• ЦЕНА НА КВАРТИРЫ

Офтоп


/

Напряженность на площадке у дома № 49 по Мирошниченко, где начали строить бизнес-центр, не спадает: палатку «Молодого фронта», решившего воспрепятствовать стройке, со стройплощадки убрали, территорию огородили. Но активисты не сдаются и призывают всех прийти и выступить против строительных работ. Пока одни физически противостоят строителям, другие городские активисты ждут письменных ответов от властей на официальные запросы. И протестующие сходятся в одном: город продал с аукциона участок, который входил в охранную зону Куропат. REALTY.TUT.BY попытался разобраться в ситуации.

С чего начался конфликт?

История вокруг площадки у обычной девятиэтажки в Зеленом Луге началась на прошлой неделе, когда во дворе дома начали рубить деревья. Выяснилось, что площадку готовят под строительство пятиэтажного бизнес-центра с магазинами. Местные жители вышли на защиту зеленой зоны. Они уверяют, что копать и что-то строить в этом месте нельзя: рядом лесной массив Куропаты, в котором расстреливали жертв сталинских репрессий. Точных границ урочища никто не знает. Раскопки здесь, по словам защитников участка, не проводились, поэтому, вполне возможно, в земле лежат человеческие останки. Даже если под площадкой нет захоронений, через нее могли вести на расстрел.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Активисты "Молодого фронта" в понедельник пришли на стройплощадку с палаткой, чтобы помешать строителям вести работы
Фото: Вадим Замировский

Почему стройка задела за живое?

Куропаты — лесной массив, где в 30-е — начале 40-х годов XX века НКВД проводил массовые расстрелы. Точное число жертв неизвестно: по разным оценкам, здесь может быть захоронено до 250 тысяч человек. С 1993 года урочище Куропаты внесено в Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь как место захоронения жертв политических репрессий. Куропаты имеют статус историко-культурной ценности первой категории.

Вокруг комплекса есть охранная зона, строить в которой нельзя. После нее идет зона регулирования строительства, где строить можно, соблюдая отдельные условия.

Первый раз защищать историческое место белорусы выходили в начале 2000-х годов, когда расширяли МКАД. Активисты и горожане выступали категорически против того, чтобы кольцевая дорога пошла по захоронениям. Противостояние длилось несколько лет: горожане здесь устанавливали деревянные кресты, памятные знаки и палатки, в которых дежурили защитники урочища.

Второй раз волну гнева вызвало строительство возле Куропат ресторанного комплекса «Бульбаш-холл», на который город дал разрешение в 2012 году. Постройки комплекса попадали в охранную зону урочища, да и вообще строительство увеселительного заведения рядом с местом массовых расстрелов показалось горожанам неуместным.

Пока шли разбирательства, Минкульт принял решение об уменьшении охранной зоны со 100 до 50 метров, ровно до ограждения развлекательного комплекса. В итоге получилось, что постройки комплекса в охранную зону больше не попадают и сносить их застройщику не придется. Историки и общественность возмущались, но комплекс остался стоять. Его переименовали и достроили в 2015-м, но он не работает до сих пор.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Так выглядел экс-"Бульбаш-холл" в апреле 2015 года
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Так входит участок в охранную зону или нет?

До 2014 года этот участок и правда входил в охранную зону Куропат, которую устанавливало Министерство культуры. Когда охранную зону решили «подвинуть» ради экс-«Бульбаш-холла», заодно «отрезали» и по другую строну МКАД возле дома № 49 на Мирошниченко.

Город продал участок у дома № 49 с аукциона в июне 2013 года, а решение о сокращении границ охранной зоны Куропат Научно-методический совет при Минкульте принял в ноябре. Такое решение, конечно, не принимается за один день, а готовится несколько месяцев. То есть можно предположить, что к моменту выделения этого участка как инвестиционного город уже знал о будущем решении вывести его из охранной зоны.

Карта охранной зоны, утвержденная в 2014 году
Так охранная зона выглядела до 2014 года. Участок, выделенный кружком, — место строительства бизнес-центра

То есть застройщик ни в акте выбора земли, ни в регистрационных документах прочитать об охранной зоне не мог.

Какова вероятность, что на участке могут быть  человеческие останки?

— Вероятность найти захоронения велика. Потому что карт-схем нет, КГБ информацию не выдает, и места захоронения историки и археологи определяют неточно, а границы могут отличаться от предположительных на 200−300 метров. Даже когда строили дома в Зеленом Лугу, не факт, что ничего не нашли, — говорит Игорь Кузнецов, исследователь сталинских репрессий в стране, кандидат исторических наук. — Поэтому необходимо соблюдать строгие нормативы: началу любого строительства должна предшествовать археологическая экспертиза, которую здесь не провели. А то, что застройщик уверяет, что местность проверяли, когда закладывали здесь сети и кабели, ничего не значит: могли найти, убрать и забыть. Если же возник спорный вопрос, то стройка однозначно должна быть остановлена, археологи должны изучить местность и сказать, что захоронений там нет.

Кто сейчас борется против строительства?

Сначала площадку освободили от деревьев — на это среагировали местные жители. Когда рабочие с техникой приехали, чтобы огородить стройплощадку, они обнаружили на ней палатку с бело-красно-белым флагом. Поддержать местных жителей приехали активисты «Молодого фронта». Было несколько стычек с рабочими, за всем наблюдали сотрудники милиции в штатском, но никого не задерживали. На ночь часть активистов осталась ночевать в палатке. Но утром ее демонтировали, забор поставили, и сейчас на площадке ведутся работы.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Активисты не давали строителям установить забор вокруг строительной площадки
Фото: Вадим Замировский

Кроме «Молодого фронта» местных поддерживает общественная кампания «Генплан — для минчан!». Ее активисты утверждают, что строительство ведется незаконно, поскольку не была соблюдена процедура общественного обсуждения и градостроительные вопросы.

— Проект этого объекта начал разрабатываться в 2012 году, в 2013 году застройщик выкупил участок на аукционе, в 2014 году он получил положительное заключение Госстройэкспертизы на проведение работ, — говорит активист кампании «Генплан — для минчан!» Денис Кобрусев. — Это нарушение, поскольку до получения всех этих документов объект должен был проходить общественное обсуждение. Но общественность узнала о стройке только в 2016-м, когда объект включили в общественное обсуждение. Да и провели его тоже с нарушениями.

Стоит отметить: во время общественного обсуждения граждане просто… не заметили этот объект в проекте. Общественное обсуждение закончилось в ноябре. Комиссия вывесила протокол, в котором сказано, что в проект внесут изменения. Но только по тем пунктам, против которых возражали местные жители: из него исключат строительство кафе, магазина, взрослой и детской поликлиник. Все остальные стройки, включая бизнес-центр, решили оставить. Активисты же считают, что застройщик поторопился: пока проект не утвержден, строить нельзя.

22 февраля активисты планируют отнести в Мингорисполком письменное требование приостановить строительство. Под ним уже подписались 600 человек.

Нужные услуги в нужный момент