• ЦЕНА НА КВАРТИРЫ

Офтоп


/ /

С витебской пенсионеркой Верой Огородниковой мы познакомились на митинге против декрета о тунеядстве. «Вы пресса, да? А придите к нам, посмотрите, что творится в нашем доме 1947 года постройки, какой бардак оставили после себя рабочие, которые делают ремонт. Мы уже просто не знаем, куда еще обращаться и кому жаловаться. Никто нас не слышит, все чиновники от нас отмахиваются!»

Фото: Игорь Матвеев

Дом № 1 на улице 5-й Кооперативной находится в индустриальном районе Витебска — возле маслоэкстракционного завода и фабрики-банкрота «КИМ». В нем 13 квартир, еще несколько помещений занимает пункт охраны правопорядка.

С виду — вполне аккуратное здание приятного светло-зеленого цвета.

— Красиво только снаружи. Капремонт в нашем доме идет уже несколько лет. Вначале нам отремонтировали крышу, чердак, поставили новые окна. А прошлым летом пришли менять трубы. Пойдемте, покажу, что из этого получилось, — приглашает Вера Огородникова. И ведет нас к соседке — жительнице квартиры № 1 Людмиле Олехнович.

— В апреле 2016 года я сделала ремонт в квартире, а в июле ко мне пришли рабочие. Сказали: «Поменяем трубы, и у вас будет горячая вода». В итоге все разбомбили и ушли, — рассказывает женщина. — Санузел, отделанный сайдингом, где было аккуратно и чисто, превратился в абы что. Вот эта «лепешка» (женщина показывает на большой кусок штукатурки на потолке. — Прим. TUT.BY) того и гляди свалится на голову. Уходя, они эту «лепешку» еще и фанерой подперли. Я потом подпорку убрала, так как она мешала. Горячей воды нет. А раньше в моей квартире она была. Но бойлер, который у меня тут висел, сняли. Я его унесла в сарай. Выяснилось, что для того чтобы была горячая вода, нужна бойлерная. Но если ее нет, зачем тогда вообще затевали все эти работы? Теперь мне приходится нагревать два ведра воды и таким образом мыться. Пол взорвали, и кот теперь ходит в туалет прямо в дырку возле трубы. Это пародия, а не капремонт!

Фото: Игорь Матвеев
Людмила Олехнович показывает «лепешку» на потолке

Фото: Игорь Матвеев

Людмила Алексеевна много лет отработала на маслоэкстракционном заводе. В доме по соседству с родным предприятием живет 30 лет.

— Вначале это была «коммуналка». Мне сразу дали здесь одну комнату, потом умерли соседи, и мне досталась и их комната. Дом старый, на кухне раньше печка стояла, — вспоминает Людмила Олехнович.

В коридоре у пенсионерки стоит стиральная машина, но пользоваться ею она опасается:

— Половицы поотрывали, и я боюсь, что пол вообще провалится. Если и стираю на машинке, то, когда она разгон возьмет, стою и держу ее руками, представляете?!

Фото: Игорь Матвеев
Стирать пенсионерке нередко приходится вручную

По словам жительниц дома, коммунальники сразу обещали исправить все недоделки в конце августа — в сентябре.

— Но потом сказали: «Сами все делайте, за свой счет. Мы ничего делать вам не должны», — говорит Людмила Олехнович.

Пол подняли, но так и не прибили потом и на лестничной площадке, возле квартир. «Черт его знает, что они тут делали. Наверное, тоже какую-то трубу прокладывали», — предполагают женщины.

Фото: Игорь Матвеев

Фото: Игорь Матвеев
Женщины рассказывают, что многие люди по возможности съезжают из старого дома, так как здесь нет нормальных условий для жизни: «Семья с двумя детьми живет с родственниками, другие соседи — в деревне»

— Мы живем тут, как в каменном веке. Вы где-нибудь еще видели в подъездах деревянные лестницы? Да нам платить должны, что мы живем в таком доме. Власть нас не слышит. Отмахиваются от нас, как от надоедливых тараканов. Кто нам поможет? Есть ли хоть кто-то, кому есть до нас дело? Может, это внуки пленных немцев, которые строили этот дом? Может, они каким-то образом узнают про наш горемычный город Витебск? Больше надеяться не на кого, — рассуждает Людмила Алексеевна.

Жительница квартиры № 1 заявляет:

— Все, мое терпение кончилось! Теперь хотят прийти менять батареи. Но я не дам этого делать. Никого в квартиру не впущу. Если впущу, то при одном условии: после заключения договора, где будет указано, какие работы и в какие сроки обязуются мне выполнить. Чтобы потом не было, что сняли девять секций батарей, а поставили три.

Фото: Игорь Матвеев
Деревянная лестница в доме 1947 года постройки

Идем в следующий подъезд, в квартиру № 12 на втором этаже — в гости к Вере Огородниковой.

Мебель в зале накрыта полиэтиленом. Хозяйка объясняет:

— Я постоянно жду, что придут рабочие, вот и накрываю мебель каждое утро — на всякий случай.

Женщина показывает на сеть трещин на потолке:

— Потрескался потолок, когда делали крышу.

Ситуация в санузле здесь похожа на ту, которую мы видели в квартире Людмилы Олехнович.

Фото: Игорь Матвеев
Вера Огородникова живет в состоянии перманентного ремонта
Фото: Игорь Матвеев
Трещины на потолке в квартире № 12

Но больше всего Веру Ивановну расстраивает, что у нее не будет горячей воды.

— В ЖРЭТ мне так сказали: «Вам не повезло — мыться вы не будете». То есть, когда этот капремонт все же завершат, горячая вода появится лишь у жителей квартир на первом этаже, а на втором, где живу я, — нет.

Фото: Игорь Матвеев

За ответом на свой вопрос — доделают ли рабочие начатое, жители дома обращались в разные инстанции.

В письме за подписью главного инженера ЖРЭТ Витебска Натальи Бакштай, которое жильцы получили в августе 2016-го, говорилось, что «в настоящее время в квартирах ведутся сварные и санитарно-технические работы, после завершения которых будет восстанавливаться нарушенная отделка квартир».

Чиновники уведомили людей, что в их доме предусмотрены следующие виды работ: замена сетей отопления, холодного водоснабжения и канализации, оборудование теплового пункта, устройство системы горячего водоснабжения.

В июле-августе 2016 года подрядчик «Витэк» предприятия «Витебскоблремстрой» заменил внутридомовые сети холодного водоснабжения и канализации. Для получения доступа к ним в квартирах демонтировали пол и отделку в санузлах.

В декабре от Натальи Бакштай пришло новое письмо, и про восстановление отделки квартир в нем уже ничего не говорилось. «Завершение работ на объекте (замена системы отопления и оборудование индивидуального теплового пункта) запланировано на 2-й квартал 2017 года после окончания отопительного сезона», — сообщила главный инженер ЖРЭТ.

— Вот скоро закончится паровое отопление, и к нам должны прийти и продолжить ремонт. Я поинтересовалась в ЖРЭТ: «Доделают ли мне трубы в санузле?». Нет, ответили мне, рабочие только поменяют батареи. Но, спрашивается, зачем, не доделав одну работу — с трубами, браться за вторую? Мои соседки, бабушки, которым по 90 лет, даже не открывают дверь этим рабочим. А я поверила им, впустила, в надежде, что будет горячая вода. В результате — ни воды, ни порядка в квартире, — возмущается Вера Огородникова.

Фото: Игорь Матвеев
Двор дома № 1 на улице 5-й Кооперативной