Поддержать TUT.BY
63 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Беларусь хотела повысить тариф на транзит российской нефти на 25%, но вышло гораздо меньше
  2. У меня в венах тромбы? Сосудистый хирург отвечает на шесть частых вопросов
  3. Лукашенко о госинвестпрограмме: Удивляет потеря отдельными членами правительства реалий, в которых мы живем
  4. Лукашенко заинтересовался пеллетами для отопления домов. Что это и сколько стоит?
  5. Взяли на тест Samsung Galaxy S21 Ultra и фотографировали на него весь вечер. Что получилось
  6. Заправки для электрокаров стали платными. Пользователи жалуются, но вовсе не на цены
  7. «Пуля повредила мой спинной мозг». История тренера по кроссфиту на коляске
  8. «Мы уже неделю „на осадном положении“». Как жителей минских многоэтажек обходит милиция
  9. ЕС: Санкции в отношении Беларуси пока не дали никакого эффекта
  10. Вспоминаем, как местные отстояли Грушевский сквер и какие проблемы остались сейчас
  11. Шахтеры, которые ушли в стачку, ответили на обещания «Беларуськалия» взять их обратно на работу
  12. Коммунальное ЧП, обещания шахтерам, история одной свадьбы и страница, которую нельзя перевернуть, — все за вчера
  13. «Около двух месяцев нигде не участвую». Борисовчанки утверждают: их судили за акции, где их не было
  14. В Островце мужчину отправили в колонию за оскорбление Лукашенко и Караева в телеграм-чате
  15. Авария на теплосетях в Московском районе Минска: жители без горячей воды и тепла, занятия в школах отменили
  16. Выросла на ферме и вышла замуж за парня, с которым встречалась 10 лет. Лучшая биатлонистка прямо сейчас
  17. «Перевернуть страницу» нельзя, психика так не работает". Психиатр, отсидевший «сутки», о том, что мы переживаем
  18. В Москве задержан боец Алексей Кудин, ему грозит отправка в Беларусь и суд за августовские события
  19. Жителя Минского района оштрафовали на 870 рублей за красно-белые жалюзи
  20. Доценту из ПГУ после 15 суток ареста дали еще столько же. Оба раза — по 23.34
  21. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  22. Посмотрели, на сколько за год подорожал один и тот же набор товаров. Разница в цене удивляет
  23. Стали известны планы по строительству жилья на 2021 год. Что, где и сколько?
  24. «Лукашенко меня не обувал, чтобы я сейчас переобулась». Анжелика Агурбаш об отношении к ситуации в стране
  25. Алимбекова заняла восьмое место в индивидуальной гонке на этапе КМ по биатлону
  26. «200 гостей гуляли два дня». Как сложилась судьба новобрачных, которых искали читатели TUT.BY
  27. «Танцевала, показывая, что ей все сойдет с рук». В суде по делу о надписях на щитах выступил военнослужащий
  28. «Даже по московским меркам это элитное жилье». «А-100» презентовала квартал у площади Победы
  29. Где жили и отдыхали руководители Беларуси до Лукашенко
  30. Совещание у Лукашенко и «дело Бабарико» в Верховном суде. Что происходит в Беларуси 21 января


/ /

Виктории Кришталь 19 лет. Она родилась в Минске, оба ее родителя — инвалиды первой группы. В 1997 году семье Кришталь комитет по труду и социальной защите Мингорисполкома выделил квартиру в Специальном доме для ветеранов, престарелых и инвалидов № 1 на проспекте Рокоссовского. Позже родители развелись, и девочка с мамой осталась в этом же доме. Год назад Виктория стала совершеннолетней и узнала, что именно по этой причине не имеет права жить вместе с мамой.

Накануне судебного разбирательства, которое было назначено на 22 мая в Доме правосудия, Татьяна расплакалась — жалела не себя, а дочь, которой нужно будет защищаться в суде.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Виктория с мамой Татьяной Кришталь перед началом судебного заседания

— Кажется, отдаю свое дитя на растерзание, — говорила Татьяна со слезами. — Понимаю, что есть законодательные нормы, на которые ссылаются администрация, прокуратура и другие органы, но есть еще и наша семья, мой ребенок, с которым хотят разлучить.

Дочь Викторию — абсолютно здорового ребенка — Татьяна родила в 1997 году, когда вместе с мужем, тоже инвалидом первой группы, уже проживала в Специальном доме для ветеранов, престарелых и инвалидов. Совместная жизнь у супругов не сложилась, они развелись. Татьяна с дочкой так и осталась жить в двухкомнатной квартире, которую им выделили с мужем (позже договор найма был перезаключен на мать девочки).

Фото с сайта disright.org
Фото с сайта disright.org. Татьяна Кришталь с новорожденной дочкой Викторией в квартире в Специальном доме на проспекте Рокоссовского.

— В 2011 году администрация дома прислала уведомление, что по новым нормам моя дочь после совершеннолетия потеряет право на проживание в этом доме, — рассказывает Татьяна. — Я тогда отказывалась верить. Мне объяснили: дом специальный и мой ребенок, не имеющий инвалидности, по достижении 18 лет все основания здесь жить теряет. Стало так страшно, когда поняла, что если что-то со мной случится, то ребенок в буквальном смысле окажется на улице. Правда, тогда, в 2011-м, после получения уведомления, меня с дочкой поставили на льготную очередь на социальное жилье. И сняли. Сняли в связи с изменением законодательства, так как я работала, ничего не просила у государства.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Специальный дом для ветеранов, престарелых и инвалидов № 1 расположен на проспекте Рокоссовского в Минске. Этот жилой дом был сдан в эксплуатацию в 1992 году и находится на балансе Мингорисполкома. В нем 189 квартир. Здание оборудовано таким образом, чтобы там легко могли передвигаться люди с ограниченными возможностями. Например, в магазин, расположенный в пристройке к дому, можно попасть не выходя на улицу через специальный тоннель.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Позже Татьяна Кришталь еще раз стала на льготную очередь вместе с дочкой на других основаниях — как «инвалид детства, имеющий несовершеннолетнего ребенка». В 2016 году мать и дочь опять сняли с очереди: Виктории исполнилось 18 лет. Получался какой-то заколдованный круг. При этом администрация дома и комитет по труду и социальной защите Мингорисполкома настаивали на выселении дочки Татьяны Кришталь.

Татьяна не сдавалась. С 1 июня 2016 года она вела переписку, а также встречалась с представителями комитета по труду и социальной защите. Ориентироваться в законах, разбираться в тонкостях Татьяне Кришталь помогали юристы «Офиса по правам людей с инвалидностью». Основатель и директор этой организации, Сергей Дроздовский, приезжал и на судебное заседание 22 мая.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Сергей Дроздовский и Татьяна Кришталь

— Но комитет по труду и социальной защите, который, по идее, должен защищать наши права, не захотел вникать в ситуацию, — говорит Татьяна. — Указывали, что моя дочь не только утратила право на проживание в специальном доме, но и, согласно закону, должна меня содержать.

Дочь Татьяны — студентка. Она учится на втором курсе дневной формы обучения в частном вузе столицы. Мать учит ее за собственные средства, заработанные надомным трудом.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Комитет соцзащиты ссылается на ст. 100 Кодекса о браке и семье, где сказано, что дети обязаны заботиться о родителях. Дочь, конечно же, заботится обо мне. А ведь чиновники намекают не на эту помощь, а на материальную. Но разве ребенок в 18−19 лет, студент, может купить жилье и перевезти туда свою маму? Если говорить на языке чиновников, то фактически Виктория сейчас является нетрудоспособной, так как такое определение встречается в пенсионном, налоговом законодательстве и в законе о предоставлении льготного кредита на жилье. Согласно этому определению, нетрудоспособным членом семьи признается обучающийся до 23 лет. Получается, что и тут государство заботится о том, чтобы каждый человек имел право на образование. Правда, в этих законодательных актах нет места для моей дочери, так как комитет социальной защиты и администрация дома признают ее трудоспособной. Это значит, что Виктория, обязанная содержать меня по закону, фактически теряет право выбора на образование и выбор формы обучения и вынуждена искать работу, чтобы обеспечить нас жильем.

Татьяна Кришталь рассказала, что комитет по труду и социальной защите Мингорисполкома предлагал ходатайствовать о регистрации дочери в общежитии по месту учебы с последующей гарантией первого места работы.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Но ведь вуз частный, место в общежитии предоставляется только платно, — недоумевает Татьяна. — Боюсь, я не потяну финансово обучение и проживание. Кроме этого, регистрация в общежитии не дает оснований стать на очередь на жилье. Но самое обидное в этой истории даже не это, а то, что чиновники решают, имеем мы право быть семьей или нет.

22 мая прошло судебное слушание по делу о выселении Виктории без предоставления другого жилого помещения. Истцом в судебном процессе выступала администрация дома, третьим лицом — комитет по труду и социальной защите Мингорисполкома.

В исковом заявлении позиция истца сводилась к тому, что у ответчицы Виктории Кришталь, которая проживает в госучреждении «Специальный дом для ветеранов, престарелых и инвалидов № 1» с сентября 1997 года, по достижении совершеннолетия прекратились основания проживать в этом доме. Доводом послужило еще и то, что Виктория не соответствует категории лиц, подлежащих заселению в такой дом — не ветеран и не инвалид.

Представитель ответчика, адвокат Ольга Невмержицкая, обратила внимание суда на тот факт, что Виктория проживала в специальном доме «как член семьи» нанимателя жилого помещения. Статус «члена семьи» Виктория не утратила, и в исковом заявлении не были приведены правовые нормы, согласно которым Викторию можно выселить из специального дома.

У дочери и матери нет в собственности других жилых помещений, и девушку фактически будут выселять в никуда.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

На уточняющий вопрос прокурора, в связи с чем возникла необходимость выселения Виктории из квартиры матери, истец и третья сторона опять сослались на совершеннолетие ответчицы, а также на то, что иные категории граждан (те, кто не относится к инвалидам, ветеранам и престарелым) не имеют права проживать в специальном доме.

— В противном случае, если дети инвалидов будут оставаться в этом доме и по достижении 18 лет, то некуда будет заселять граждан, которые действительно нуждаются в таком жилье (в этом доме проживает еще пять семей с несовершеннолетними детьми. Так что история Кришталь обещает повториться. — Прим. TUT.BY), — пояснила третья сторона — представитель комитета по труду и социальной защите.

Предварительное заседание длилось чуть больше часа. Татьяна все это время была в зале, смотрела, не отрываясь, на дочь. Она не плакала. Уже после заседания суда призналась: было ощущение, что суд их проблему услышал. Теперь только остается надеяться, что компетентные люди во всем разберутся и не станут разлучать мать с единственным ребенком.

Следующее заседание суда назначили на июнь. REALTY.TUT.BY будет следить за развитием этой истории.

Читайте также:

Комитет соцзащиты о выселении девочки из дома для инвалидов: речь идет о смене места регистрации

-26%
-35%
-20%
-50%
-25%
-7%
-20%
-40%
реклама