Поддержать TUT.BY
70 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  2. Как семья из маленькой деревни спасла 42 животных — на зарплату лесника и пособие по инвалидности
  3. «Внезапно возникший предварительный сговор». Прокурор потребовала семь лет колонии за захват грузовика на протестах
  4. Прививка от коронавируса в Беларуси: ответы на простые вопросы
  5. Распалась невероятная биатлонная пара: «Она — лучшая девушка в мире»
  6. Глава МИД: Некоторые послы стран ЕС размещают у себя посты конкретной антигосударственной направленности
  7. Geely GS оказался дешевле, но крупнее Coolray. Первый тест-драйв новинки от «БЕЛДЖИ»
  8. «Понял, что поменял шило на мыло». Три уехавших врача рассказывают, как изменилась их жизнь после выборов
  9. Опознана одна из девушек, которая часто появляется в окружении Лукашенко. Она тоже срезала ленточки во дворах
  10. В Беларуси больше не будут производить Geely Emgrand 7 и Emgrand X7
  11. Бегуна из Новополоцка ждет суд за фото с забега Zombie Run. Соседи считают их «исключительно циничными»
  12. Громко хлопают в ладоши. Как белорусов судят по «политической» 342-й статье
  13. В Беларуси повышают минимальные трудовые и социальные пенсии
  14. «90% не смогут работать». Рестораторы заявили о проекте Совмина, который ограничит работу общепита
  15. Ужесточение законов, возможность амнистии и 6 млн за действующую власть. Что сказал Лукашенко — очень коротко
  16. «Я одна здесь уже 10 лет». История Галины, которая живет в мертвой деревне. Почти
  17. Доллар заметно подорожал на торгах 28 января. Обменники отреагировали повышением курсов
  18. Какую квартиру не надо покупать, если вы хотите продать ее через 10 лет. Вот 5 главных пунктов
  19. «Насилие было с обеих сторон: курсанту прилетел кирпич в лицо». Бывший пограничник — о службе
  20. Конфликт в столичной маршрутке. Водитель хотел высадить пассажира из-за неприятного запаха
  21. Идет ли на спад вторая волна COVID-19: о чем говорят данные Минздрава и врачи
  22. «Сложно найти девушку, не все хотят тут жить». Как айтишник переехал в 120-летний дом на хуторе
  23. Макей о «лагерях для острокопытных»: Не верю фейковым новостям, которые исходят из уст оппонентов власти
  24. Лукашенко говорит о боевиках и взрывах, а Новая Боровая — о тайне зеленых человечков. Что происходит в Беларуси
  25. Подорожают многие продукты и лекарства, обновят базу тунеядцев, повысят пенсии. Изменения февраля
  26. Журналистов не пустили на суд экс-директора отделения Белгазпромбанка в Могилеве — «ради безопасности»
  27. Новые поправки в УК, УПК, а также в трудовое и избирательное законодательство внесут в течение двух месяцев
  28. Министр по чрезвычайным ситуациям Ващенко освобожден от должности
  29. «Не подпишешь — премии не увидишь». Письмо профсоюзов по санкциям подписали больше 110 тысяч человек
  30. Люди в красно-зеленом клеили госфлаги на окна в Новой Боровой. Кто это мог быть и все ли по закону?


«Чтобы разобраться в жилищной ситуации 1918 года, нужно вернуться на три года назад, когда Минск стал прифронтовым городом и в него хлынули потоки беженцев», говорит Юлия Латушкова, историк, научный сотрудник отдела генеалогии, геральдики и нумизматики Института истории НАН РБ. — Чтобы расселить беженцев, строили фанерные бараки. Они были слабо приспособлены для жизни, но людей где-то надо было размещать — город буквально захлебывался в потоке беженцев. В 1918 году, когда в Минск пришли немцы, газеты писали, что «город за эти военные годы вырос практически в два раза, а цены на жилье после расквартирования личного состава немецкой армии подскочили на 300%».

Фото:http:myvimu.com
Так выглядели каменные дома в центральной части Минска в 1918 году. По сведениям историка и блогера Вадима Зеленкова, дом № 38 по Юрьевской улице принадлежал коллежскому секретарю Антону Антоновичу Кротовскому, аукционисту и оценщику городского ломбарда. Домовладелец помещения сдавал. Фото: myvimu.com

Сбором данных, сколько же стоили квартиры внаем в 1918 году, наши историки пока не занимались. В то время письменно фиксировалась лишь продажа недвижимости. Известно, что цены на квартиры с началом оккупации как поднялись, так и начали снижаться. И упали вдвое, когда люди стали массово уезжать из Минска в Советскую Россию.

Поводов для миграции хватало. Во-первых, немцы, понимая, что прокормить такое количество людей город не сможет, начали максимально сокращать все штаты учреждений, которые были на балансе города. То есть бюджетники остались не у дел и без средств к существованию. Во-вторых, людей стали насильственно угонять на работу в Германию.

— А потом пошел отток из Советской России реэвакуантов. Скорее всего, спад цен на квартиры произошел во второй половине 1918 года, когда немцам более-менее удалось разобраться с этими людскими потоками, — говорит Юлия Латушкова.

Последняя сделка

Что касается частного жилфонда, то REALTY.TUT.BY удалось найти интересный документ в Государственном архиве Минской области — выписку о продаже дома в центральной части Минска на участке в 17 соток.

Согласно выписке из крепостной книги Минского нотариального архива за 1918 год, дворянка Эльвира Залевская продала свой дом и участок по улице Веселой, 6 (нынешняя Ульяновская).

Сделка купли-продажи оформлялась минским нотариусом Иваном Боричевским в его собственной конторе, расположенной на Соборной площади в доме Ляховских. В документах написано, что «Эльвира Заленская продала Евелью Эльеву и Двейре Гольдбергам собственное недвижимое имущество: участок собственной земли площадью, согласно акту владения, 384 квадратных саженей (17,5 сотки. — Прим. TUT.BY) и на сем участке находящиеся каменный двухэтажный дом, частью с погребами, каменный одноэтажный флигель, деревянный сарай и ледник со всеми дворовыми службами».

Фото: Государственный архив Минской области
Фото: Государственный архив Минской области

Границы участка фиксировались в документах со слов продавца и двух свидетелей сделки, так: «в границах же означенное имущество, по объявлению сторон состоит: Веселою улицею — 12 и 80 сотых сажень сзади и от владения бывшего Райкевича, ныне Шторха и Шемпеля 12 и 80 сотых сажень и в длину в одной стороны от владения Свентицкого — 30 сажень и с другой от владения Минского Городского родильного приюта 30 сажень».

Чистота сделки также проверялась: «продавица в ограждение интересов третьих лиц и на основании 43-й статьи Гаагской конвенции и постановления оккупационных властей от 9-го июня 1918 года удостоверяет, что означенное недвижимое имущество никому не продано, не заложено и не отписано, в споре не состоит, лежавший на этом имуществе долг Минскому Городскому Кредитному Обществу сполна погашен 17 июля сего года, и таковое не обременено никакими долгами, взысканиями и обязательствами, обеспеченными запрещениями, а также налогами и частными обязательствами вещнаго права, и если таковые окажутся, то продавица Заленская обязывается очищать покупщиков как следует по законам и подвергается уголовной и гражданской ответственности..».

Фото: Государственный архив Минской области
Фото: Государственный архив Минской области

 

За каменный двухэтажный дом с постройками и участок Эльвира Заленская выручила 80 тысяч рублей. «В том числе за постройки пятьдесят тысяч восемьсот рублей и за землю двадцать девять тысяч двести рублей, в счет которых получила задатком тридцать пять тысяч рублей».

Пошлины и прочие расходы по купчей стороны оплачивали пополам.

Недвижимость стоила дешевле, чем сейчас

Дорого или нет по тем временам стоил двухэтажный дом в центре Минска? Можно посчитать исходя из зарплат 1918 года. Весной из-за новых окладов, утвержденных немецкими градоначальниками, зарплаты сильно упали. «Членам прысутнасці замест даўнейшых 450 — 125 рублёў, справаводу замест 250 — 65», - сообщалось в газете «Беларускі шлях».

Фото: myvimu.com
Минск — усадьба на улице Волоцкой
Фото: myvimu.com

Машинист паровоза вместо 425 рублей получал уже 280. Средняя зарплата канцелярского служащего — 200 рублей в месяц.

Чтобы накопить на дом 80 тысяч рублей, канцелярскому служащему понадобилось бы 33 года и три месяца при условии, что он откладывал на покупку всю зарплату.

Для сравнения: сейчас дом на 17 сотках в Минске стоит от 1,2 миллиона рублей. И современный «канцелярский служащий» не накопит на него за свою жизнь, даже если будет откладывать все до копейки.

К слову, дворянке Эльвире Залевской тогда еще повезло: с приходом к власти большевиков с частным домовладением было покончено — началась национализация домов, которые принадлежали «представителям господствующих классов», церкви, владельцам частных гостиниц.

«Совнарком БССР 25 марта 1922 г. запретил домовладельцам разбирать без разрешения власти дома, пришедшие в негодность. Горжилотдел имел законные основания для конфискации у собственников до 30% жилой площади с целью распределения ее нуждающимся по ордерам. В течение 1923 года в Минске было выдано 2600 ордеров, из них 75% — членам профсоюзов. В 1920−1930 годы широко проходила кампания по муниципализации частных строений, в первую очередь многоквартирных. 26 августа 1936 года газета „Звязда“ писала: «36 частных домовладений муниципализировал городской совет за бесхозяйственность их содержания. Причем судьба бывших владельцев никого не интересовала», — рассказывал создатель сайта «Минск старый и новый» Владимир Воложинский в материале «Минск почтенного возраста. Улица Освобождения».

При подготовке статьи были использованы материалы журнала ARCHE № 2 (152) — 2017, а также сведения из Государственного архива Минской области.

-20%
-35%
-15%
-30%
-31%
-20%
-25%
-10%
реклама