Поддержать TUT.BY
65 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  2. Бывший студент БНТУ подал иск, чтобы отменить свое отчисление. Вот что решил суд
  3. «В акциях участвует немногочисленное количество человек». Милиция сообщила о 100 задержанных в субботу в Минске
  4. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  5. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  6. За восемь дней задержали более 500 человек: по БТ показали «социально-возрастной портрет» протестующих
  7. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова
  8. В Беларуси с начала пандемии — 235 859 человек с COVID-19. Сколько новых случаев обнаружили за сутки
  9. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  10. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  11. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  12. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  13. 555 долларов за «квадрат». Под Минском построили частный дом из мапидовских панелей. Вот он какой
  14. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  15. В Беларуси произошли массовые прорывы теплосетей. Неужели все так плохо?
  16. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  17. В 2020-м году — семилетний антирекорд по покупке квартир. Эксперты рассказали, что происходит
  18. История врача, который два раза переболел ковидом и четыре раза был задержан — но не теряет оптимизма
  19. Умер Ларри Кинг
  20. Уже год в столице работает музей Lego, но знают о нем не все. Взглянули на коллекцию минчан
  21. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  22. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января
  23. ТВ-горки и стенки канули в прошлое. Дизайнеры рассказали, какие полки и TV-тумбы в тренде
  24. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  25. «Не уверен, что он сам в этот колодец бы прыгнул». Родители о гибели 10-летнего мальчика в Пуховичском районе
  26. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  27. В Борисове горел дом: погибли четыре человека
  28. «Леха, выходи». В России на акциях в поддержку Навального рекордное число задержаний за 10 лет
  29. Без жестких диет. Совет Елены, которая много раз пробовала похудеть и наконец сбросила 21 кг
  30. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что может заметно подорожать


/ /

Работы Александра Прохорова (в соавторстве и личные) — Всеслав Чародей в Полоцке, Изяслав на центральной площади в Заславле, Кирилл Туровский во дворе БГУ в Минске, «Городские весы» у столичной Ратуши. Это скульптуры так органично вписались в реальность, что через считаные дни горожанам казалось — они были и будут всегда. Прохоров шесть лет был деканом художественного факультета Белорусской государственной академии искусств. С сентября мастерская — основное место работы. Говорим о монументализации национальной истории и о том, как выживают скульпторы в эпоху перемен.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

 

«Битва на Немиге требует увековечения»

«Городские весы» входят в топ самых популярных скульптур столицы. В небольшой скульптуре запечатлен целый пласт истории — ее можно долго рассматривать, с ней любят фотографироваться. Монументализация в таком виде для Минска — исключительное явление.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Ваши весы вышли в том формате, который задумывался?

— Не только мои, мы делали их с архитектором Сергеем Богласовым. На этом настоял архитектор, и он имел на это полное право. Да, они камерные. Таких камерных скульптур у нас практически нет. И архитектор прав: больший формат начинал бы уже спорить с окружением, рядом очень много доминант. Я уверен, что такой скульптуры: городской, камерной, душевной, такой, какую встречаешь на каждом углу в той же Праге, Минску не хватает. Минску вообще нужна и абстрактная, и фигуративная, и современная, игровая. Маленькая, большая, очень маленькая. Хотя в последние годы ее становится больше, но город ей все еще не насыщен, даже центр.

— В центре ощущается культурный провал — между монументальным Якубом Коласом и городскими скульптурами Владимира Жбанова в Михайловском сквере. В Минске нет Витовта на коне, нет чего-то, что можно ассоциировать с древней, героической историей. Нет ничего, что бы было символом основания Минска.

— В 2012 году состоялся республиканский конкурс на создание памятника «Слово о полку Игореве» — в этом произведении говорится о битве на Немиге, в связи с которой впервые в "Повести временных лет" упоминался Минск. Собственно, оттуда и дата основания нашей столицы. На конкурс было представлено 17 работ, лучшей сочли нашу с архитектором Дмитрием Соколовым. Это рассказ меча о пережитой битве на Немиге.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Меч, кажется издалека, ржавый. Вблизи видна битва

У этого меча длинная история. Первый вариант «Битвы на Немиге» был моей курсовой работой, второй, семиметровый меч — дипломной, которая не сохранилась. И, наконец, третий рекомендовался к установке в 1999 году. Работа утверждалась к установке в 2008-м, в 2012-м уже начинались переговоры о производстве. А потом дело остановилось. Через пять лет у Минска очередной юбилей, связанный с событием, изображенным в скульптуре…

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Александр с макетом скульптуры.

— Установку скульптуры наверняка связывали с реставрацией Минского замчища. На него денег не нашлось — и поэтому все остановилось?

 — Замчище — очень серьезный проект, но и без привязки к нему установка скульптуры возможна. Она вполне по карману городу, ее действительно не хватает у Немиги просто как знакового объекта.

Фото: Виктор Поляков / golos.io
Всеслав Чародей в Полоцке. Фото: Виктор Поляков / golos.io

— Последняя из установленных ваших работ — скульптура Профессора в Полоцке, во дворе иезуитского коллегиума. До нее был Изяслав в Заславле. Скульптура — это дорого для города?

— Мне регулярно приходится об этом говорить. Да, — штука для бюджета недешевая, сопоставима по цене с одной квартирой в городе. Но результат очевиден: Всеслав Чародей стал одним из символов города, Изяслав — тоже.

Нас специально к этому готовили, к национальной теме, к монументализации национального, — размышляет Прохоров. — Мы были воспитаны другими, нас с детства (а я учился в Гимназии-колледже искусств имени Ахремчика) готовили: выйдя из Академии, вы будете монументалистами. 

Изяслав в Заславле

На конкурс в Гомеле с Кириллой Туровским в 2000 году я добирался автостопом вместе со скульптурой и планшетиком. Мне пришла от горисполкома бумага потом: «Господин Прохоров, ваша скульптура вошла в пятерку лучших, благодарим».

После этого был объявлен конкурс на образ Кириллы Туровского в Минске, в БГУ, который я выиграл. Я даже не понял тогда своего счастья. И оказался под жутким прессом: я тогда не состоял в Союзе художников, мне было 25, были очень жесткие требования по срокам изготовления — почти невыполнимые… Но я справился. И поверил в себя.

— Когда с Кириллы Туровского сняли покрывало, что ты испытывал?

— Я был молод, незадолго до этого потерял родителей… Побыл на открытии, приехал домой и заплакал. Потому что не видят этого ни мама, ни папа. Мама очень много в меня вложила, отдала в школу, платила за нее 38 рублей из 100, которые зарабатывала.

— А ощущения от последней работы — Профессора — какие?

— Не было еще ни одной работы, которой я был бы полностью доволен — я все время хочу что-то переделать, доделать… Если бы не дедлайны, я бы работал над каждой до конца жизни. Это часть моего характера, психотипа. Спасибо моей жене, что она это терпит и помогает преодолевать…

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«Смотришь на стеллаж, а там — головы-портреты»

—  Очень много работаю с натурой, с портретом. У меня уже около 30 портретов жителей Минска. Я могу подойти на улице попросить позировать. Если человек не испугается терять время, не испугается, что я какой-то странный… Хотя мне сейчас легко оправдаться, есть интернет, там есть мои фотографии. Реальных людей леплю с удовольствием.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Слепил и …

— Отливается два экземпляра, один — человеку, который позировал, второй — мне. Поддерживаю форму и готовлю выставку.

— У вас есть стеллаж, на который смотришь, а там — головы-портреты?

— Да, только сейчас туда не добраться. Часть работ тут, — кивает на головы, скрытые под пакетами. — Вот, например, удачная.

— Невозможно удержаться от вопроса: как выживают скульпторы, если эпохальные их работы устанавливают раз в несколько лет? Я так понимаю, что доходы от преподавательской деятельности равны расходам на содержание мастерской. А у вас семья, сын.

— Бывали периоды, когда меня кормила жена. Одалживал у друзей, и долги доходили до десятков тысяч долларов. А потом я получаю гонорар и раздаю эти долги. Благодаря такому ритму я сохраняю себя, память своих учителей и умудряюсь растить учеников.

— И что, никогда не приходилось работать на заказ?

— Почему, приходилось, и бывали заказы, которые было очень интересно делать. Но я далеко не за все возьмусь. Когда-то для себя решил, что не буду заниматься оформлением ресторанов и лепить рельефчики на могилы.

— Роден не брезговал работать над последним местом упокоения.

— Одно дело — рельеф лица, и совсем другое дело — надгробие. Вот, например, у меня есть скульптура, которая была бы идеальным надгробием. Называется Плач.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Богатые люди просили слепить своих муз ню?

— Было, но тут я уворачивался… Это не совсем мое… Не обнаженная натура, а чужие музы.

— А если какая-нибудь фирма решит заказать бюст своего любимого директора — возьмешься за вознаграждение?

— Почему нет? С удовольствием возьмусь. И, скорее всего, сам буду рад работать — если человек цепляет, если у него характерное, интересное лицо. А интересное — это далеко не всегда красивое, кстати.

В мастерской, по определению скульптора, бедлам. Ремонт потянет на десятки тысяч долларов. Стоим в безопасном месте. Там, где текла крыша, обвалился толстый пласт штукатурки. Упадет такой на голову — можешь и не выжить.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Я недавно только вынес отсюда дохлого кота — забежал, спрятался и умер тут за горой досок. Крышу нужно доделывать — и пол вот проваливается. Зато часть крыши сделана — и теперь тут самый лучший свет. Денег эта мастерская съест еще много.

— Сейчас Академия выпускает скульпторов. Какие у них перспективы?

 — Им проще: есть интернет и доступ к знаниям. Они — поколение Google. Все можно найти там. Молодые художники сейчас не пьют, устраиваются подработать и много путешествуют. Они адаптированы к этой жизни. Я могу сделать портрет человека, который мне понравился, просто бесплатно. Они — нет. Так что все у них будет хорошо.
Я рад, что выпускники нашей Академии набирают вес и начинают реализовывать свои проекты. В этом году Василий Тимашов и Полина Пирогова получили национальную премию в области скульптуры. Их проекты из лозы выставлялись на площади Свободы, на Октябрьской, объекты в Ботаническом саду. За будущее не страшно — талантливые люди есть. Как и потребность в скульптуре.

«Работы в стол. Просто потому, что они должны быть»

—  У вас был проект для Тростенца — вы участвовали в конкурсе?

— Конкретно с этим — нет, не подавался. Теперь жалею. Там сейчас стоит скульптура Константина Костюченко.

Такое решение мемориала Тростенец было у Александра Прохорова

— А в конкурсе на монумент для Куропат?

— Для меня они сейчас с большего решены. Там стоят кресты. Там архитектор Сардаров и скульптор Финский заложили тему Куропат в оформлении подпорных стен дороги. Дорога пробивает холм, и вдоль нее идут крестоподобные штрихи.

— Но не тема христианства. Я знаю, ваша очень цепляющая работа — Рыба. Рыба — и символ христианства, и костяк рыбы — апостолы, которые были на Тайной вечере.

— Работе много лет, но ее в Беларуси наверняка не скоро поставят. Собственно, да, есть работы, которые делаются в стол. Просто потому, что они должны быть.

Тайная вечеря
-30%
-15%
-10%
-15%
-15%
реклама