/ Фото: Андрей Домейко,

Не один год представители Государственного литературно-мемориального музея Якуба Коласа и внуки писателя не могут решить вопрос: кому принадлежат гаражи великого классика. Официально постройки находятся на земле музея, и после плановой проверки 2011 года их оформили в собственность учреждения. Родственники Константина Мицкевича этот факт не оспаривают, но утверждают: гаражи у них забрали незаконно.

Фото: Андрей Домейко, TUT.BY
Внучки Якуба Коласа Мария Михайловна и Вера Данииловна (слева направо)

На прошлой неделе на портале вышел материал «Дырэктар музея Коласа пра ўнука пісьменніка: „За машыну класіка ён прасіў 100 тысяч даляраў“». Назавтра с редакцией связалась семья писателя. Внучки и правнучка не согласны с информацией, которую предоставила директор. Во-первых, говорят они, 100 тысяч долларов за машину они не просили, а 30 тысяч им никто не предлагал. Во-вторых, информация о том, что гаражи строило государство, — неправда.

«После войны людям было не до официальных бумаг»

С внучками и правнучкой Якуба Коласа мы встречаемся на их территории. Дом, где живет большая семья писателя, находится недалеко от музея. Их дворы разделяет высокий забор. На столе в гостиной толстая папка документов. Тут бумаги за 70 лет — данные, которые есть у потомков о гаражах.

Фото: Андрей Домейко, TUT.BY
Мария Михайловна

Мария Мицкевич — дочка Михаила Константиновича, младшего сына классика.

— В войну собственный дом Коласа сгорел, поэтому, когда он вернулся из эвакуации, ему предложили небольшой деревянный домик, в котором жил немецкий доктор, — начинает она.

Позже как вице-президенту Академии наук БССР Константину Мицкевичу выдали легковушку — Оpel Оlympia. И в конце 1940-х, как утверждают родные писателя, классик за свой счет стал строить во дворе гаражи. Документов об этом у семьи не сохранилось.

— После войны людям было не до официальных бумаг, — объясняет Мария Михайловна. — Позже Оpel Оlympia дедушка подарил своему водителю и купил «Победу». Она же на много лет и поселилась в гаражах.

— В 1946 году Константина Мицкевича навестил Пантелеймон Пономаренко (тогда первый секретарь ЦК КПБ. — Прим. TUT.BY). Сказал, нельзя, чтобы известный писатель жил в деревянной хате, и предложил построить для него новый дом, — продолжает историю Вера Мицкевич, дочь старшего сына писателя. — Колас отказался. Однако в 1947-м он за свои деньги сделал небольшую пристройку второго этажа. Тут разместились кабинет и спальня поэта.

Фото: Андрей Домейко, TUT.BY
Гараж большой — на три комнаты. Сейчас в одном из них размещается экспозиция музея

Новый большой дом у писателя все-таки появился. В 1952 году Совет министров БССР распорядился сделать классику подарок на 70-летие.

— «Построить и передать в личное пользование К.М. Мицкевича жилой дом объемом 1464 куб. метра, сметной стоимостью 297 тысяч рублей», — Мария Михайловна зачитывает документ. — О гаражах ни слова. Зато вот письмо Якуба Коласа зампреду Совета министров БССР: «Прошу разрешить построить кирпичную пристройку (баню. — Прим. TUT.BY) площадью до 20 «квадратов» к существующему гаражу за мой счет. На что получено добро. Вот у нас сохранился акт выполненных работ, где указан заказчик — Колас, и стоимость заказа — 7802 рубля.

«Всю жизнь семья пользовалась этими постройками»

Листаем бумаги дальше — 1956 год. Когда Якуба Коласа не стало, в Минске решили создать его музей. Сыновья писателя обратились в ЦК КПБ и предложили разместить экспозицию в доме классика. Семья же, которая здесь жила, готова была переехать. В марте 1957 года сыновья классика обратились к руководству БССР с просьбой помочь им построить для себя дом рядом: «…Просим построить нам жилой дом (…) за наш счет, (…) сохранив за нами сад и надворные постройки».

Фото: Андрей Домейко, TUT.BY
После смерти Якуба Коласа сыновья писателя предложили разместить музей в усадьбе классика. Им же в 1958-м достроили дом рядом

«Согласиться с предложением сыновей Якуба Коласа», — ответили им.

В новую двухэтажку по соседству Мицкевичи переехали в 1958-м, но, как и раньше, продолжали пользоваться гаражами.

— Вот, например, мы нашли извещения за 1963-й, 1971 год о том, что семья платила аренду за землю, где стояли гаражи, — показывает квитки Мария Михайловна. — Вот страховка 1962-го на сам гараж.

В 1980 году директором музея стал Георгий Ткацевич, сменив на этом посту Даниила Мицкевича, старшего сына писателя. В 1986-м новый руководитель обратился в БТИ: просил провести инвентаризацию и изготовить технические паспорта и планы на дом-музей и надворные постройки.

— Отмечу, что технический паспорт — это документ, который содержит описание технических данных объекта, а не удостоверяет право на объект, — говорит Мария Михайловна.

— А почему вы сами столько лет никуда не обращались, чтобы оформить гаражи?

— Да никто при советской власти не задавался такими вопросами, всю жизнь семья пользовалась этими постройками, — берет слово Валентина Мицкевич, правнучка писателя. — К тому же, в акте Госприемки нового дома — от 8 августа 1958 года, среди надворных построек указывался кирпичный сарай. В то время этого документа было достаточно.

После распада Союза, говорят родные писателя, Мицкевичи не раз обращались в госорганы, хотели оформить право собственности на существующие надворные постройки.

— Так, в 1993-м сыновья Коласа обратились в Мингорсовет, — достает еще одно заявление Мария Михайловна. — Просили передать в личное пользование землю, на которой находятся принадлежавшие семье баня, сарай, гаражи.

— И что в ответ?

— Написали, что нужно получить план землевладения и обратиться в райисполком, — цитирует внучка. — Мы все сделали, вот у нас даже есть план участка, подписанный нынешним директором (Зинаидой Комаровской. — Прим. TUT.BY) о разграничении нашей и музейной земли. И гаражи, как тут отмечено, остаются за нами. Часть сарая — пуньку и баню — мы бесплатно передали в пользование музея. Затем все документы семья отправила в райисполком, но процесс в очередной раз заглох.

Фото: TUT.BY.
План участка, который, по словам внучек писателя, их семья сделала в 1994 году. Гаражи, о которых идет речь, тут отмечены цифрой 5. Фото: TUT.BY

— Документы райисполком отправлял на город, город — на Академию наук — замкнутый круг, и у Даниила Константиновича просто опустились руки, — говорит Вера Данииловна. — Он сказал: все, надоело мне ходить к этим чиновникам. Тогда уже он был тяжело болен, в 1996 году его не стало.

«Мы собирались в суд, но нас попросили забрать исковое заявление»

Семья по-прежнему пользовалась гаражами. В 2011-м, как рассказывала TUT.BY Зинаида Комаровская, в музей приехали проверяющие из Министерства культуры. Выяснив, что ни у них, ни у Мицкевичей нет документов на гаражи, постройки передали музею. Потомки классика с этим не согласны. К ним, говорят, никто из проверяющих не обращался. Зато семья обратилась в суд.

Фото: Андрей Домейко, TUT.BY

— Но суд не состоялся, — рассказывает Вера Данииловна. — Чтобы не было огласки, нас попросили забрать исковое заявление. Обещали урегулировать вопрос. При этом, единственный документ, который был у музея, — техпаспорт 1965 года.

— В 2010-м я тоже сделала техпаспорт на гараж, — говорит Мария Михайловна. — А также получила разрешение на отвод земли под постройки для их регистрации. Бумаги снова пошли по кабинетам. И пока мы ждали ответа от чиновников, музей зарегистрировал гаражи на себя.

Притом, возмущаются внуки, в 2012-м Минское городское агентство по госрегистрации и земельному кадастру им написало: в документах Регистра недвижимости, а также Минского городского агентства сведения о праве какого-либо субъекта на гараж нет.

— С этими документами я пошла на прием к Павлу Латушко, тогда министру культуры, — продолжает Мария Михайловна. — Хотела, чтобы он разобрался, как гаражи отошли музею. Министр предложил: пусть постройки считаются музейными, а мы (семья. — Прим. TUT.BY) оформим их в бессрочную аренду. Сказал, что даст поручение юротделу продумать этот момент. Однако в конце 2012-го Павел Павлович уехал во Францию (был назначен послом. — Прим. TUT.BY), а наш вопрос так и остался нерешенным.

Фото: Андрей Домейко, TUT.BY
Экскурсия в гараже

В 2014-м, говорят Мицкевичи, в гаражах начался ремонт, и семье сказали освободить помещения. В ответ они попросили компенсацию.

— В июне 2015-го мы получили письмо от Минкульта. Здесь написано: бессрочная аренда невозможна, так как в гараже будет размещаться экспозиция, — зачитывает последний в своей папке листок Мария Михайловна. — Оснований для выплат они тоже не нашли.

— Почему вы не обратились в суд?

— Было бы слишком много огласки, мы этого не хотели, — говорит Вера Данииловна. — Конечно, если бы мы смогли вернуть гаражи, одно помещение мы бы использовали для хозяйственных нужд, а два отдали под экспозицию.

— Но под нормальную экспозицию, — уточняет Мария Михайловна. — Мы уже писали свои замечания депутатам. Для нас важно сохранить аутентичность усадьбы. Пусть там будет большой сад, пусть бы жито колосилось, как при Коласе. А не все эти новоделы в виде беседок и деревянных фигурок. В гаражах после ремонта от Коласа тоже почти ничего не осталось, даже полочки, что он делал своими руками, сняли. А «Победу», на которой ездил, брату вообще пришлось перевезти в другое место. Зато вместо нее в гараже теперь китайские модельки.

Фото: Андрей Домейко, TUT.BY
«Победу» Коласа наследник перевез в гараж в спальном районе Минска. В экспозиции вместо этого автомобиля вот такая модель

— Директор музея говорила, что за машину вы просили 100 тысяч долларов.

— Это неправда, а если Андрей Даниилович (внук Якуба Коласа. — Прим. TUT.BY), хозяин машины, и сказал так, то только в сердцах, — говорит Вера Данииловна. — Как-то во дворе музея у них с Зинаидой Комаровской зашел разговор о цене. Она сказала: посмотрим, сколько стоит такая машина на рынке, и набавим долларов 500. Но ведь автомобиль должна осматривать комиссия — чиновники, музейные работники, автомеханики-реставраторы, коллекционеры. Пусть они определят цену, и музей обратится к наследнику с официальным предложением. Мы вообще удивляемся, как можно было сказать, что мы просили 100 тысяч. Семья подарила музею огромное количество личных вещей Якуба Коласа. Более того, в 1996−1997 годах мы передали в фонды мемориальный кабинет Якуба Коласа. А с ним и более полутора тысяч экспонатов.

-10%
-40%
-20%
-20%
-50%
-10%
-10%
-55%