Про эту историю в ЖСПК «Мачулищи-2010» много писали: бухгалтер включила в кооператив несколько ненуждающихся, в том числе и сына. В пятницу Минская областная коллегия приняла решение: приговор суда первой инстанции оставить без изменений в части лишения свободы — 4 года и штрафа в 500 базовых величин.

В чем провинилась главбух кооператива, сообщал СК. В кооператив могли включаться только нуждающиеся в улучшении жилищных условий — направлял их по своим спискам местный исполком. Но главбух заключала договоры с теми, у кого, по мнению следствия, оснований не было.

Поначалу СК говорил о «по меньшей мере пяти» таких включенных, на областной коллегии — о трех незаконно построивших жилье, в том числе о сыне бухгалтера.

— В одном из эпизодов женщина путем обмана получила от знакомого 5000 долларов США под предлогом якобы последующей их передачи в качестве взятки должностным лицам кооператива, — сообщила официальный представитель УСК по области Татьяна Белоног.

У бухгалтера был прямой доступ к документации дома, и обвиняемая подделала документы. Действия обвиняемой квалифицированы как подстрекательство к даче взятки в крупном размере, мошенничество и превышение служебных полномочий.

В пятницу главбух сидела за стеклом (в «клетке»), а адвокат пыталась объяснить суду версию подзащитной.

Дом в 2015-м должен был сдаваться. Часть членов кооператива отказались строиться, у всех были свои причины. Но до сдачи дома нужно было «укомплектовать» кооператив, поскольку ЖСПК нет права продажи свободных метров после сдачи дома. В теории решение о включении нового члена кооператива должно приниматься собранием уполномоченных, но уполномоченные ни разу не собирались — все члены включены протоколами, подписанными председателем. И эти «ненуждающиеся» тоже.

Да, за включение в кооператив брали деньги — но они передавались человеку, который знал, как законно оформить включение. И это не взятка, а оплата работы — человек этот не должностное лицо.

«У моей подзащитной не было ни одного правонарушения, даже административного, моя подзащитная за всю жизнь даже дорогу в неположенном месте не перешла», — напоминала суду адвокат.

Защита настаивала: пострадавших нет. Когда потенциальных искали — обзвонили несколько сотен очередников с вопросом, хотели бы они построится в этом доме. Но дом сдавался, льготные кредиты членам кооператива не полагались, а в коммерческие в 2015-м желающих ввязываться не было. Но «пострадавших» нашли. Правда, их право на участие в ЖСПК защитник ставила под сомнение. По крайней мере один утратил право считаться нуждающимся «по метрам» — проживал в 45-метровой квартире с двумя членами семьи. «Так почему они считаются потерпевшими, а не сотни человек, стоящие в очереди перед ними, которые просто не хотели строиться в этом доме?» — задавалась вопросом адвокат.

Оспаривала защита и эпизод с 5000 долларов, доказывая, что были только разговоры. Суммы, фигурировавшие в деле, — это тысяча долларов, которая предназначалась за услуги человека, который знал, как законно включать в члены ЖСПК.

Защитник настаивала: дело нужно направить на новое рассмотрение. Прокуратура говорила, что все материалы следствия объективны. Суд оставил приговор в отношении срока неизменным: 4 года, штраф 500 базовых. Но исключил конфискацию имущества. До этого обвинение настаивало на конфискации арестованного участка, который обвиняемая продала еще в 2006 году.