• Экспертиза
  • От застройщика
  • Строительство
  • Аренда
  • Офтоп
  • Деньги
  • Интерьер, дизайн, ремонт
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  • ЦЕНА НА КВАРТИРЫ

Офтоп


/ /

«Надоело, что говорят: „Ой, это барак, его надо снести!“ Наш дом не барак, а часть истории города, которую надо сохранить», — встречают нас жильцы дома № 28 на Киселева, он же — 24-й по Богдановича.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Дом напротив завода «Аливария» не заметить невозможно: красный кирпич, старая красивая кладка, большое фигурное окно в парадной. Ровно под ним на первом этаже дома находится магазин «Цветы». Продавец говорит, что когда-то на месте магазина была пекарня, а изначально вместо него был сквозной подъезд, через который можно было пройти во двор.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Дом очень красивый и дико популярен: каждый день здесь ходят группы иностранных туристов, фотографируют дом, окно, пивоварню», — говорит продавец цветов.

Дом имеет два адреса — и три подъезда: к «красному», который был построен первым, позже пристроили еще два «белых» подъезда.

На стене — табличка, говорящая о том, что дом имеет статус историко-культурной ценности, а причинение ущерба карается по закону. Несмотря на это, он, как и еще 10 историко-культурных ценностей, попал в проект перекройки Осмоловки. Ради расширения улицы Богдановича под бульдозер может пойти «красная» часть историко-культурной ценности. О том, что Богдановича хотят сделать пятиполосной, еще в ноябре прошлого года рассказывал главный архитектор города Павел Лучинович.

«С целью усовершенствования улично-дорожной сети и для снижения транспортной нагрузки в центральной части Минска», — объяснял архитектор.

Защитники Осмоловки собрали почти 9 тысяч подписей за сохранение квартала

Но если снос Осмоловки еще под вопросом — там все будет зависеть от наличия инвестора, — то расширение улицы город может начать в любой момент.
Поэтому жильцы дома организовали инициативную группу и активно пишут письма во все инстанции, чтобы их дом сохранили.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Просто так сдаваться не собираемся. Обеспечим тут войну за наши квартиры, за историю города, так легко это все не пройдет. Мы уже обратились в прокуратуру, Госконтроль, профильные министерства, чтобы они посмотрели, как у нас в городе проектируют, нарушая все законы, — говорят жильцы.

«Чапский жить здесь не мог — это была окраина города»

Подъезд дома впечатляет: высоченные потолки — больше 4 метров, широкие проходы. В коридоре стоят фортепиано и картины — несколько жильцов делают ремонты в квартирах и временно вынесли свои вещи.

— У нас тут художники живут, фотографы. Вообще дом очень творческий, — говорят жильцы.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Тут у большинства людей есть второй этаж в квартире, потолки четырехметровые. Дом стоит в элитном районе: Немига и площадь Победы рядом, дойти до любой ветки метро можно за 10 минут. Кто же отсюда уедет по собственному желанию? — удивляются жильцы дома.

Официальной исторической справки у дома нет, но за время своего существования он оброс большим количеством легенд. Одна из самых распространенных говорит о том, что в доме в свое время жил самый известный градоначальник Минска граф Чапский. Мол, специально построил себе дом с пивоварней через дорогу. Но историки говорят, что это выдумка местных жителей.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Чапский не мог жить в этом доме, это ведь был отшиб Минска, на этой улице город заканчивался. Не барское это дело — жить в таком районе. Так что это просто красивая легенда, выдуманная местными жителями, — говорит председатель Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры историк Антон Астапович.

Среди жильцов дома тоже есть те, кто не верит в эту легенду.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— У горадзе магнат ніколі на стаў бы жыць — гэта было беспантова. Тым больш, гэта была мяжа горада, ускраіна, далей нічога ўжо не было, Мінск абрываўся тут, — говорит жилец дома Дмитрий, который увлекается историей и не верит ни в одну местную легенду.

О том, для кого строился дом, точных сведений нет. Одна из версий, больше всего похожая на правду, гласит, что дом построили под гостиницу, в которой останавливались бизнесмены, приезжавшие на пивзавод на деловые встречи. Кроме гостиницы в доме размещался магазин.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
В подъезде сохранился оригинальный пол

Точной даты строительства дома нет. Табличка, на которой обозначено, что дом имеет статус историко-культурной ценности, гласит, что построен он в конце 19 — начале 20 столетия.

— Мы заклікаем горад правесці па дому нармальныя гістарычныя даследаванні, каб паднялі архівы, храналогію, зрабілі лайфбук дома. Гэта ж гісторыя горада, — говорит Дмитрий. — Мы, калі рабілі рамонт, глядзелі сцены, кладку. Дом быў пабудаваны адначасова з «Аліварыяй». Але дакладнай даты няма. Нават у тэхпашпартах кватэр напісаны розныя даты пабудовы дома.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Кроме истории про Чапского, ходят легенды и про тоннель, который якобы проходил под домом и соединял его с пивзаводом. Потом в этом тоннеле будто бы прятались бандиты, а позже под домом были подвалы НКВД. Рассказывают даже, что лестницу из «красного» подъезда, которую несколько лет назад демонтировали, увезли и установили в Мирском замке.

Но подтверждений тому нет. Местные говорят, что это больше «инсинуации и городские легенды». Старожилов, у которых можно было бы спросить, что из этого правда, в подъезде не осталось. Кто-то продал квартиру и уехал, кто-то — сдает. Купившие здесь жилье люди выбирали этот дом осознанно.

У Дмитрия, например, когда он искал жилье, запрос был серьезный: центр города, дом — памятник архитектуры, потолки — больше 3 метров.

— Жыць у доме з гісторыяй заўсёды хацеў і выбіраў гэты дом адмыслова. Тут многія так выбіралі: нехта жыў у цёткі ў Піцеры ў такім доме, некаму патрэбна паветра і прастора — столі тут — ёсць чым дыхаць, — говорит Дмитрий. — Многія з тых, хто атрымаў тут кватэры ў спадчыну, наадварот прадавалі хутчэй. Я пакупаў у сына генерала — жыллё тут пасля вайны раздавалі ваеннай наменклатуры. Ён так і сказаў: не хачу жыць тут, мне нецікава. За большасць кватэр людзі заплацілі рэальныя грошы, не проста так атрымалі. І ў рамонты потым заліставалі шалёныя грошы і зараз здаюць сваё жыллё. Таму такое рашэнне праекціроўшчыкаў — эканамічны і сацыяльны ўдар па людзям: тут дзеці ходзяць у садкі і школы, паліклінікі. І што зараз? Ехаць у Камгорку? Смех.

Молодой человек уверен, что те, кто готов переехать из Осмоловки, просто не знают законов и зря рассчитывают на приличную компенсацию за свои дорогие квартиры.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Тут, у Асмалоўцы, ёсць пенсіянеры, якія ўжо і гатовы пераехаць. І яны ўпэўнены, што ім дадуць вялізную кампенсацыю. Але ж гэта не так. Атрымаюць кватэру на ўскраіне і будуць плакаць.

Городские активисты обратились к президенту: уплотнение застройки провоцирует массовые протесты

С мнением архитекторов, что улицу Богдановича надо расширять, жильцы дома не согласны.

— Гэта ж нязграбная савецкая традыцыя: ляпіць шырокія магістральныя вуліцы, якія рассякаюць горад. Увесь свет ужо даўно адмовіўся ад гэтага: у Варшаве вуліцы наадварот звужаюць у гістарычным цэнтры і закрываюць для руху. У Германіі захаваліся аўтамабільныя танэлі. У нас жа працягваецца нейкі олдскул у горадабудаўніцтве. Таму я згодны са спецыялістамі: трэба разгружаць Багдановіча, але праз першае транспартнае кальцо, а не зносам дома. Бо колькі не пашырай дарогу, усё будзе мала. І што, будуць і далей зносіць дамы пад яе? Дом наш трэба рэстаўраваць — і гэта справа горада, бо тут праходзіць турыстычная атракцыя: насупраць музей, кожны дзень тут ходзяць турысты, тут праязджае гэты наш двухпавярховы турыстычны аўтобус. Я сяджу на сваім балконе і бачу, як людзі кожны дзень заліпаюць і фоткаюць наш дом. Чаму турыстычная і гістарычная спадчына стаіць і развальваецца? Мы самі рабілі рамонт у пад’ездзе, але ж не можам аднавіць фасад і ўзяць на сябе ўсе затраты — апошні капрамонт тут рабілі ў 1986 годзе. Такое адчуванне, што ўлады свядома даводзяць дом да аварыйнага стану, каб потым сказаць, што знесці яго лягчэй, чым рэстаўраваць.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Минкульт: сносить историко-культурные ценности ни под жилье, ни под дорогу нельзя

— Снос этого дома, как и весь проект по Осмоловке, — это нарушение законодательства. В квартале находится 11 памятников архитектуры, которые имеют статус историко-культурной ценности, и ни на один из них не разработаны и не утверждены в установленном порядке охранные зоны. Это уже нарушение. Без охранных зон запрещается любая архитектурная и градостроительная деятельность. Киселева, 28 — историко-культурная ценность, и ее хотят снести ради расширения дороги. Это грубейшее нарушение. Минкульт, насколько я знаю, проект в таком виде не утвердил, — рассказал председатель Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры историк Антон Астапович.

В Министерстве культуры подтверждают: проект по Осмоловке в том виде, в котором он есть сейчас, утвердить невозможно.

— Мы рассмотрели проект и дали заключение, в котором есть замечание о том, что в детальном плане на квартал не учтены регламенты по обеспечению сохранности историко-культурных ценностей. И попросили разработчиков проекта учесть это и представить нам на согласование доработанный проект, — прокомментировала начальник управления по охране историко-культурного наследия Минкульта Оксана Смотренко.

Теперь, по словам специалиста, проектировщики должны внести в проект правки: для объектов, имеющих статус историко-культурной ценности и не имеющих охранных зон, разработать их и учесть охранные зоны тех зданий, у которых они уже есть. В Минкульте подчеркнули, что сносить историко-культурные ценности и под жилье, и под расширение улиц запрещено и карается по закону.

— Если статус зданию присвоен, то действовать надо по соответствующему законодательству, — сказали в ведомстве.

Нужные услуги в нужный момент
-15%
-20%
-45%
-20%
-20%
-20%
-12%
-30%
0058353