/ /

Сергей Радаев живет с семьей в деревне Лужки Смолевичского района, в 25 километрах от Минска. Лужки — обычная деревня с сельпо и двухэтажками на въезде. У Радаевых — двухуровневый дом из красного кирпича. Рядом еще один такой же. Оба здания строились в 1990-е годы СПК «Раница-агро» за счет госкредита. Один из домов с 2007 года на основании бессрочного договора найма выделили Екатерине Радаевой, ныне супруге Сергея. «После реорганизации СПК дом перешел на баланс ОАО „Смолевичи бройлер“, директор которого сначала пытался нас выселить, а когда проиграл суд — назначил „дикую“ арендную плату — больше 900 рублей в месяц! Теперь мы снова судимся, за нами висит долг в 8000 рублей, и как быть дальше, не знаем», — рассказал Сергей.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

REALTY.TUT.BY разбирался, почему у семьи за десять лет так и не получилось оформить дом в собственность.

Екатерина Радаева жила в гражданском браке с другим мужчиной, который был работником СПК «Раница-агро». Именно ему и был выделен еще в 2002-м дом на Садовой, 8, в деревне Лужки.

— Ну как дом… коробка без окон и дверей, так что на ремонт брали кредит в банке, — рассказывает нынешний супруг женщины Сергей Радаев. — Так они и жили, не расписываясь, пока в 2006 году гражданский супруг Кати не погиб в автокатастрофе.

Несмотря на то, что наниматель погиб, общее собрание СПК решило оставить дом за вдовой и в 2007 году заключило с ней бессрочный договор аренды.

— Согласно договору, Екатерина должна была «вносить в срок до 10 числа следующего месяца плату за пользование жилым помещением и плату за коммунальные услуги согласно установленного тарифа». Тарифы на тот момент устанавливало государство. Плата за пользование домом привязывалась к базовой величине — начисляли две базовые плюс коммуналка.

В 2007 году у Екатерины появилась возможность получить жилье в собственность: СПК «Раница-агро» уже не могло тянуть кредиты и решило перевести задолженность за дом на физическое лицо. Женщина была согласна: ведь кто погасит кредит, тот и становится собственником.

— Документы были готовы, но решение СПК так и не было выполнено, — с сожалением говорит Сергей. — В 2008 году мы с Катей поженились, позже родилось двое сыновей. Всех нас прописывали на Садовой, и мы продолжали платить по бессрочному договору.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Все изменилось в 2010 году, когда после реорганизации СПК «Раница-агро» присоединили к ОАО «Смолевичская бройлерная птицефабрика» (ОАО «Смолевичи Бройлер»). К частной компании перешли все права и обязанности по заключенным ранее договорам СПК, в том числе и дом в Лужках.

— Как только ОАО «Смолевичи Бройлер» приняло на баланс наш дом, стало оспаривать в судах заключенный между СПК «Раница-агро» и моей супругой бессрочный договор найма. В 2015 году ОАО «Смолевичи Бройлер» подало иск в суд о признании договора найма недействительным и выселении нашей семьи из спорного дома без предоставления другого жилого помещения, — говорит Сергей. — В 2016 году судебная коллегия по гражданским делам Минского областного суда в иске им отказала. Но жить нам спокойно не дали: генеральный директор ОАО «Смолевичи Бройлер» с 1 сентября 2016 года установил новый тариф за пользование жилым помещением, исходя из которого итоговая сумма за аренду дома в деревне вышла просто астрономической — 910 рублей 98 копеек в месяц.

В уведомлении, которое пришло Радаевым, тариф мотивировали так: «Приказом генерального директора по аналогии с п. 2 постановления Совмина РБ от 30 декабря 2014 года № 1297 установлена ставка (тариф) за пользование жилым помещением по ул. Садовой, 8, в д. Лужки — 0,2 базовой величины за 1 квадратный метр общей площади жилого помещения. Общая площадь занимаемого вами помещения — 216,9 квадратного метра. Таким образом, ежемесячная плата за пользование жилым помещением составит 910,98 рубля».

— Мы были категорически не согласны с тем, что изменение тарифа было принято в одностороннем порядке. Ни по нашей просьбе, ни по адвокатскому запросу нам даже не предоставили копию этого приказа. Несмотря на наличие спора между сторонами относительно размера начисленной платы, 12 октября ОАО «Смолевичи Бройлер» обратилось к нотариусу за совершением исполнительной надписи о взыскании с моей супруги задолженности по оплате (по новому тарифу).

В ноябре 2016 года Екатерина Радаева подала иск в суд Смолевичского района о признании указанной исполнительной надписи недействительной. Несмотря на это, ОАО «Смолевичи Бройлер» еще трижды пытался взыскать с них долг.

— Даже метраж дома был учтен неверно: нам посчитали общую площадь здания — 216 «квадратов», а нужно было общую площадь жилого помещения, которая равна 147 квадратным метрам, как указано в техпаспорте. Коэффициент тоже был применен высокий, тогда как нужно было ориентироваться на решение Минского облисполкома, согласно которому к помещениям коммерческого жилищного фонда, находящимся на территории Минской области и при численности населения в населенном пункте не выше 2 тысяч человек, к базовой ставке платы применяется коэффициент 0,1, — объясняет свою позицию Сергей Радаев. — Кроме этого, размер коэффициентов для жилых помещений, в которых отсутствует централизованное отопление и вода, как у нас, уменьшается на 15 процентов за каждый отсутствующий вид инженерной системы.

Сергей Радаев уверен, что при помощи завышенного тарифа ОАО «Смолевичи Бройлер» пытается выжить семью из дома, в котором они прожили много лет и за свой счет сделали там ремонт.

— Я понимаю, что частник может установить любую цену за жилье, хоть миллион долларов. Но это же не тот вариант, когда я пришел в его дом или квартиру и размышляю, брать или не брать. У нас другая ситуация: мы уже живем в доме, заключали договор на одних условиях, а по истечении времени, когда меняется законодательство, вам вдруг говорят — «1000 рублей в месяц!». Я в принципе не могу развернуться и уйти. Но и платить такие деньги не могу, ведь должен же быть здравый смысл. Нас, получается, оставляют без права выбора… Мы готовы оплатить кредит за дом и оформить его в частную собственность, но руководство ОАО «Смолевичи Бройлер» не хочет идти нам навстречу.

ОАО «Смолевичи Бройлер»: Имеем право назначать любую цену

Официально комментировать ситуацию, которая сложилась с семьей Радаевых, в ОАО «Смолевичи Бройлер» отказались, но все же пояснили:

— На балансе предприятия есть две категории жилых помещений: служебное жилье и то, за которое взимается плата у тех, кто уже не работает на предприятии, но остался нанимателем. Частное предприятие имеет право устанавливать размер платы за жилье, которое находится в частном жилфонде, в любом размере — никаких нормативных ограничений тут нет.

Супруги Радаевы не работали и не работают на нашем предприятии. И у них есть выбор: платить арендную плату, которую мы установили, или покинуть жилое помещение. Но Радаевы и денег не платят, и съезжать не хотят. Из-за этого уже три года у нас идут судебные тяжбы. Как вариант предлагали хоть кому-то из супругов устроиться к нам на работу — тогда на время служебных отношений им бы предоставили это жилье. Но никакой реакции до сих пор нет. Поэтому наша позиция однозначна: дело рассматривается в районном суде.

— Радаевы сказали, что не против оплачивать аренду дома, но считают сумму существенно завышенной.

— Мы ориентировались на местный рынок недвижимости, позвонили в Озерицкую Слободу и Жуков Луг, узнали, сколько там стоит аренда. У Радаевых хороший дом недалеко от Кургана Славы. 900 рублей — это 450 долларов. За 216 квадратных метров это адекватная цена. Вы попробуйте сказать частнику, который сдает квартиру в Смолевичах, про эти коэффициенты. Никто на них не ориентируется. У Екатерины Радаевой четко прописано в бессрочном договоре найма, что наниматель вправе взимать плату за пользование жилым помещением.

— «Согласно установленного тарифа»…

— В 2007 году дом относился к государственному жилищному фонду, тогда и руководствовались указом, который устанавливает тарифы и коэффициенты. Сейчас, в условиях частного жилфонда, это уже некорректно. В договоре Радаевых указано «согласно тарифа» — и мы ничего не меняли, у нас сегодня такие тарифы.

В 2010 году к фабрике присоединилось много колхозов, в том числе и СПК «Раница-агро». Мы провели инвентаризацию и выяснили, что есть несколько домов, где проживают граждане, не состоящие в трудовых отношениях с предприятием. Через суд мы удовлетворили порядка трех-четырех исков и люди покинули жилье, потому что их договоры найма были заключены на время трудовых отношений. А с Екатериной Радаевой трудность заключается в том, что с ней был заключен бессрочный договор найма. У нас не получилось их выселить, значит — пусть платят. У них довольно большой дом, и мы планировали заселить туда две семьи наших работников, которые нуждаются в жилье. За счет денег, которые Радаевы должны вносить в качестве арендной платы за дом, мы снимем две квартиры вот этим двум семьям.

Сергей Радаев: Я пытался у них работать

После комментария фабрики мы еще раз связались с семьей Радаевых и уточнили, почему они отказывались от работы в ОАО «Смолевичи Бройлер».

— Такого предложения от фабрики не было. Мы сами пытались туда устроиться на работу, понимая, что можем потерять жилье. Екатерина с 2008 года неоднократно обращалась в ОАО «Смолевичи Бройлер» с просьбой о должности, соответствующей образованию — она бухгалтер. Но вакансий, утверждали на фабрике, не было. Тогда я попытался устроиться туда на работу в 2013 году. Взяли охранником на зарплату в 2,5 миллиона рублей (до деноминации) и настаивали на том, чтобы бессрочный договор был перезаключен на трудовой, сроком на пять лет. Я не соглашался. Тогда мне начали устраивать ежедневные проверки, придираться к работе. Не выдержал и уволился, — объяснил Сергей Радаев.

-30%
-15%
-26%
-30%
-20%
-35%
-15%
-20%
-10%
-50%