• ЦЕНА НА КВАРТИРЫ

Офтоп


/ /

21 июня жители квартала в границах улиц Карла Либкнехта — Розы Люксембург — Карпова и Лермонтова узнали, что их двухэтажные дома, которых тут больше сорока, градостроители планируют снести до 2020 года. Если проект, который на днях обсуждался, примут, то на отселение и снос останется всего два с половиной года. REALTY.TUT.BY побывал в квартале, обреченном на снос, поговорил с местными жителями и узнал, что они думают по этому поводу.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

На презентации проекта детального планирования территории в границах ул. Р. Люксембург — пр. Жукова — ул. Харьковской — полосы отвода железной дороги архитектор проектов УП «Минскградо» Ирина Обухович мотивировала снос двух- и трехэтажных домов тем, что они «физически и морально устарели». Жители возмутились: дома, построенные в 50−60-е годы, никогда капитально не ремонтировались. Так по чьей вине они устарели физически?

Напомним, в Беларуси отчисления за капремонт жильцы платят с 1999 года.

Ирина Николаевна, жительница дома № 130 по Розы Люксембург, показала жировку - на капремонт каждый месяц она отчисляет 3 рубля 29 копеек. Ремонта больше чем за полвека и не было. И даже под угрозой сноса деньги на капремонт по-прежнему отчисляются.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

"Двушка" Ирины Николаевны находится на первом этаже. Квартира с проходными комнатами, кухней в четыре метра и таким крохотным санузлом, что, по словам хозяйки, «добрай бабе и сесци негде».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Так выглядит санузел в двухэтажных домах, которые назвали морально устаревшими

— Дом строился после войны для фабричных — работников «Луча». Строили сами, хозспособом. В первую смену на работу, во вторую — на стройку дома. Доски, кирпичи - все заказывала фабрика. Изначально дом отапливался печью. Дрова хранили в сарайчиках, которые и сейчас еще стоят во дворе. Газ и отопление появились где-то в начале 70-х, тогда и ванну еле втиснули в санузел. До этого был душ.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Ирина Николаевна приглашает в квартиру. За полвека тут стерлась краска с дощатого пола, потолок пошел трещинами, стены в торцевой комнате обросли плесенью.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Плесень «съела» все стены, — показывает хозяйка на стены и объясняет, что бороться с напастью уже нет сил. Ирине Николаевне 83 года. — Беда в том, что под домом нет подвала — фундамент, и всё. Отсюда и сырость по всей квартире. Из ЖЭУ № 31 приходили специалисты… и уходили. Единственное, чего мы добились, так это покраски дома несколько лет назад. Если честно, то надеялись, что нам его утеплят термошубой, думали, это хоть как-то спасет от сырости. Но строители прикрепили к фасаду сетку и покрасили — вот и весь ремонт.

Именно такое плачевное состояние квартиры, да и дома в целом, повлияло на мнение Ирины Николаевны о том, что нужно поддержать снос. Так же думает и ее соседка Светлана Александровна.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

- Со мной живет сын с семьей, растит малыша в этой сырости. Даже если сделают капремонт, то сырость останется из-за отсутствия подвала. Все удивляются, как мы вообще тут живем: пол менять надо, лестницы в подъезде деревянные уже настолько хилые, что страшно по ним ходить…

На скамейке возле соседней двухэтажки под номером 132 на тему сноса тоже говорили охотно. Зинаида Михайловна заметила, что «не ревут только те, кому в домах сделали капремонт».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Так что я не за снос, а за капремонт. Сделают — еще сто лет тут проживем. Такие крепкие дома сносить просто нельзя. Можно подумать, что нам взамен дадут что-то хорошее. Один наш двор чего стоит! Вишни, цветники, газоны — вон сколько зелени вокруг. Сидим тут в центре на скамейке, а ведь чувство, как в деревне, — хвалила район Зинаида Михайловна.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Ее подруги кивали в знак согласия и просили записать там где-нибудь, что они против сноса.

Не хочет, чтобы сносили ее двухэтажку, и Наталья, которая живет в доме № 134. Она вышла из подъезда вместе с кумой — у обеих в руках кружки с кофе.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
У подъезда Натальи даже грядка с клубникой есть

— Как тепло на улице — пью кофе во дворе, даже столик для этого поставили. Детям в жаркую погоду выносим сюда надувной бассейн, наливаем воду — и плещутся весь день. Песочницу сами засыпаем ежегодно.

Наталья живет на улице Розы Люксембург с 1989 года. Говорит, что ни за что не поменяет центр города на окраины Минска.

— Да, есть сырость в квартире, но лучше бороться с ней тут, чем начинать в чужой квартире все сначала, — подводит итог беседы Наталья.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Соня Васильевна из соседнего 138-го дома тоже сказала категорическое «нет» сносу. Она рассказала, как муж сам строил этот дом, работая на фабрике «Луч». Этому предприятию Соня Васильевна отдала 42 года, а жизни в районе — еще больше.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Соня Васильевна никуда уезжать не собирается. Так и сказала.

— Не поеду никуда, и все.

Зашли и во двор 140-го дома на Розы Люксембург — там в тенечке под вишней качали коляску с малышом.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Дом старый, без капремонта, сырой. Жить в таком с детьми очень сложно. Это минус. Зеленый район, центр города, метро, инфраструктура — это плюс. Скорее я за снос, чем против. Но с одним условием — остаться жить в этом районе. Но боимся, что нас никто в этом плане слушать не будет и отправит жить на окраины. Именно это и пугает, — делится своими мыслями Наталья Альбертовна. — Недавно написала письмо в исполком с просьбой разъяснить, куда идут многолетние отчисления на капремонт. Так вот, ответа пока не получила. Но это же парадокс: перечислять деньги, зная, что они на твой дом не пойдут.

На скамейке у дома по Карла Либкнехта, 119 и вовсе продолжалось «вчерашнее общественное обсуждение». Тут история уже повторялась: жильцы высказывались против сноса их дома.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Георгий рассказал, что переехал сюда с улицы Берута и, чтобы остаться в районе, два года искал тут квартиру.

— Если бы наши дома хоть раз капитально отремонтировали, все было бы в порядке. А так я совсем не понимаю принципа ЖЭУ, которое на одних домах меняет крышу, на других — нет. Так же и с покраской, ремонтами подъездов. Вон у соседки Светланы ЖЭУ № 31 как сорвало деревянный пол в коридоре, чтобы трубу заменить, так и оставило до сих пор.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Ага, я им звоню, а от меня отмахиваются, что досок нет. Как нет? Был случай, когда ребенок вот в эту лавку у подъезда палец всунул и травмировал. Так после того, как его мама в прокуратуру написала, по всему району начали менять лавки. То есть на лавки доски есть, а на пол — нет? Вот так и живем. Но дома сносить не позволим. Пусть ремонтируют и дают нам спокойно жить дальше.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Как нас сносят? А я цветочки вот посадить решила, — Елена Васильевна перестала копать клумбу и удивленно посмотрела на нас. — А когда сносят? А, так еще не скоро. Как к этому отношусь? Положительно. Дом очень старый, кухня маленькая, санузел — тоже. Наверное, если новую квартиру дадут взамен, там уже будет все по-другому.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Мы обошли еще несколько домов, которые планируются к сносу до 2020 года. Мнения людей разные: кто-то ждет капремонта и не собирается съезжать, даже если его не будет, кто-то готов переехать только в жилье в пределах этого же района. И да. Ни одного объявления о том, что будет презентация проекта застройки района, на подъездах домов мы не нашли. Так что жители на общественном обсуждении не лукавили, когда говорили о том, что местные власти недостаточно информировали людей о предстоящем мероприятии.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Нужные услуги в нужный момент