• ЦЕНА НА КВАРТИРЫ

Офтоп


/

Когда минчане в Берлине рассказывают о том, как сложно и дорого жить на съемной квартире, немцы искренне не понимают их жалоб. Для них арендное жилье — норма, почти 80% берлинцев живет так. Многие на съемных квартирах могут прожить до старости. При этом никто не мешает обзавестись собственным жильем — для этого есть длинный кредит под один процент. Немцы вообще многое себе позволяют: получать пособие и социальное жилье, не работать и не быть тунеядцем, обслуживаться в одной химчистке с Ангелой Меркель.

«Сдам квартиру на 20 лет»

Наш собеседник и гид по немецкой столице, бывшая минчанка Аня, а теперь фрау Анна, почти 17 лет живет в Берлине. REALTY.TUT.BY она рассказала, что практически во всех крупных городах Германии большинство немцев живет в арендном жилье. Впрочем, в последние 10 лет тенденция меняется и все больше немцев строят и покупают собственное жилье. В то же время никто не делает трагедии из того, что нет своей квартиры.

—  Права квартиросъемщиков очень хорошо защищены немецкими законами. Чаще всего между арендодателем и квартирантом заключается бессрочный контракт, — рассказывает Анна об арендном жилье. — Выкинуть человека из квартиры арендодателю очень тяжело, даже если тот долго не платит квартплату. В таких случаях включаются защитные механизмы — при определенных условиях государство поможет человеку, погасит его долги.

Например, если человек потерял работу, то первый год он получает пособие в размере 70−80% от своей зарплаты на прошлом месте работы. Государство оплатит и медстраховку. На второй год, если человек так и не нашел работу, то он получает социальную помощь (ее, кстати, дают и тем, кто никогда и не работал) для оплаты аренды жилья. Естественно, оплачивается не вся жилплощадь, есть ограничения: пятикомнатную квартиру безработному государство оплачивать не будет. Или предложат социальное жилье: не больше 45 м2 на одного человека или не больше 60 м2 на двоих, до 75 м2 на троих и до 90 м2 на четверых. Такую жилплощадь дают тем, кто живет на социальное пособие.

Соцквартира это не какое-то «убитое» жилье. Она выглядит так же, как и арендная: белые стены и потолок, на полах — паркет, доска или линолеум. Мебели нет, только рабочая сантехника, газовая или электрическая плита.

Ремонт в арендном жилье делают сами жильцы по своему усмотрению — разве что перегородки не сносят. Впрочем, если они понимают, что будут здесь жить лет 20, то можно и перепланировку сделать. Вернуть квартиру арендатор обязан в том же состоянии, что и взял.

Бывает, что после предыдущих жильцов жилье в плохом состоянии. В таких случаях управляющая компания может предложить сделать ремонт новому квартиросъемщику за свой счет и не платить квартплату несколько месяцев.

Все арендное жилье принадлежит частным лицам и городу. И речь не о тех частниках, которые сдают квартиру покойной бабушки. Все более масштабно — один человек или семья может владеть целой улицей или кварталом. Естественно, что переговоры с квартиросъемщиками владельцы лично не ведут, их никто не видит. Для этого существуют обслуживающие компании, которые решают все возникающие вопросы у жильцов, следят за вывозом мусора, ремонтом. Они же решают, кого заселять — желающих поселиться в арендную квартиру много. И арендодатель, понимая, что выселить в случае чего человека будет трудно, старается выбрать самых благонадежных, с хорошей кредитной историей, с постоянным доходом, работой. При вселении в арендную квартиру немцы вносят трехмесячный залог, который возвращается после выселения.

Сколько и за что платят берлинцы

Берлин теперь считается чуть ли не самым модным городом в Европе, в него приезжает огромное количество туристов, многие европейцы пытаются найти здесь себе применение, остаться жить. Поэтому сейчас в Берлине катастрофически не хватает жилья. Власти города даже запретили сдавать квартиры на сутки туристам. Теперь — только на длительный срок и, желательно, немцам.

Раньше практиковалась сдача своего арендуемого жилья — например, парень с девушкой, у каждого свое жилье, съезжают на одну из квартир, что подешевле, а вторую сдают посуточно туристам. Теперь такое невозможно.

На волне популярности растет стоимость берлинской недвижимости, выросла и арендная плата.

— Моя квартира считается очень дешевой: 89 м², центр Берлина, я плачу всего 650 евро с коммунальными (без света и телефона). Мои соседи за такую же платят 1200 евро, и это считается нормальной ценой. Почему такая разница? Дело в том, что арендодатель не имеет права поднять квартплату больше чем на 20% один раз в три года (либо чаще, но на меньший процент). Когда я заселялась в дом в 2004 году, моя квартплата составляла 410 евро с коммунальными. То есть за 13 лет аренда выросла на 240 евро.

Если более подробно, то в 650 евро входит сама аренда — 480 евро, 90 — обслуживание дома (вывоз мусора, уборка в подъезде), 80 евро за отопление и горячую воду. В конце года делается перерасчет по отоплению и воде. Если я использовала больше, то мне выставят счет на доплату, если меньше — вернут деньги в виде бонуса на счет.

Если дому необходим ремонт, он делается за счет домовладельца. Если же при этом произошли какие-то значительные улучшения, например, появился лифт, — для арендодателя это повод поднять арендную плату. Но здесь это не директивно происходит, можно торговаться, как на базаре. Я, например, выторговала для себя возможность пользоваться лифтом бесплатно. Он, кстати, не для всех — у жильцов, что имеют на это право, есть ключ от него. За пользование лифтом платят 20 евро в месяц. До этого у нас в доме был ремонт, после которого из квартир убрали печки. Их было две — на газу и на угле. Так практически во всем Восточном Берлине было, печка нужна была на случай, что русские перекроют газ. Теперь углем нельзя отапливать, а раньше над городом смог стоял. Теперь у многих отопление центральное.

Интересный момент — поставщика электричества выбирает сам квартиросъемщик. И этих поставщиков несколько, у каждого свои тарифы:

— Многим немцам важно, чтобы их чайник работал на электроэнергии, полученной исключительно от солнца и ветра. Часто они выбирают компанию, которая продает «зеленую» энергию, хоть она и дороже. У меня, например, поставщик продает электричество, полученное на 8,5% от атомной станции, 4,9% — из угля, 39% из возобновляемой энергии и 18% от ветряков. Я плачу за электричество 349 евро в год или примерно 31 евро в месяц — это считается недорого. При этом стараюсь экономить: лампочки энергосберегающие везде вкручены, бытовая техника тоже энергосберегающая. К 2020 году собираются закрыть все АЭС и перейти на возобновляемые источники энергии — ветряки, мусоросжигающие станции, солнечные панели.

— Мусор у нас собирают раздельно, даже стекло по цвету сортируют. Если не в тот мешок положить, например, пластик, то его могут и не забрать, написать на мешке, чтобы пересортировали. Такое бывает редко, потому что сознание немцев уже настолько перестроилось, что даже батарейку они в общий мусор никогда не выбросят.

Электроприборы, габаритные вещи и мебель нужно сдавать отдельно и за свой счет.

Каждое утро берлинцы едут на работу. И большинство — на велосипедах. Это просто огромное количество людей. Где они хранят своих железных коней?

Оказывается, в каждом доме есть комната в подвале для хранения велосипедов и детских колясок. В старых домах у жильцов есть еще и свой персональный подвал-клетушка. Оставлять велосипед на привязи у дома не стоит — угонят.

Районы и кварталы

Где в Берлине лучше жить? Немцы большие патриоты тех мест, где они живут. Они редко переезжают. Поэтому каждый будет говорить о своем районе только с положительной стороны. Кому-то важно жить в тусовочном центре, а кто-то любит свой «спальник», например, «гэдээровский» район многоэтажек Марцан. Есть в Берлине и престижные районы вилл.

— В спальных районах жилье несколько дешевле. Семьи с детьми их больше ценят. Там удобнее жить — большие полноценные детские площадки, парки, много зелени, нет проблем с парковками. В центре тоже есть детские площадки, но маленькие, для жильцов одного дома, ребенка здесь не оставишь. Так что Марцан в этом плане больше приспособлен для семейной жизни.

И не стоит думать, что там все так же депрессивно, как, например, в минской Каменной Горке. Окружающая среда здесь гораздо более дружелюбная. Считается, что у таких районов плохая репутация. Анна говорит, что риск нарваться на криминал примерно одинаков во всем городе.

Этнических районов, заселенных представителями одной национальности, в Берлине нет. Только в Западной части есть кварталы, где живет много турок. Считается, что там плохие школы, так как там учится много иностранцев. Сами же выходцы из района говорят, что все у них хорошо.

Фото: gotskaya.livejournal.com

Турист сейчас не поймет, где он — в Восточной или Западной части. Различий уже почти нет. Раньше это легко можно было определить по светофорам — в восточной части человечек был в шляпе. Эту идею внедрили теперь и на «западе». Самый верный признак того, что вы в бывшей ГДР, — трамвайные пути. В капиталистической части ходит лишь один трамвай.

В районе вилл живут врачи, адвокаты, бизнесмены. Политики же большей частью не стремятся к роскоши и резиденциям:

А в этом доме живет канцлер Германии Ангела Меркель. Фото surfin-birds.ru

— Канцлер Германии Анжела Меркель живет в центре Берлина, в трехкомнатной квартире, которая чуть больше моей, напротив музея Пергамон. В свое время она отказалась переезжать в положенную ей по статусу резиденцию. Все знают, где она живет, там постоянно дежурит полицейский. Я лично видела, как Меркель сама относит свою одежду в химчистку. Это у немцев в порядке вещей.

Дети — наше все

В берлинский муниципальный детский сад попасть не так уж просто — родителям нужно сначала показать, сколько часов в день они проводят на работе. Исходя из этого решают, до которого времени — до 14.00, до 16.00, до 17.00 — может находиться ребенок в саду. Если мама у ребенка нигде не работает, то он может находиться лишь до 14.00 — как раз столько, что бы она могла сходить на собеседование. Также проверяется уровень доходов родителей, и исходя из этого назначают плату за садик. Таким образом, более обеспеченные семьи платят больше, например, 150 евро, другие меньше — 50 евро.

Есть садики с горячими обедами, но в некоторых нет завтрака, родители делают детям ссобойки. Кстати, ужинов нигде нет.

Есть большие садики на большое количество групп, а есть и частные, которые могут располагаться в квартире на первом этаже дома. Родители просто скидываются на воспитательницу и кухню. И вариантов таких много.

Фото: kirillbelyaev.com

Обязательное образование начинается с 6 лет. Это может быть и частная школа, и городская по месту жительства, и церковная.

После окончания 6-го класса учитель на каждого ребенка пишет характеристику, в которой дает рекомендацию, где ребенку продолжать обучение — в гимназии или в обыкновенной школе. Гимназисты потом поступают в университеты, а школьники в профессиональное училище.

Получение рабочей профессии — это нормально, никто не относится к этому как к трагедии. В Германии специалисты — уважаемые люди, имеют хороший уровень доходов, они всегда востребованы на рынке труда. Причем это не лишает их права получить высшее образование.

Экзамены, которые сдают абитуриенты из гимназии, могут сдать и выпускники обычной школы. Если не хватает знаний, можно пойти на вечерние курсы. Молодые немцы любят учиться — иногда это затягивается до 30 лет. Тем более что государство на обучение ежемесячно, до 27 лет, выделяет 191 евро родителям. Как только «ребенок» перестает учиться — выплаты прекращаются.

Дачи и частный сектор

У «гэдээровских» немцев очень популярны дачи. Они представляют собой совершенно крохотные участки, на которых помещается мини-домик, барбекю и цветник. На дачи берлинцы любят приехать в выходные, попить пивка, шашлык пожарить. Огородов, теплиц там нет — только цветы.

Частный сектор — Grunewald, считается официально пригородом, но по факту это Берлин, там есть метро. Кстати, оно работает круглосуточно. Всегда можно доехать в любой район в любое время суток.

Чтобы купить дом или участок под строительство, многие берут кредит в банке. Для этого необходимо внести минимум 10−30% от стоимости своих средств и еще 10% от этой суммы нужно иметь на оформление документов, налоги. Кредиты очень выгодны — обычный процент по кредиту 1,2% в год. Но банк может при определенных условиях снизить ставку до 0,8%. И выплачиваются такие кредиты 30 лет.

Страховка на все случаи жизни

Многие удивятся, но берлинцы не поймут назначения нашего учреждения «поликлиника». Вместо этого у них есть свой частный врач, при обращении к которому он или сам назначает лечение, или выписывает направление в больницу. Это, естественно, не бесплатно, но покрывается страховкой.

— За медстраховку я плачу 200 евро в месяц, еще часть доплачивает профсоюз творческих работников, — говорит Анна. — Есть еще один интересный вид страхования — своей ответственности. Это на тот случай, если я или мой ребенок нанесет какой-то ущерб — разобьет что-то, сломает, затопит, порвет. Страховка недорогая, примерно 120 евро в год. Я не знаю ни одного немца, у которого нет такой.

Если немец работает, то медстраховку за него платит работодатель. Безработные получают социальную помощь, государство оплачивает страховки.

— Здесь не так страшно лишиться работы, — говорит Анна. — Государство никого не считает иждивенцем или тунеядцем. Наоборот, в трудный период оно всегда поможет.

Нужные услуги в нужный момент