. А крупные компании работают на экспортных контрактах.

Куда мы можем выйти прямо сейчас, так это в те страны, где сильно госрегулирование. Это Туркменистан, Эквадор, Индонезия, Азейрбайджан, Таиланд — это страны, где мы можем с учетом политического фактора взять крупный проект.

На данный момент, чтобы получить крупный контракт, был создан холдинг, в который вошли 19 крупных региональных предприятий — чтобы хотя бы на рынках Литвы и Польши мы могли взять крупные проекты. По строительству транспортной инфраструктуры, возведению мостов — хотя бы в восточной части Польши, где нет такого сильного влияния французских и немецких компаний. Порядка миллиарда долларов Всемирный банк готов выделить на модернизацию там инженерной инфраструктуры. Это и вызов отечественным стройорганизациям — побороться на тендер наравне с европейскими организациями, — уточнил эксперт.

Госплан есть и в ЕС

Анрей Бахмат отметил: уровень ВВП, приходящийся на стройотрасль, у нас такой же, как в среднем по ЕС, — 5,3%. И госпланы (стратегии развития, платформы развития, кто как называет) есть у всех.

— В ЕС разработана Европейская строительная платформа до 2030 года. И там есть ряд ключевых показателей. Это снижение энергоемкости на 30%, снижение изъятия природных ресурсов на 30%, на 50% хотят снизить срок строительства объектов капитального строительства, довести уровень переработки строительных отходов до 99%. Под этот стратегический документ разработана еще стратегическая программа научных исследований. Есть программа до 2020 года — «20−20−20». На 20% должно быть снижено потребление энергии, выбросы углекислого газа и т.д.

В России ключевые проблемы такие же, как и у нас: слабая инвестиционная активность, излишние административные барьеры и высокая внутриотраслевая конкуренция при монопольном положении некоторых заказчиков, которые сидят на госзаказах. Там есть стратегия инновационного развития строительной отрасли до 2030 года. Из заложенных показателей — снижение к 2030 году на 20% себестоимости строительно-монтажных работ, сокращение в три раза по сравнению с 2014-м импорта стройматериалов. Импортозамещение тоже не в РБ придумали. И это еще один вызов белорусской стройотрасли. Базовые стройматериалы в профиците в России — как у нас. Наши поставки восполняют дефицит — у «Гомельстекла», «Керамина» в Центральном федеральном округе конкурентов нет.

Что объединяет стратегии стройотраслей всех стран — от Беларуси, Китая до ЕС И США, так это попытка решить проблему с уровнем подготовки инженерно-технических кадров. Молодежь не стремится в отрасль.

Тренды, до которых нам далеко

— Основной тренд — зеленое строительство. В Германии перерабатывается порядка 80% строительных отходов, в Нидерландах — порядка 90%. Но когда говорят о зеленой энергетике и зеленом строительстве, гарантируют и поддержку. Фактически за каждую тонну альтернативного топлива та же цементная промышленность ЕС доплачивает 80−100 евро. То есть переход на зеленое строительство — это программа действий, а не заявления. В одной Финляндии сейчас три завода по производству теплоизоляционных материалов изо льна. А у нас Витебская область не знает, куда его девать с высокой добавленной стоимостью…

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY
Авральная уборка льна силами «добровольцев». Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Еще один тренд, которому мы только начали следовать: строительство и сопровождение крупных проектов. Как мы тут отстали, можно проиллюстрировать простым примером: уже в начале 1990-х в Барановичах и Слониме турецкая «Энка» строила микрорайоны под ключ, с больницами и школами. Мы же с таким предложением вышли в Россию только недавно.

-20%
-10%
-15%
-20%
-25%
-15%
-20%
-31%
-10%
-33%
0061609