107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  2. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  3. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  4. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  5. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  6. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  7. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  8. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  9. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  10. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  11. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  12. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  13. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  14. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 марта
  15. В Евросоюзе пропал белорусский дальнобойщик
  16. 211-й день после выборов. Что происходит в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  17. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  18. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  19. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  20. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  21. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  22. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  23. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  24. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  25. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  26. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  27. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  28. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  29. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  30. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране


/ /

В Доме правосудия завершился суд по делу о выселении Виктории Кришталь из специального дома, где она проживала вместе с матерью-инвалидом. История получила резонанс после первого заседания суда, когда стало известно, что чиновники хотят разлучить дочь и мать-инвалида лишь на тех основаниях, что девочка стала совершеннолетней. И должна выселиться, пусть и нет у нее никакого жилья. Под прицел попала и целесообразность проживания матери-инвалида в этом специальном доме. Основания чиновники озвучили все те же: дочь уже совершеннолетняя — должна содержать мать.

Судебное заседание длилось чуть больше часа. Позиция истца и третьей стороны — администрации дома и комитета по труду и социальной защите Мингорисполкома — не изменилась. Они настаивали на том, что ответчицу Викторию Кришталь необходимо выселить из госучреждения «Специальный дом для ветеранов, престарелых и инвалидов № 1», потому что по достижении совершеннолетия у нее прекратились основания проживать в этом доме.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Истец также пояснил, что ответчик не относится к категории лиц, которые имеют право проживания в специальном доме. Судья Зинаида Красовская уточнила, на каких основаниях была заселена Виктория.

— Ответчица была вселена к родителям-инвалидам, которые сначала проживали в квартире № 100 специального дома, а затем улучшили свои жилищные условия и переехали в двухкомнатную квартиру № 174 этого же дома. После развода родителей девочка проживала с мамой вплоть до совершеннолетия.

Кроме этого, истец рассказала, что с матерью девочки, которая является нанимателем квартиры, заключен бессрочный договор. Викторию, напомним, прописывали в эту квартиру как члена семьи нанимателя.

Комитет по труду и социальной защите Мингорисполкома поддержал истца и напомнил еще об одном нюансе: как только дочь стала совершеннолетней, мать-инвалид утратила право проживания в специальном доме, «поскольку у нее появилось лицо, обязанное ее содержать».

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Так как Татьяна Кришталь инвалид первой группы и ей требуются специальные условия проживания, безбарьерная среда, то к ней иск не предъявлялся, — заявила представитель третьей стороны.

Адвокат Ольга Невмержицкая держалась прежней позиции: Виктория проживала в специальном доме «как член семьи» нанимателя жилого помещения. Статус члена семьи Виктория не утратила, и в исковом заявлении не были приведены правовые нормы, согласно которым Викторию можно выселить из специального дома.

Ольга Невмержицкая уточнила у истца, есть ли в специальном доме свободные помещения и является ли выселение ответчицы необходимостью?

Истец пояснил, что в доме остаются свободными еще 15 квартир, но они — только для тех, кто в этом нуждается.

Судья Зинаида Красовская попросила уточнить: если дочь выселят, останется ли ее мать жить в двухкомнатной квартире?

— Мы неоднократно встречались, предлагали варианты. Например, ходатайствовать о том, чтобы Викторию заселили в общежитие МИТСО, где она учится на втором курсе. Но они отказались, — заявила в суде третья сторона.

Отказ от общежития в родном вузе, по словам Татьяны Кришталь, был логичным — прописка там временная, не дает права встать на очередь на улучшение жилищных условий. Кроме этого, за общежитие пришлось бы платить, так как вуз коммерческий, мать-инвалид и так оплачивает обучение своей дочери — 2 тысячи рублей в год.

Третья сторона напомнила, что пока девушка проживает в специальном доме, очередь на жилье ей закрыта. И еще раз повторилась:

— Виктория не относится к категории граждан, которые подлежат заселению в этот дом, она трудоспособная и совершеннолетняя. Если Виктория будет выселена, у нее появится возможность встать на очередь. Также, согласно уставу, мы можем переселить мать-инвалида в меньшую по площади квартиру или подселить к ней того, кто в этом нуждается. Мы должны использовать помещения по целевому назначению.

Адвокат попросила уточнить: как при наличии пятнадцати свободных квартир Виктория мешает целевому их использованию? На что сторона истца пообещала: помещения пустовать не будут.

Прокурор Алексей Кисляк, который участвовал в гражданском деле, попросил уточнить ответчика, есть ли у нее с матерью в собственности другие помещения и что она будет делать, если суд примет решение отказать истцу в иске?

Виктория пояснила, что жилья в собственности у них с мамой нет. Что касается будущего, то девушка собирается окончить вуз, получить специальность и работать.

— Как только появится любой другой вариант решения жилищного вопроса, мы им воспользуемся.

Адвокат Ольга Невмержицкая внесла ясность по поводу целесообразности проживания Татьяны в специальном доме. В суд была представлена «Индивидуальная программа реабилитации инвалида», где был указан диагноз Татьяны Кришталь и то, что она «нуждается в постоянной помощи» и имеет основания проживать в специальном доме.

— Мы полагаем, что исковые требования удовлетворению не подлежат. Истец ссылается на 94 статью. В данном конкретном случае она не подлежит применению, так как предусматривает применение к лицам, которые были заселены по положению 1408. В данном случае речь идет о том, что ребенок был заселен к родителям в несовершеннолетнем возрасте и на момент заселения и проживания имел статус члена семьи. Был заключен долгосрочный договор, который не был расторгнут и не оспаривается. Также адвокат напомнила, что общежитие МИТСО не может быть решением вопроса, так как оно платное, регистрация там временная и лишает семью постановки на очередь на жилье. И высказала мнение доверительницы о том, что после окончания университета, когда появится финансовая возможность, когда дочь сможет содержать и себя, и маму — тогда все меры для приобретения жилья будут приняты. Но в сегодняшней житейской ситуации это невозможно.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Прокурор Алексей Кисляк подытожил:

— Материалами дела было достоверно установлено, что жилое помещение было предоставлено ответчику ввиду того, что она являлась и является членом семьи нанимателя. Оно было предоставлено на основании указа № 413, а также на основании Кодекса о браке и семье. Таким образом жилое помещение изначально было предоставлено Виктории не в связи с положением проживания в специальном доме, а в связи с вышеназванными правовыми актами.

После перерыва в суде было объявлено решение о том, что в иске истцам — администрации дома и комитету по труду и социальной защите — отказано.

Татьяна Кришталь уже после суда рассказала, что решение суда считает справедливым.

— Буду руки держать (соединяет ладони) и молиться, чтобы не обжаловали. Надо десять дней нам как-то продержаться.

Напомним, решение суда можно обжаловать в течение десяти дней. Как поступит сторона истцов — пока неизвестно.

— Решение будет принимать администрация дома. Каким оно будет? Пока не знаю, — ответила сторона истца.

-23%
-50%
-10%
-25%
-15%
-12%
-50%
-30%
-20%
-10%
-50%
реклама