/

Жителям деревни Волковичи, которые жаловались на 7-метровый бетонный забор хоккеиста Михаила Грабовского, объяснили: это не «самовольный захват», а «изменение границ участка с изменением его площади», произошедшее по резолюции президента. Однако объяснение не решило проблемы — единственный проезд к четырем домам сельчан сузился настолько, что, случись пожар, проехать по нему спецтехника вряд ли сможет.

— Мы эту дорогу с разворотным кольцом сами сделали чуть больше 15 лет, — говорит Александр Макаров. — Там раньше рвы в рост человека были, все в глине. Мы эту дорогу вручную делали, бутовали камнем, кирпичами битыми, кусками бетона… Ну нищета же, какой там асфальт, нет у нас денег. Когда сделали — радовались, что теперь прямо к домам можно подъехать.

Теперь вплотную к дороге стоит высокий бетонный забор, ширина проезда не больше 4 метров. С другой стороны проезжую часть расширить невозможно — вдоль нее по верху идет газовая труба. Легковым машинам 4 метров достаточно.

А вот спецтехника к четырем домам за участком Грабовского не ездит, водители опасаются, что их на грунтовом покрытии стянет и они или газопровод повредят, или в бетонную стену въедут.

Слева — стена, справа — труба

— Весной трактор спускался — повис на бетоне, потом его оттуда сдирали. Водители мусоровозов отказываются ехать. А другой дороги к нам нет.

— Участок, на котором строится Михаил Грабовский, раньше принадлежал моей сестре, я на нем, можно сказать, вырос и знаю как свои пять пальцев, — рассказывает Александр Макаров, сосед хоккеиста. — У меня есть выкопировка «Белгипрозема» этого участка, где указаны его границы.

Александр Макаров отметил ручкой новые границы участка Михаила Грабовского

Теперь, когда Грабовский сделал себе въезд на участок, границы сдвинулись примерно на 2 метра в ширину и на 6 в длину. С другой стороны участка, там, где начинается водоохранная зона, земельный надел также увеличился.

— Если бы не ущемлялись наши права, то мы бы и внимания на это не обратили, — говорит Александр Макаров. — Но нас лишили единственного подъезда к нашим домам.

Как мы уже сообщали, сельсовет сначала принял решение (от 28 марта 2017 года) снести возведенную стену и освободить доступ к земле общего пользования до 1 августа 2017 года. Однако «согласно с резолюцией президента республики Беларусь от 28.08.2017 № 09/311 П1266 Грабовскому М.Ю. согласовано изменение границ земельного участка с изменением его площади».

— То есть самовольный захват узаконили! — возмущается Александр Макаров. — Из этого можно сделать два вывода: либо президента ввели в заблуждение (очень на это надеюсь), предоставив недостоверную информацию, либо нас поделили на касты, предоставили более привилегированному меньшинству индульгенции, тем самым сделав необязательным исполнение закона, что никак не вяжется с заявлениями, что мы строим правовое, социально направленное государство. Я готов подать в суд.

Мы дозвонились до председателя Щомыслицкого сельсовета Виктора Гринкевича, за подписью которого было решение о сносе стены-забора Грабовского. Он подтвердил, что земля под забором Грабовского и в самом деле раньше была общей территорией деревни, там крутой склон. Теперь есть документ, который отменяет решение комиссии сельсовета: «Есть такая резолюция, и сейчас идет процесс оформления этого участка».

— После обращения гражданина (Грабовского. — Прим.TUT.BY) выезжала комиссия на место, о ситуации доложено главе государства, он дал свою резолюцию, — объяснил Виктор Гринкевич.

В действующем законодательстве говорится, что в случаях самовольного захвата участка земля возвращается, а самовольные постройки — сносятся. Если «иное не установлено главой государства».

 — То есть с согласия президента все это можно привести в соответствие с законом, — добавил председатель сельсовета.

-30%
-15%
-20%
-20%
-20%
-20%
-20%
-40%
-45%
-15%
-20%
-20%