• ЦЕНА НА КВАРТИРЫ

Офтоп


/ /

Дому на проспекте Независимости, 27а (раньше его от Октябрьской площади закрывало здание музея ВОВ) в этом году исполнится сто лет. За этот век он несколько раз сменил прописку (менялись названия улицы. — TUT.BY), пережил войну, три капремонта, был «исторической ценностью» и вот дожил до юбилея. Здесь до сих пор живут те, кто помнит землянки, что были напротив их подъездов, жизнь в коммуналке, воду из водокачки, банные дни на Марьевской и тот удивительный случай, когда в начале 50-х сюда приезжал американец, хотел выкупить весь дом и все искал клад под аркой.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Сестра нашла снаряд, а мальчишки его украли и взорвали в погребе — страшная была трагедия»

В начале войны этот дом получил второй шанс на жизнь: во время первой бомбежки Минска в него попала бомба, но не уничтожила полностью, поврежденную часть после войны восстановили.

О том, что дом приблизился к юбилейной дате, можно догадаться лишь по паспорту на фасаде, где указан год постройки — 1917. Но есть нюанс: практически все дома дореволюционной постройки имеют на табличках именно такую дату, символическую. Дом, конечно же, построен раньше. Местные жители рассказали, что именно там, где находится второй подъезд, и есть «столетняя» часть дома.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Эта часть дома уцелела во время бомбежки Минска

Известна она еще и тем, что тут до 1941 года жила семья подпольщицы Ольги Щербацевич, той самой, что вместе с 16-летним сыном Володей помогала раненым красноармейцам убегать из плена, прятала их в своей квартире. 26 октября 1941 года Володю Щербацевича и еще 11 подпольщиков повесили на арке дрожжевого завода — они стали одними из первых жертв публичной казни в оккупированном немцами Минске.

postkomsg.com
На фото (слева направо) — Кирилл Трус, Мария Брускина, Володя Щербацевич. Фото: postkomsg.com

— Мы поселились в этом доме в 1943 году, и Володю я уже не застала, но эту страшную казнь помню, — рассказывает местная жительница Нелла Галынкина. Ей тогда было двенадцать лет. — До этого мы жили на пересечении улиц Карла Маркса и Ленина. Прибежали с сестрой из парка Челюскинцев, а вместо нашего дома — воронка. Первое время жили по подвалам. Потом кто-то сказал, что есть уцелевший дом. Пришли и остались тут навсегда. Соседи этажом выше вообще в землянке жили, что была напротив нашего дома. Их сын, Виталий, и сейчас живет в квартире надо мной. Землянок этих тут в войну было много. Одна вон там, где под тополем земля просела, другая — где ресторан «Гости».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Место, где, по словам местных жителей, были землянки.

По словам Неллы Михайловны, во время войны первый этаж дома занимали немцы — там у них были курсы поваров.

Фото: TUT.BY
Послевоенный снимок сестер Галынкиных. Нелла — справа.

— Мы в войну страшно голодали. Бегали часто на татарские огороды, рвали там все, что попадется, и бежали домой по крышам. Еще ходили в парк Челюскинцев, где стоял немецкий гарнизон. Знали, что немцы за ведро воды давали кусочек хлеба. Мальчикам, правда, не везло: их зачастую гнали прочь со словами «маленький партизан». К девочкам относились проще. Поэтому мы, бывало, день напролет воду таскали. Соберем эти кусочки хлеба, идем домой и по пути нашим военнопленным отдаем. Так их жалко было, что себе почти ничего не оставляли…

Фото: TUT.BY
До войны Нелла успела закончить только два класса. Снимок сделан в первые годы после войны. Нелла на переднем плане (справа).

Была в этом доме и еще одна трагедия, связанная с войной.

— Сестра с мальчишками нашла снаряд, — рассказывает Нелла Михайловна. — Хорошо, что был дождь, — мы, девочки, спрятались в доме, играли в резиночки на лестничной площадке. А мальчишки утащили снаряд, отнесли в погреб (у нас тут перед домом были погреба, потом еще и сараи) и стали лупить по нему молотком. Снаряд разорвался, двое мальчиков погибли. Горе у родителей было страшное…

Фото: TUT.BY
Нелла с сестрой Тамарой

Бывшие коммуналки, утраченный статус и неожиданный визит американца

Сейчас уже от сараев ничего не осталось — их снесли в 2007 году. Изменения коснулись и дома, но намного раньше. Изначально тут были коммунальные квартиры. Во время последнего капремонта, который тут проводили в 1987 году, длинные коридоры разбили на дополнительные комнаты, провели газ, оборудовали санузлы — у людей появилось полноценное жилье. Во втором подъезде осталось несколько квартир в качестве подменного фонда для погорельцев и тех, чьи дома ремонтируют.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Нелле Галынкиной при расселении досталась двухкомнатная квартира на втором этаже в первом подъезде. А до этого она жила этажом ниже, там, где сейчас живет ее бывшая соседка по коммуналке Раиса Викторовна. Она согласилась показать нам свою квартиру — бывшую коммуналку.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Раиса Викторовна

— Тут на общей кухне жило четыре семьи, — рассказывает Раиса Викторовна. — Там, где сейчас моя кухня, жила семья Неллы Михайловны. Воду тогда брали из водокачки, газ был в баллонах, мыться ходили в баню на Марьевскую, возле кинотеатра «Мир». Это уже потом, после капремонта и расселения, у нас появились все блага.

В этом же подъезде живет и Людмила с дочерью.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Она переехала сюда в 2003 году, когда дом еще считался историко-культурной ценностью. Людмила вспомнила интересную историю:

— Нелла Михайловна рассказывала, что в 50-е годы сюда приезжал американец, хотел выкупить этот дом и все клад какой-то искал. Но вы лучше у нее уточните.

Нелла Михайловна подтвердила: было и такое.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Где-то здесь была та самая арка, которую искал американец

— Насколько я помню, он приехал за наследством. Говорил, что этот дом строил его отец, у которого в Минске была своя фабрика. Еще все интересовался, на каком именно месте была арка (а она действительно когда-то была у дома), мол, там золото спрятано. Но так он и уехал, ничего никому не доказал.

Еще один интересный факт обнаружился во втором подъезде. Местная жительница Наталья показала разницу между столетней частью дома и восстановленной.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Все просто: это потолки! В старой части они в отличие от первого подъезда четыре метра. Чтобы повесить шторы, нужна стремянка, — улыбается хозяйка.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Наталья рассказала, что купила тут квартиру в 2000-е годы, когда дом еще имел статус исторической ценности.

— У меня где-то даже охранная грамота есть, — достала папку с документами Наталья. — Но вот что-то найти не могу. Впрочем, сейчас, когда дом утратил статус исторической ценности, смысла в этом документе уже нет.

По этому поводу нашелся любопытный факт. В 2003 году жильцы дома обращались к столичным властям через «Белорусскую деловую газету»:

«Мы, жильцы дома № 27-а по пр. Ф. Скорины, просим осветить в вашей газете следующий вопиющий факт. Наш дом — одно из самых старейших зданий Минска, памятник архитектуры XIX века. Он является последним из сохранившихся исторических сооружений по бывшей Юрьевской улице. Дом сохранил оригинальный декор фасада. По некоторым сведениям, здесь жил известный белорусский поэт Янка Лучина. В годы Великой Отечественной войны в нашем доме находилась явочная квартира Минского подполья. И вот это историческое сокровище городская администрация собирается стереть с лица земли, а на его место поставить современный элитный дом. Хотя большой дом можно сюда втиснуть, разве только смазав вазелином. Нас, собственников, попросили продать свои квартиры. Да подешевле. После этого мы начали писать во все городские инстанции, но получали в ответ ничего не значащие отписки. Оказалось, что граждане нашего государства находятся на самом последнем месте у наших чиновников. У жильцов даже не поинтересовались, устраивает ли нас такой вариант. Мы оказались заложниками бездумной хозяйственной политики. Помогите нам сохранить наш дом, нашу собственность и памятник архитектуры».

Дом не снесли, элитное жилье тут не появилось. Но статус историко-культурной ценности исчез и не восстановился. В ЖЭУ № 2 Центрального района, которое расположено на первом этаже этого самого дома, нам подтвердили: здание № 27А утратило статус исторической ценности.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Жалко, конечно, что так все повернулось, — рассуждает Нелла Михайловна. — Ведь дом этого статуса лишали в надежде, что его можно будет без проблем снести и построить на его месте что-то современное. Но будет, чувствую, как с этим музеем (старое здание музея ВОВ на Октябрьской площади. — Прим. TUT.BY): снесли, ничего толкового взамен не построили…

Нужные услуги в нужный момент
-47%
-13%
-40%
-30%
-10%
-50%