/ /

24 августа в администрации Ленинского района Минска местным жителям презентовали градостроительный план по изменению территории возле ст. м. «Пролетарская». Был там и Юрий — житель аутентичной сталинки по улице Станиславского, 28. На презентации он узнал, что его жилье тоже попадает под снос. Он вернулся домой и, вопреки угрозе сноса, продолжил штукатурить фасад дома. А на днях скосил газон, собрал груши-дички и успел нанести первые штрихи краски на стену — хотел посмотреть, не ошибся ли с тоном. «Буду красить фасад, как в королевском замке в Варшаве — основной тон терракотовый, а карнизы — бледно-зеленые», — рассказывает Юрий.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
На улице Станиславского есть три аутентичных дома — № 26, 28 и 30. Все они в планах на снос

Ремонт в доме он делает своими силами. Говорит, что для такой работы ЖЭУ не годятся — все испортят.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Впрочем, местное ЖЭУ никогда не делало, да и не собиралось делать капремонт в этой сталинке. После презентации градостроительного плана по изменению территории возле ст. м. «Пролетарская» люди узнали, что у властей есть альтернатива капремонтам — снос. И мотивация у чиновников железная.

Замглавы администрации Ленинского района Андрей Бондаренко про снос двухэтажек сказал так:

— Многие дома в районе строились в 1950-е годы, и их износ уже достаточно большой. Поэтому сегодня говорить, что они крепкие и не подлежат сносу, — неправильно. Чтобы их поддерживать в нормальном состоянии, нужно затрачивать много средств. К тому же они не представляют никакой исторической ценности на сегодняшний день.

Юрий, конечно, поспорил бы с Андреем Бондаренко, но решил пойти другим путем.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Пока только обдумываю, что и как писать, — рассказывает Юрий. — Этот дом искал несколько лет, нашел, три года назад купил здесь двухкомнатную квартиру, когда цены были на самом пике. Перед покупкой ходил в администрацию Ленинского района, узнавал о перспективе сноса. Заверили, что не тронут. И вот такая новость.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Юрий в шутку говорит, что соседу повезло больше: тот закончил ремонт за неделю до того, как узнал о сносе.

— И человек неделю был счастлив! А я не понимаю, покупать мне сейчас дорогие стройматериалы или обойтись дешевыми? Хотел сделать медный водопровод, а теперь думаю: зачем, если на пару лет? Делать или не делать террасу? Если не делать — развалится. Тогда дом признают ветхим, расселят за счет исполкома — выйдет еще хуже, чем с инвестором. Вот и продолжаю ремонт, несмотря на все это.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Это хорошо, что капремонта тут не было, — мне легче работать. Местами перекладывал кирпичную кладку, заменял клинкерным кирпичом. Частично переложил фундамент. Карнизами надо заняться, только вот где найти таких специалистов? Даже в Ружанах в дворце Сапегов карнизы на въездной браме отреставрировали плохо. Прошло пять лет — и все отваливается.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Юрий замечает, что дом № 28, как и два соседних — № 26 и 30, сохранили аутентичность: с парадными входами и террасами с балюстрадами. Да и сам район очень атмосферный, пусть и далеко не самый экологичный.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Рядом и заводы, и железная дорога, но жить тут все равно приятно. Летом в домах прохладно, зимой — тепло. Стены тут в полметра! И планировки интересные. Сначала дома были рассчитаны на две квартиры, позже — на четыре. У меня до сих пор сохранилась дверь, которая ведет в соседнюю квартиру. Многие эти проходы уже заложили. Все квартиры в доме двухкомнатные, две — на первом этаже, две — на втором.

Те, кто живет на втором этаже, имеют парадный вход и террасу. Правда, туалеты верхних квартир находятся почему-то на первом этаже.

Такая же квартира и у Александры Георгиевны из дома № 30 по улице Станиславского — женщине уже девяносто лет. По-соседски ей помогает Юрий.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Дом № 30

Александра Георгиевна с трудом спускается со второго этажа. Подняться по ступенькам обратно она уже не может.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Ползу, деточки, уже на четвереньках, по-другому, простите, не могу, — поднимается вверх Александра Георгиевна. — Палочку свою оставляю на первом этаже, а то она громко стучит по полу и мешает соседям. Я их понимаю, стараюсь не шуметь.

На столе в гостиной лежит молоток. Юрий замечает его и смеется.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Александра Георгиевна живет в этом доме уже 60 лет. Квартиру тут дали ей с мужем после свадьбы. Оба тогда работали на заводе имени Октябрьской революции. Квартиры в домах № 26, 28, 30 получали в основном работники этого завода

— Во время урагана упала слива и поломала забор Александре Георгиевне. Я в то время куда-то торопился. Говорю ей, вернусь — уберу. Приезжаю — сливу уже убрали коммунальники, а Александра Георгиевна стоит у забора с молотком и гвоздями…

Александра Георгиевна в ответ на историю улыбается. Оправдывается, что силы уже не те.

— Не хочет Бог меня забирать… Нет, я не жалуюсь. Единственное, что тяжело, так это спускаться на первый этаж — там ведь туалет.

На вопрос о том, согласилась бы Александра Георгиевна на снос и переезд в другую квартиру, задумывается:

Сносят нас уже давно. Лучше бы ремонт сделали.

Видимо, рассчитывая на ремонт, а не снос, в этом доме недавно люди купили квартиру. Сделка, правда, еще оформляется.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Мне казалось, что сейчас тут вообще безнадежно продать жилье, но сосед нашел покупателя за один день, — говорит Юрий. — Сложно, конечно, предположить: снесут все же или не снесут. Но я точно знаю, что буду делать: ремонтировать и бороться.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Напомним, проект градостроительного плана по изменению территории возле ст. м. «Пролетарская» разработан архитекторами «Минскградо» и затрагивает территорию общей площадью 100 га в следующих границах: Партизанский проспект — железная дорога Минск — Москва — ландшафтно-рекреационная зона 87 ЛР-2. Согласно ему, предполагается снос зданий, включая 1−3-этажные жилые дома — более 50 зданий.

-10%
-25%
-15%
-20%
-15%
-40%