• Экспертиза
  • От застройщика
  • Строительство
  • Аренда
  • Офтоп
  • Деньги
  • Интерьер, дизайн, ремонт
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  • ЦЕНА НА КВАРТИРЫ

Офтоп


/ /

Частный сектор в границах улиц Окрестина - Пермской - Талаша один из немногих, которому не угрожают скорым сносом. По крайней мере в списках сноса до 2030 года домов нет. Возможно, поэтому живущие здесь минчане с порога заражают своим спокойствием: никто никуда не торопится, все наслаждаются природой и сажают огороды.

REALTY.TUT.BY прогулялся по частному сектору и понял, почему он так хорошо вписывается в настоящий «Одноэтажный Минск».

«Про „сражение“ на Уманской помним, но сами так не готовы»

В частном секторе очень тихо, несмотря на то, что одна его сторона примыкает к проспекту Дзержинского. Возможно, потому что с противоположной стороны частного сектора большой старый парк.

Одна из улиц, где стоят частные дома, была названа в честь Героя Советского Союза летчика Бориса Окрестина. Родился и вырос он в Москве, но во время войны участвовал в освобождении Беларуси. Был подбит во время ликвидации немецкой группировки, которая прорывалась из минского «котла», в 1944 году. Его имя получила улица в Минске, Лиде и столичная школа № 65.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В частном секторе говорить о своих домах хотят не все. Первая встреченная нами жительница отмахивается, отправляет к соседям — мол, у тех и огород красивее, и время есть:

— Да что про него говорить. Вон, автохлам тут стоит на каждой улице, такой у нас частный сектор, — вздыхает бабушка и показывает нам машины, колеса которых «вросли» в дорогу. — Идите вон к соседке, у нее цветы цветут, красота. А я в магазин пойду, некогда мне.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Хозяйка цветущих клумб Татьяна встретила нас более дружелюбно. Женщина говорит, что люди тут в основном отзывчивые. А тишина, которая разливается по частному сектору, — его главное преимущество, за которое его и любят: ни громких историй тут не было, ни скандальных сносов. Хотя историю выселения «дома с плакатами» на Уманской, чьи хозяева судились с городом за достойную компенсацию много лет, помнят. Но сразу говорят: если их придут сносить, они так сопротивляться не будут.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Нам очень жалко свои дома, и в квартиры мы переезжать не хотим, но если застройщик придет, куда денемся? Здоровье свое дороже, чем эти квадратные метры, — говорит Татьяна.

Женщина живет в частном секторе всю жизнь. Участок получали ее родители в 1957 году, тогда этот квартал был окраиной города. Семья построила времянку — маленький деревянный домик, который до сих пор стоит на участке возле основного большого дома.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— У нас тут было троллейбусное кольцо, на нас город и заканчивался. А потом начали строить, застраивать улицы рядом. Вот проспект построили. И хоть он у нас за забором, совсем не мешает, — говорит Татьяна. — Мы всю жизнь тут прожили, сажали что-то, выращивали. Картошку вот сейчас сажаем — хорошо, когда все свое.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

О сносе в частном секторе говорили, как вспоминают местные, еще лет 30 назад. Но поскольку над домами летали самолеты, идущие на посадку или взлетающие из аэропорта на Аэродромной, строить многоэтажное жилье здесь было запрещено. Потенциальный инвестор нашелся пару лет назад. Но проект застройки он так и не разработал и вопрос компенсации, конечно, тоже не обсуждал. Позже местных успокоили: до 2020 года точно не снесут.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Прямо за забором — проспект Дзержинского. Мама Татьяны сажает картошку.

— А мы и рады. У нас столько денег и сил в дома вложено, что расставаться с этим было бы обидно. Одни котлы чего стоят, — говорит Татьяна. — Хотя все тут живут по-разному: кто-то дом поддерживает, у соседа Игоря — он совсем одинокий, да еще инвалид, и участок заброшен, тяжело ему управляться. Но частный сектор у нас очень дружный, мы все поддерживаем друг друга как можем.

«Хочется, чтобы внуки здесь выросли»

Новыми домами или современными коттеджами частный сектор не выделяется: дома здесь построены давно, но добротно. Есть и совсем заброшенные - в глубине улиц. Участки переплетены между собой: на первый взгляд кажется, что пройти к некоторым домам можно только через чужие огороды. Но если присмотреться, оказывается, что у улиц есть повороты, через которые аккурат попадаешь к нужной калитке.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

У холма, по которому идет проспект Дзержинского, стоит несколько цветных домиков. В одном из них — с резной крышей и красивым крыльцом — больше полувека живет семья Олимпии Васильевны.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Я участок получала больше 55 лет назад. Просила под строительство дома, мне его и дали. Шесть соток всего, но дом построить смогли, детей вырастили, внуков растим, — говорит хозяйка. — Муж мой столяр был хороший, сам все и сделал в доме. Я огородом раньше занималась, теперь уже здоровья нет, а молодежи моей не надо это. Вот розы, видите, красивые раньше были, теперь у меня нет сил их досматривать, потому и высохло все. Но у нас тут хорошо, даже проспект этот не мешает. Хочется, чтобы внуки и их дети тоже здесь выросли.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Стоит на Окрестина церковь - христиан адвентистов седьмого дня. Местные среди прихожан там есть, но не очень много. Приезжают сюда со всех концов города.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BYОбщаться в церкви особо не хотят, но говорят, что работать тут хорошо: в частном секторе спокойно и люди открытые.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Да мы в центре города живем и еще в своих домах, чего жаловаться? — говорит местная жительница Галина Игоревна. — Проспект мы не слышим, огороды сажаем, живем дружно. Сами все коммуникации себе провели, так что все удобства давно в доме. Нам бы только с дорогой помогли: а то половину улицы закатали в асфальт, а оставшиеся 30 метров у моего и соседского забора бросили. Странный ремонт у них. Но мы и без него как-то проживем, лишь бы не трогали.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

0058353